Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

ни одной команды, тоже; офицеры, постояв для приличия 

секунду-другую, расходятся по одному; наступает мирная, 

сельская тишина... 

Нет-нет-нет, штурману ничего не было, и задача была сдана 

с оценкой "хорошо". 

 

Артюха 

 

Северная Атлантика. 8.20. - по корабельному времени. На 

вахте третья боевая смена. Подводное положение. Вот он, 

центральный пост - кладезь ума и сообразительности. Сердце 

корабля. Командирское кресло в самой середине (сердца), в нем - 

бездыханное тело. Командир. Утром особенно сильны муки; 

промаявшись в каюте, но так и не сомкнув глаз, командир тут же 

теряет сознание, едва его чувствительные центры (самые 

чувствительные) ощутят под собой кресло; съеженный, 

скукоженный, свернутый, как зародыш, едино-начальник (над ним 

только Бог)! Командира по мелочам не беспокоят. Пока он спит, 

служить в центральном можно; боцман дремлет на рулях: глаза 

закрываются, под веками бегают зрачки; спит; насмотрелся 

фильмов, старый козел, ни одного не пропустит. Вахтенный офицер 

наклоняется к нему: "Бо-ц-ма-ан... Гав-ри-лыч..." - 

"Да-да-да..." - говорит Гаврилыч и опять засыпает. Но зато он 

чувствует лодку до десятых долей градуса. Вахтенный механик 

бубнит что-то, уткнувшись в конспект; инженер-вычислитель, 

покосившись на командира, осторожно дергает акустиков раньше 

времени с докладом: "А-ку-с-ти-ки..."; те понимают, что раз 

дернули заранее, значит командир спит, и, чтоб не будить 

"зверя", шепотом докладывают: "Го-ри-зо-нт чи-с-т..." 

В боковом ответвлении центрального поста, справа по борту, 

рядом со своими клапанами, за пультом сидит старшина команды 

трюмных мичман Артюха, по кличке Леший, - маленький, плешивый, 

паршивый; редкие перья волос разлетелись в разные стороны, в 

них - пух от подушки: прямо с койки на защиту Родины, на 

физиономии - рубцы и полосы. 

В каждом отсеке есть свой юродивый. Артюха - юродивый 

центрального поста. Юродивый - это тот, кому можно говорить 

все, что хочется, за человека его все равно не считают, а 

поскольку выходки его выходят за грань наказуемости и 

нормальности, то они веселят народ. А народ сейчас спит. 

Дремлет народ. 

Артюха начинает устраиваться, зевает, раздирая скулы: 

ай-ай-ой, черт... Нет, нужно встряхнуться, к кому бы 

привязаться? Артюха не жалеет никого, даже командира БЧ-5. Ага, 

вот и он, легок на помине (в центральный 

входит мех), проживет лет ото, хоть на вид 

этому зайцу лет триста. Бэчепятый входит осторожно, чтоб 

не загреметь, и сгоняет вахтенного инженер-механика с 

.нагретого места: "Иди, займись компрессорами"; сев, бэчепятый 

с минуту смотрит тупо, седой как лунь болотный, сип 

белоголовый, под веками - куски набрякшей кожи, оттяни - так и 

останется висеть, как у больного холерой. И ни одна холера его 

не берет. Артюха подглядывает за бэчепятым. Тот моментами 

роняет голову на грудь: хронический недосып, поражен, поражен, 

бродяга. Вчера эта тоскливая лошадь командовала аварийной 

тревогой, пустяковое возгорание, но трус! мать моя 

орденоносная, кромешный! Бегал, орал, махал, кусал, обрывал 

"каштан". Все носились бестолковые, от неразберихи запросто 

могли и утонуть. Не приходя в сознание, бэчепятый принимает 

доклады из отсеков, подбородок его покоится на груди, глаза 

закрыты, волосы разметаны, только руки наощупь переключают 

"каштан". Спит. 

- Товарищ капитан второго ранга, - вырывается у Артюхи. 

Когда его "заносит", он и сам удивляется тому, что 

говорит: 

- Товарищ капитан второго ранга, а я знаю, почему вы такой 

седой. 

- А? - просыпается механик. - Что? А? Седой? 

Ну? - С интересом: - Отчего? 

- А... от. трусости... Бэчепятый, проснувшись 

окончательно, багровеет, 

наливаясь витаминным соком; инерционность у него 

огромная. Наконец: 

- Артюха! - верещит он. - Артюха!.. 

- А чего? - говорит тот. - Я ничего... Я читал... 

в "Химии и жизни"... Артюха мгновенно становится дураком, 

лупоглазит, 

все просыпаются и уже давятся от смеха. 

- Артюха! - верещит бэчепятый, все-таки долго 

у него в организме идут процессы. - Со-ба-ка... 

- Мы-ы-ы... - от визга механика просыпается командир; он 

открывает глаза - в них туман новорожденного. 

Бэчепятый резво оборачивается к нему, смотрит испуганно, 

напряженно, с тоскливой надеждой, только бы не разбудить, а 

то... 

- Ы-ы-ы... - командир закрывает глаза, морщится, 

страдает в истоме, жует причмокивая, брови его вдруг 

хмурятся грозно-грозно. 

Бэчепятый смотрит зачарованно, смотрит-смотрит, оторвав 

зад от стула, в испарине привстав. Лоб у командира 

разглаживается, застывает, коченеет, закоченел. Фу! Бэчепятый 

садится, плечи у него опускаются, он поворачивается и снова 

видит Артюху, про которого он уже успел забыть, у того вид 

деревенского дурня. 

- В! 0! Н! В-о-н от-сю-да!!! А начальника твоего сюда, 

сюда, мама ваша лошадь, сюда! - шипит механик. 

Артюха исчезает. Центральный после его выходки - бодрый, 

как после кофе: боцман на рулях, инженер - на карте, вахтенный 

офицер - во главе торчит, бэчепятый, поскуливая, ждет Артюхина 

начальника, командир - без чувств, корабль плывет - все при 

деле. 

 

Кислород 

 

- Химик! В качестве чего вы служите на флоте? В качестве 

мяса?! 

Автономка. Четвертые сутки. Командир вызвал меня в 

центральный, и теперь мы общаемся. 

- Где воздух, химик? 

- Тык, товарищ командир, - развожу я руками, - пошло же 

сто сорок человек. Я проверил по аттестатам. А установка... (и 

далее скучнейший расчет) а установка... (цифры, цифры, а в 

конце) ...и больше не может. Вот, товарищ командир. 


Страница 48 из 108:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47  [48]  49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"