Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

негодяи, а матросы называли его Мухомором, потому что рядом с 

ним не хотелось жить. 

Он любил повторять: "Нас никто не поймет" - и обладал 

вредной привычкой общаться с личным составом. 

- Ну, как наши дела? - произносил он перед общением 

замогильным голосом восставшей совести, от которого живот 

начинал чесаться, по спине шла крупная гусиная кожа, а руки 

сами начинали бегать и хватать сзади что попало. Хотелось тут 

же переделать все дела. Однажды мы его сварили. Вам, конечно 

же, будет интересно узнать, как мы его сварили. А вот как. 

- Ну, как наши дела? - втиснулся он как-то к нам на боевой 

пост. Входил он всегда так медленно и так бурлачно, как будто 

за ним сзади тянулся бронированный хвост. 

В этот момент наши дела шли следующим образом: киловаттным 

кипятильником у нас кипятилось три литра воды в стеклянной 

банке. Банка кипела, как на вулкане. Чай мы заваривали. 

- Ну, как... 

Дальше мы не слышали, мы наблюдали: он запутался рукавом в 

нагревателе и поволок его вместе с банкой за собой. 

Мы: я и мой мичман - мастер военного дела - проследили 

зачарованно их - его и банки - последний путь. 

- ...наши дела... - закончил он и сел; банка опрокинулась, 

и три литра кипятка вылилось ему за шиворот. 

Его будто подняли. Первый раз в жизни я видел вареного 

зама: он взлетел вверх, стукнулся об потолок и заорал как 

необразованный, как будто нигде до этого не учился, - и я 

понял, как орали дикие печенеги, когда Владимир-Солнышко 

поливал их кипящей смолой. Слаба у нас индивидуальная 

подготовка! Слаба. Не готовы замы к кипятку. Не готовы. И к 

чему их только готовят? 

Наконец, мы очнулись и бросились на помощь. Я зачем-то 

схватил зама за руки, а мой мичман - мастер военного дела - 

кричал: "Ой! Ой!" - и хлопал его зачем-то руками по спине. 

Тушил, наверное. 

- Беги за подсолнечным маслом! - заорал я мичману. Тот 

бросил зама и с воплями: "Сварили! Сварили!" - умчался на 

камбуз. Там у нас служили наши штатные мерзавцы. 

- Насмерть?! - спросили они быстро. Им хотелось насмерть. 

Мой мичман выпил у них от волнения воду из того лагуна, 

где мыли картошку, и сказал: "Не знаю". За то, что он "не 

знает", ему налили полный стакан. Мы раздели зама и начали 

лечить его бедное тело. 

Он дрожал всей кожей и исторгал героические крики. 

Однако и проняло же его! Мда-а. А проняло его от самой шеи 

до самых ягодиц и двумя ручьями затекло ниже пояса вперед и там 

спереди - ха-ха - все тоже обработало! 

Спасло его только то, что при +28ьС в отсеке он вместо 

нижнего белья носил шерстяной костюм. 

Своя шерсть у него вылезла чуть позже - через неделю. 

Кожа, та тоже слезла, а там, где двумя ручьями затекло, там - 

ха-ха - снималось, как обертка с сосиски, то есть частично 

вместе с сосиской. 

- Ну, как наши дела? - вполз он к нам на боевой пост 

осторожненько через две недели, живой. - Воду не кипятите?.. 

 

Кувалдометр 

 

- Смирно! 

- Вольно! 

В центральный пост атомного ракетоносца, ставший тесным от 

собранных командиров боевых частей, решительно врывается 

комдив, на его пути все расступаются. 

Подводная лодка сдает задачу номер два. Море, подводное 

положение, командиры и начальники собраны на разбор задачи, 

сейчас будет раздача слонов и пряников. 

Комдив - сын героя. Про него говорят: "Сын героя - сам 

герой!" Поджарый, нервный, быстрый, злющий, "хамло трамвайное". 

Когда он вызывает к себе подчиненных, у тех начинается приступ 

трусости. "Разрешите?" - открывают они дверь каюты комдива; 

открывают, но не переступают, потому что навстречу может 

полететь бронзовая пепельница и в это время самое главное - 

быстро закрыть дверь; пепельница врезается в нее, как ядро, 

теперь можно открывать - теперь ничего не прилетит. Комдив 

кидается, потому что "сын героя". 

- Та-ак! Все собраны? - комдив не в духе, он резко 

поворачивается на каблуках и охватывает всех быстрым, злым 

взглядом. 

- Товарищ комдив! - к нему протискивается штурман с 

каким-то журналом. - Вот! Комдив смотрит в журнал, багровеет и 

орет: 

- Вы что? Опупели?! Чем вы думаете? Головой? Жопой? 

Турецким седлом?! 

После этого он бросает журнал штурману в рожу. Рожа у 

штурмана большая, и сам он большой, не промахнешься; журнал не 

закрывает ее даже наполовину: стукается и отлетает. Штурман, 

отшатнувшись, столбенеет, "опупел", но ровно на одну секунду, 

потом происходит непредвиденное, потом происходит свист, и 

комдив, "сын героя", получив в лобешник (в лоб, значить) 

штурманским кувалдометром (кулачком, значить), взлетает в 

воздух и падает в командирское кресло, и кресло при этом 

разваливается: отваливается спинка и подлокотник. 

Оцепенело. Комдив лежит... с ангельским выражением... с 

остановившимися открытыми глазами... смотрит в потолок... рот 

полуоткрыт... "Буль, буль, буль", - за бортом булькает дырявая 

цистерна главного балласта... Ти-хо, как перед отпеванием; все 

стоят, молчат, смотрят, до того потерялись, что даже глаза 

комдиву закрыть некому; тяжко... Но вот лицо у комдива вдруг 

шевельнулось, дрогнуло, покосилось, где-то у уха пробежала 

судорога, глаза затеплели, получился первый вдох, который сразу 

срезонировал в окружающих: они тоже вдыхают; покашливает зам: 

горло перехватило. Комдив медленно приподнимается, осторожно 

садится, бережно берет лицо в ладони, подержал, трет лицо, 

говорит: "Мда-а-а...", думает, после чего находит глазами 

командира и говорит: "Доклад переносится на 21 час... помогите 

мне...", - и ему, некогда такому поджарому и быстрому, 

помогают, под руки, остальные провожают взглядами. На трапе он 

чуть-чуть шумно не поскользнулся: все вздрагивают, дергают 

головами, наконец он исчезает; командование корабля, не подав 


Страница 47 из 108:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46  [47]  48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"