Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

Солнце, как мы уже говорили, играло в ладушки; в каждом 

кубометре ощущалась жизнь! море! брызги! ветер! Легкие, черт их 

раздери, работали! Воздух пьянил. В общем, хотелось орать и 

жить! 

"Ура!" - заорал про себя Фома, да так громко, что то, что 

смогло из пего вырваться, посрывало бакланов с ракетной палубы. 

Фому распирало, он чувствовал, что его понесло; где-то внутри, 

наливаясь, шевелилась, назревала импровизация; вот-вот лопнет, 

прорвется, а лучше сказать - взвизгнув, брызнет веселым соком. 

Подводники ведь игривы как дети! 

Импровизация на флоте - это когда ты и сам не знаешь, что 

ты сейчас совершишь и куда ты, взвизгнув, брызнешь. 

Фома вошел в толпу офицеров, где обсуждался вопрос, может 

ли подводник после автономки хоть чтонибудь или не может. 

- За ящик коньяка, - сказал Фома, наставнически выставив 

палец, - я могу все. Могу даже присесть сейчас двести раз. 

Договорились тут же. 

- Раз! Два! Три! - считали офицеры, сгрудившись в кучу. 

Внутри кучи приседал Фома. 

Он присел сто девяносто девять раз. На двухсотом он упал. 

Улыбку и ноги свело судорогой. 

Так его вместе с судорогой и погрузили на "скорую помощь". 

Лежал он на спине и смотрел в небо, где плыли караваны облаков, 

и ноги его, поджатые к груди, застыли - разведенные, как у 

старого жареного петуха. 

Домой его внесли ногами вперед, прикрыв для приличия 

простынкой. 

- Хос-с-по-ди! - обомлела жена. - Что с тобой сделали?! 

- Леночка! - закричал он исключительно для жены 

жизнерадостно и замахал приветственно рукой между ног. - 

Привет! Все нормально! 

ЧЕЛОВЕК-ВЕХА 

Фома грелся на солнышке. Только что закончился проворот 

оружия и технических средств, и народ выполз покурить, 

подышать. Вот марево! Градусов тридцать, не меньше. В такую 

погоду где-нибудь на юге купаются и загорают разные сволочи, а 

здесь вода восемь градусов, не очень-то окунешься, все-таки 

Баренцево море. 

Я вам уже рассказывал про Фому. Он командир БЧ-5 нашего 

стратегического чудовища. Помните, как он приседал двести раз, 

а потом его унесли под простынкой? Ну так вот: на флоте есть 

"люди-табуреты", "люди-вешалки" и "люди-вехи". На "табуреты" 

можно сесть, на "вешалку" все навесить, а "люди-вехи" - 

это местные достопримечательности. Их просто нельзя не 

знать, если вы служите в нашей базе. 

Фома - это человек-веха. О его выходках легенды ходят. 

На отчетно-выборном собрании, где присутствовал сам ЧВС - 

наш любимый начло флотилии, в самом конце, когда все уже 

осоловели и прозвучало: "У кого есть предложения, замечания по 

ходу ведения собрания?", - раздался бодрый голос Фомы: 

- У меня есть предложение. Предлагаю всем дружненько 

встать и спеть Интернационал! 

. - Что это такое? - сказал тогда ЧВС. - Что это за 

демонстрация? 

- Если вы не знаете, - наклонился к нему Фома, - я вам 

буду подсказывать. 

Однажды Фома шел в штаб, а штаб дивизии помещался на ПКЗ. 

Рядом с Фомой, полностью его игнорируя в силу своего положения, 

шел наш новый начло дивизии капитан второго ранга Мокрицын, со 

связями в ГлавПУРе, высокий, гордый Мокрицын, больше всех 

наполненный ответственностью за судьбы Родины. У него 

даже взгляд был потусторонний. 

Вахтенный у трапа пропустил Фому и не пропустил начло: 

- А я вас не знаю. 

- Что это такое?! - возмутился начло. - Я - начпо! Что вы 

себе позволяете?! Где ваши начальники?! 

- Вот этого капдва я знаю, - не сдавался вахтенный, 

- а вас - нет! 

Фома тогда вернулся и сказал начпо Мокрицыну, акцентируя 

его внимание на каждом слове: 

- Нужно ходить в народ! И тогда народ будет тебя знать! 

Потом Фому долго таскали, заслушивали, но, поскольку он 

уже давно дослужился до "мягкого вагона" - до капдва, 

разумеется, - и никого не боялся, то ничего ему особенного и не 

сделали. 

А как-то в отпуске Фома очутился в Прибалтике. Знаете, 

раньше были такие машинки, инерционные, они сигары сворачивали 

(со страшным грохотом), а деньги нам в отпуск выдают новенькими 

купюрами. Фома гдето добыл такую машинку и вложил в нее пачку 

десяток. Повернешь ручку - тра-та-та, - и выскочит десятка. 

С этой машинкой Фома явился в ресторан. Поел со вкусом. 

- Сколько с меня? 

- Двадцать один рубль. 

Фома открыл портфель, поставил на стол машинку и повернул 

ручку - тра-та-та, - и перед остолбеневшим официантом вылетела 

десятка. Полежала-полежала под его остановившимся взглядом и 

развернулась. Тра-та-та - вылетела еще одна. 

- Еще хочешь? - спросил Фома. Очумевший официант закрутил 

головой. 

- И эти заберите, - осторожненько подвинул Фоме его 

десятки, сказал: "Я сейчас" - и пропал. 

Фома собрал десятки, сложил машинку в портфель и совсем 

уже собирался смыться, как тут его взяла милиция. 

Милиция оттащила Фому в отделение! 

- Ну-ка, - расположилась милиция поудобней, - покажи 

фокус. 

- Пожалуйста, - Фома крутанул аппарат - тра-тата! - и 

вылетела десятка. Милиция смотрела как завороженная. 

Они следили за полетом десятки, как умные спаниели за 

полетом утки. Тра-та-та - вылетела еще одна. Милицейский 

столбняк не проходил. Тра-та-та - получите. 

- А можно, я попробую? - спросил наконец один из 

милиционеров. 

- Пожалуйста. 

- Тра-та-та. 

Тренировались долго. Весь стол забросали десятками. 

Милиция пребывала в небывалом отупении. Замкнуло их. Все 

крутили И крутили, наклонившись вперед с напряженными лицами. 

Фоме тогда объявили выговор за издевательство над 

советской милицией. 

По-прежнему припекало. Рядом с Фомой бухнулись офицеры. 

- Сейчас искупаться бы! 

- А кто тебя держит - ныряй! 

- Не-е, ребята, восемь градусов - это сдохнуть можно. 

- За ящик коньяка, - сказал Фома, - плыву в чем есть с 


Страница 44 из 108:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43  [44]  45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"