Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

вахту. 

Он спал, а командир ходил и ныл - пританцовывая, как 

художник без кисти: так ему хотелось дать чем-нибудь по этому 

спящему великолепию. Не было чем. Везде эта лысина. Она его 

встречала, водила по центральному и нахально блестела в спину. 

Штурман появился из штурманской рубки, шлепнув дверью. Под 

мышкой у него был зажат огромный синий квадратный метр - атлас 

морей и океанов, 

- Стой! Дай-ка сюда эту штуку. Штурман протянул командиру 

атлас. Командир легко подбросил тяжелый том. 

- Тяжела жисть морского летчика! - пропел командир в 

верхней точке, бросив взгляд в подволок. 

Лысина спело покачивалась и пришепетывала. Атлас, набрав 

побольше энергии, замер - язык набок, и, привстав, командир 

срубил ее, давно ждущую своего часа. 

Атлас смахнул ее, как муху. Икнув и разметав руки, Чан 

улетел в прибор, звонко шлепнулся и осел, хватаясь в минуту 

опасности за рули - единственный источник своих благосостояний. 

Рули так здорово переложились на погружение, что сразу же 

заклинили. 

Лодка ринулась вниз. Кто стоял - побежал головой в 

переборку; кто сидел - вылетел с изяществом пробки; в каютах 

падали с коек. 

- ПОЛНЫЙ НАЗАД! ПУЗЫРЬ В НОС! - орал по-боевому ошалевший 

командир. 

Долго и мучительно выбирались из зовущей бездны. Долго и 

мучительно, замирая, вздрагивая вместе с лодкой, глотая воздух. 

С тех пор, чуть чего, командир просто выбивал пальчиками 

по лысине Антон Палыча, как по крышке рояля, музыкальную дробь. 

- Ан-то-ша, - осторожно наклонялся он к самому его уху, 

чтоб ничего больше не получилось. - Спи-шь? Спишь, собака... 

 

Оздоровление 

 

Как ноготь на большом пальце правой ноги старпома может 

внезапно оздоровить весь экипаж? А вот как! 

От долгого сидения на жестком "железе" толстый, желтый, 

словно прокуренный ноготь на большом пальце правой ноги 

старпома впился ему в тело. Это легендарное событие было 

совмещено со смешками в гальюне и рекомендациями чаще мыть ноги 

и резать ногти. Кают-компания ехидничала: 

- Монтигомо Ястребиный Коготь. 

- Григорий Гаврилович до того загружен предъядерной 

возней, что ему даже ногти постричь некогда. 

- И некому это сделать за него. 

- А по уставу начальник обязан ежедневно осматривать на 

ночь ноги подчиненного личного состава. 

- Командир совсем забросил старпома. Не осматривает его 

ноги. А когда командир забрасывает свой любимый личный состав, 

личный состав загнивает. 

И поехало. Чем дальше, тем больше. Улыбкам не было конца. 

Старпом кожей чувствовал - ржут, сволочи. Он прохромал еще два 

дня и пошел сдаваться в госпиталь. 

Медики у нас на флоте устроены очень просто: они просто 

взяли и вырвали ему ноготь; ногу, поскольку она осталась на 

месте, привязали к тапочку и выпустили старпома на свободу - 

гуляй. 

Но от служебных обязанностей у нас освобождают не медики, 

а командир. Командир не освободил старпома. 

- А на кого вы собираетесь бросить корабль? - спросил он 

его. 

Старпом вообще-то собирался бросить корабль на командира, 

и поэтому он почернел лицом и остался на борту. Болел он в 

каюте. С тех пор никто никогда не получал у него никаких 

освобождений. 

- Что?! - говорил он, когда корабельный врач спрашивал у 

него разрешения освободить от службы того или этого. - Что?! 

Постельный режим? Дома? Я вас правильно понял? Поразительно! 

Температура? А жена что, жаропонижающее? Вы меня удивляете, 

доктор! Болеть здесь. Так ему и передайте. На корабле болеть. У 

нас все условия. Санаторий с профилакторием, ядрена мама. А 

профилактику я ему сделаю. Обязательно. Засандалю по самый 

пищевод. Что? Температура тридцать девять? Ну и что, доктор? Ну 

и что?! Вы доктор или хрен в пальто! Вот и лечите. Что вы тут 

мечетесь, демонстрируя тупость? Несите сюда этот ваш градусник. 

Я ему сам измерю. Ни хрена! Офицер так просто не умирает. А я 

сказал, не сдохнет! Что вам не ясно? Положите его у себя в 

амбулатории, а сами - рядышком. И сидеть, чтоб не сбежал. И 

кормить его таблетками. Я проверю. И потом, почему у вас есть 

больные? Это ж минусы в вашей работе. Где у вас профилактика на 

ранних стадиях? А? Мне он нужен живьем через три дня. На ногах 

чтоб стоял, ясно? Три дня даю, доктор. Чтоб встал. Хоть на 

подпорках. Хоть сами подпирайте. Запрещаю вам сход на берег, 

пока он не выздоровеет. Вот так! Пропуск ваш из зоны сюда, ко 

мне в сейф. Немедленно. Ваша матчасть - люди. Усвойте вы 

наконец. Люди. Какое вы имеете моральное право на сход с 

корабля, если у вас матчасть не в строю? Все! Идите! И вводите 

в строй. 

Вот так-то! С тех пор на корабле никто не болел. Все были 

здоровы, ядрена вошь! А если кто и дергался из офицеров и 

мичманов, то непосредственный начальник говорил ему, подражая 

голосу старпома: 

- Болен? Поразительно! В рот, сука, градусник и вакусить. 

Жалуйтесь. Пересу де Куялеру, ядрена мама! 

А матросов вообще лечили лопатой и на канаве. 

Трудотерапия. Профессьон де фуа, короче говоря. Вот так-то. 

Ядрена мама! 

 

В засаде 

 

ОУС - отдел устройства службы - призван следить, чтоб все 

мы были единообразные. Единообразие - закон жизни для русского 

воинства. Но единообразие не исключает своеобразия. 

Капитан первого ранга из отдела устройства сидел в засаде. 

Капитаны первого ранга вообще испытывают сильную склонность к 

засаде, особенно из отдела устройства службы. Капитан первого 

ранга сидел рядышком с дверью КПП - нашего 

контрольно-пропускного пункта. Дверь открывалась, и он пополнял 

список нарушителей. (Ну, то есть он записывал туда тех, у кого 

имеются нарушения в форме одежды: в прическах, в ботинках, в 

носках и в отдании воинской чести.) 

Список с нарушителями должен был к вечеру лечь на стол к 

командующему. О, это очень серьезно, если нужно лечь на стол к 


Страница 29 из 108:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28  [29]  30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"