Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

туда-сюда, пока не уехал первый заместитель главкома. 

 

Ура! 

 

Главком в сопровождении сияющей свиты неторопливо вошел в 

столовую на праздничный обед. 

Дежурный по столовой, в звании мичмана, двинулся ему 

навстречу. К этому он готовился всю ночь, постоянно бормоча 

вполголоса: "Товарищ Адмирал Флота Советского Союза, на первое 

приготовлен борщ по-флотски... Товарищ Адмирал Флота Советского 

Союза..." И вот он, час испытаний. 

- Товарищ адмирал, - мичман не узнал свой голос, - на 

первое приготовлен... 

Главком дослушал рапорт до конца; свита сочувственно 

заулыбалась, потому что мичман назвал главкома просто 

"адмиралом" и все. Это был страшный промах. 

Главкому захотелось, чтоб мичман исправился на ходу и 

назвал бы, наконец, его полное воинское звание. 

- Здравствуйте, товарищ мичман! - сказал главком. 

- Здравия желаю, товарищ адмирал! - сказал мичман. И снова 

промах. 

Главком нахмурился и, демонстрируя безграничное терпение, 

поздоровался еще раз. 

- Здравия! Желаю! Товарищ! Адмирал! - мичмана замкнуло. 

- Однако, - подумал главком и, продолжая держать руку у 

головного убора, поздоровался в третий раз. 

В воздухе повисло молчание. Мичман понял, что что-то не 

так, но он не знал что; на лице его шла упорная работа, шел 

поиск верного решения, и, пока он шел, здесь были все самые 

глубинные процессы рождения человеческой мысли. Мичман 

исчерпался, он ничего не нашел. 

- Ур-ра!!! - вдруг громко, но тонко завыл он, чуть 

приоткрыв искаженный страданием рот. - Ур-раа! Ур-ра!!! 

Через полчаса он уже сидел в комнате отдыха вахты, 

привалившись к стенке и закрыв глаза, взмокший, безразличный, 

осунувшийся. Дрожь в коленях еще долго не унималась. Праздники 

покатились своим чередом. 

 

Пасть 

 

- Пасть пошире открой... Та-ак... Где тут, говоришь, твои 

корни торчат? Ага, вот они... Наш корабельный док бесцеремонно, 

как 

дрессировщик ко льву, залез в пасть к Паше-артиллеристу и 

надолго там заторчал. 

Я бы доку свои клыки не доверил. Никогда в жизни. Паша, 

наверное, тоже, но его так разнесло, беднягу. 

- Пойду к доку сдаваться, - сказал нам Паша, и мы его 

перекрестили. Лучше сразу выпить цианистого калия и не ходить к 

нашему доку. Начни он рвать зубы манекену - и манекен убежит в 

форточку. Не зря его зовут "табуретом". Табурет он и есть. А 

командир его еще называет - "оскотиненное человекообразное". 

Это за то, что он собаку укусил. 

Было это так: пошли мы в кабак и напоили там дока до 

поросячьего визга. До состояния, так сказать, общего нестояния. 

Он нас честно предупредил: "Не надо, я пьяный - дурной", но мы 

не поверили. Через полчаса он уже пил без посторонней помощи. 

Влил в себя литр водки, потом шампанским отлакировал это дело 

и... и тут мы замечаем, что у него в глазах появляется какой-то 

нехороший блеск. 

Первое, что он сделал, - это схватил за корму проплывающую 

мимо кобылистую тетку. Сжал в своей землечерпалке всю ее 

попочку и тупо наблюдал, как она верещит. 

Пришлось нам срочно линять. Ведем его втроем, за руки за 

ноги, а он орет, дерется и показывает нам приемы кун-фу. И 

тащили мы его задами-огородами. На темной улочке попадаем на 

мужика с кобелем. Огромная такая овчарка. 

При виде кобеля док возликовал, в один миг раскидал нас 

всех, бросился к псу, схватил его одной рукой за хвост, другой 

- за холку и посредине - укусил. 

Пес вырвался, завыл, спрятался за хозяина. Он, видимо, 

всего ожидал от наших Вооруженных Сил, но только не этого. 

Док все рвался его еще раз укусить, но пес дикими скачками 

умчал своего хозяина в темноту. Вслед ему выл и скреб задними 

лапами землю наш одичавший док. 

Мы потом приволокли его на корабль, забросили в каюту и 

выставили вахтенного. Он до утра раскачивал нашу жалкую 

посудину. 

- Сложный зуб. Рвать надо, - оказал док Паше, и наш Паша 

сильно засомневался относительно необходимости своего появления 

на свет Божий. Но было поздно. Док впечатал овою левую руку в 

Пашин затылок, а правой начал методично вкручивать ему в зуб 

какой-то штопор. 

- Не ори! - бил он Пашу по рукам. - Чего орешь! Где ж я 

тебе новокаин-то достану, родной! Не ори, хуже будет! 

Паша дрался до потери пульсации; дрался, плевался, мотал 

головой, задрав губу, из которой, как клык кабана, торчал этот 

испанский буравчик. 

Доку надоело сражаться. Он крикнул двух матросов, и те 

залом ал и Пашу в момент. 

У Паши текло изо всех дыр под треск, хруст, скрежет. 

Наконец его доломали, бросили на пол и отлили двумя ведрами 

воды. 

- Все! - сказал ему Табурет. - Получите, - и подарил Паше 

его личный осколок. 

На следующий день в кают-компании Паша сиял счастьем. Щека 

его, синюшного цвета, излучала благодушие, совершенно затмевая 

левый погон. 

Паша ничего и никого не слышал, не видел, не замечал. Он 

вздыхал, улыбался и радовался жизни и отсутствию в ней всякого 

насилия. 

 

Буй 

 

Безобразно и нагло светило солнце; крупные капли росы 

собирались на ракетной палубе в сытые, лоснящиеся лужи; 

отвратительная голубизна призрачной дали рождала в душе гнусное 

желание побывать наконец-таки в отпуске, а воспаленное 

воображение рисовало одну картину омерзительнее другой. 

Родное подводное "железо", битком набитое последними 

судорогами отечественного гения, и естественные прелести 

короткого выхода на подтверждение курсовой задачи, с чудесами 

нашей флотской организации, не вносили существенной коррективы 

в жгучее желание опуститься на четвереньки и кого-нибудь 

забодать. 

Утренняя свежесть по-хамски будила, а загрязненный 

отрицательными ионами воздух казался скользким, как банка 

тушенки. 

Самолет. Мимо пролетел чей-то самолет, жадно объятый 


Страница 25 из 108:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24  [25]  26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"