Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

фамилии. 

Флот силен своими росписями. Где он их только не ставит. 

На каких только бумажках он не расписывается. Особенно в 

журналах инструктажа по технике безопасности. Сколько у нас 

этих журналов инструктажа - этого никто не знает, и 

расписываемся мы за этот инструктаж когда угодно. Поднесут 

журнал в любое время дня и ночи - и расписываемся. Скажут: 

- Вот здесь чиркани, - и чирканешь, никуда не денешься. 

На огромном подводном крейсере шел пряем боезапаса: 

машинка торпедо-погрузочного устройства визжала, как поросенок, 

в тумане, и торпеда ленивым чудовищем сползала в корпус. 

Среди общего безобразия и суетни взгляд проверяющего 

непременно нащупал бы Котьку Брюллова, по кличке Летало. 

Лейтенант и минер Котька был награжден от природы 

мечтательностью - редкое качество среди славного стада 

отечественных мино-торпедеров. 

- Очнитесь! Вы очарованы! - периодически орал ему в ухо 

командир. 

Котька пугался, начинал командовать, и все шло 

наперекосяк. А потом он опять забывался и в мечтах далеко 

улетал. 

И вдруг он испугался самостоятельно, без командира: ему 

показалось, что тот крадется к его уху. Котька ошалело взмахнул 

руками, как дирижер, которого нашло в брюках шило, и одна рука 

его, вместе с рукавицей, попала туда, куда она никак не должна 

была попасть: в работающую машинку. 

Рукавицу затянуло, и Котька заорал. Орал он хорошо, звучно 

и непрерывно. Он орал и тогда, когда все остановили, а руку 

выдернули и осмотрели. 

На звуки Котьки из люка неторопливо выполз толстый 

помощник командира с журналом инструктажа по технике 

безопасности под мышкой. Он был похож на старую, жирную, мудрую 

крысу, бредущую забрать приманку из лап только что прихлопнутой 

мышеловкой товарки. 

- Не ори! - оказал он негромко и мудро, подходя 

непосредственно к Котьке. - Чего орешь? Сначала распишись, а 

потом ори. После этих слов Котька, ошалевший от боли, почему-то 

перестал орать и расписался там, где была приготовлена галочка. 

- Вот теперь, - сказал помощник, убедившись в наличии 

росписи, - ори, разрешаю, - и так же неторопливо исчез в люке. 

Перенесемся через десять лет в ту же лодку, в тот же 

первый отсек. Что мы видим? Ну, прежде всего, командира первого 

отсека мино-торпедера Котьку, растерявшего мечты и вояосы, 

награжденного болью в душе и в желудке, мирно дремлющего в 

ожидании перевода к новому месту службы, и его отличного 

мичмана, втягивающего специальной рукояткой торпеду в аппарат. 

Все торпедисты знают, как коварна рукоятка. Она обладает 

обратным ходом. Обратный ход бывает только в лоб. 

Мичман для чего-то отпустил рукоятку - то ли пот стирал, 

то ли чесался. Сейчас это уже трудно установить. Рукоятка 

сделала "бум!" - обратно и в лоб. 

Посыпались искры, от которых мичман на время ослеп; лицо 

его с криком превратилось в одну большую шишку. 

И что же сделал наш славный командир Котька? Он бросился 

к... журналу инструктажа. Он лихорадочно нашел нужную графу и 

увидел, что там нет росписи. Он вспотел от предчувствия. Он 

подсунул слепому от все еще сыплющихся искр подчиненному 

журнал, вложил в руки ручку и сказал: 

- Не вой! вот здесь... распишись. Мичман перестал выть и 

расписался наощупь, после этого он был спасен. После росписи 

его перевязали. 

 

Дерево 

 

- Дерево тянется к дереву... 

- Деревянность спасает от многого... Эти фразы были 

брошены в кают-компании второго отсека в самой середине той 

небольшой истории, которую мы хотим вам рассказать. 

Итак... В шестом отсеке, приткнувшись за каким-то железным 

ящиком, новый заместитель командира по политической части 

следил за вахтенным. Новый заместитель комаидира лишь недавно 

прибыл на борт, а уже следил за вахтенным. 

Человек следит за человеком по многим причинам. Одна из 

причин: проверять отношение наблюдаемого к несению ходовой 

вахты. Для этого и приходится прятаться. Иначе не проверишь. А 

тут как в кино: дикий охотник с поймы Амазонки. 

Из-за ящика хрипло дышало луком; повозившись, оттуда 

далеко выглядывал соколиный замовский глаз и клок волос. 

Лодка куда-то неторопливо перемещалась, и вахтенный 

реакторного отсека видел, что его наблюдают. Он давно заметил 

зама в ветвях и теперь вел себя, как кинозвезда перед камерой: 

позировал во все стороны света, втыкал свой взгляд в приборы, 

доставал то то, то это и удивлял пульт главной энергетической 

установки обилием и разнообразием докладов. 

- Он что, там с ума сошел, что ли? 

- Пульт, шестьдесят пятый... 

- Есть... 

- Прошу разрешения осмотреть механизмы реакторного отсека. 

- Ну вот опять... - вахтенный пульта повертел у виска, но 

разрешил. - Осмотреть все механизмы реакторного отсека. 

- Есть, осмотреть все механизмы реакторного отсека, - 

отрепетовал команду вахтенный. 

- Даже репетует, - пожалуй плечами на пульте. - И это 

Попов. Удивительно. Он, наверное, перегрелся. С каждым днем 

плаванья растет общая долбанутость нашего любимого личного 

состава. Сказывается его усталость. 

Вахтенный тем временем вернул "банан" переговорного 

устройства на место, как артист. Потом он вытащил откуда-то две 

аварийные доски и, засунув это дерево себе в штаны, кое-как 

заседлал себя им спереди и сзади, отчего стало казаться, что он 

сидит в ящике. 

Засеменив, как японская гейша, он двинулся в реакторный 

отсек, непрерывно придерживая и поправляя сползающую деревянную 

сбрую. 

Ровно через десять минут его мучения были вознаграждены 

по-царски: у переборки реакторного его дожидался горящий от 

любопытства зам. 

- Реакторный осмотрен, замечаний нет, - оказал ваму 


Страница 21 из 108:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20  [21]  22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"