Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

отважен. Красив. По-своему. Один метр с четвертью. В холке. А 

главное - не думает. Вцепился - и намертво. И главное - много 

его. Сколько хочешь, столько бери, и еще останется. 

Волкодавов взяли из разных мест в шинелях с ремнем, в 

сапогах с фланелевыми портянками на обычную ногу, накормили на 

береговом камбузе обычной едой, которую можно есть только с 

идейной убежденностью, и пустили их на диверсантов. Только 

рукавицы им забыли выдать. Но это детали. И потом, у матроса из 

страны Волкодавии руки мерзнут только первые полгода. А если вы 

имеете что сказать насчет еды, так мы вам на это ответим: если 

армию хорошо кормить, то зачем ее держать! 

Шел третий день учения. В первый день группа не нашего 

захвата, одетая во все наше, прорвалась в штаб. Прорвалась она 

так: она поделилась пополам, после чего одна половина взяла 

другую в плен и повела прямо мимо штаба. А замкомандующего 

увидел через окно, как кого-то ведут, и крикнул: 

- Бойцы! Кого ведете?! 

- Диверсантов поймали! 

- Молодцы! Всем объявляю благодарность! Ведите их прямо ко 

мне! 

И они привели. Прямо к нему. По пути захватили штаб. 

Во второй день учения "рыбы" подплыли со стороны полярной 

ночи и слюдяной воды и "заминировали" все наши корабли. 

Последняя "рыба" вышла на берег, переодетая в форму капитана 

первого ранга, проверяющего, по документам, и, пройдя на ПКЗ, 

нарезала верхнему вахтенному... нет-нет-нет - только сектор 

наблюдения за водной гладью. А то он не туда смотрел. Только 

сектор и больше ничего. И чтоб все время! Как 

припаянный! Не моргая. Наблюдал чтоб. Неотрывно. Во-он в 

ту сторону. 

И вахтенный наблюдал, а "товарищ капитан первого ранга, 

проверяющий" зашел по ходу дела к командиру дивизии, штаб 

которого размещался тут же на ПКЗ. (По дороге он спросил у 

службы: "Бдите?!" Те оказали: "Бдим!" - "Ну-ну, - сказал он, - 

так держать!" - и поднялся наверх.) И арестовал командира 

дивизии, вытащил его через окно, спустил с противоположного 

сектора и увез на надувной лодке. Причем лодку, говорят, 

надувал сам командир дивизии под наблюдением "проверяющего". 

Врут. Лодка уже была надута и стояла вместе с гребцами у 

специально сброшенного шторм-трапика. Шелкового такого. Очень 

удобного. Хорошая лодка. Мечта, а не лодка. 

Вахтенный видел, конечно, что не в его секторе движется 

какая-то лодка, но отвечал он только за свой сектор и поэтому 

не доложил. Так закончился второй день. 

На третий день надо было взять диверсанта. Живьем. На 

сопке. Вот он сидел и ждал, когда же это случится. А наши 

стояли у подножья, указывали на него и совещались возбужденно. 

Наших было человек двадцать, и они поражали своей 

решительностью. Вместе со старшим. Он тоже поражал. 

- Окружить сопку! Касымбеков! Заходи! - наконец 

скомандовал старший, и они начали окружать и заходить. 

Волкодавы пахали снег, по грудь в него уходя, плыли в нем 

и неумолимо окружали. Во главе с Касымбековым. Не прошло и 

сорока минут, как первый из них подплыл к диверсанту. Первый 

радостно улыбался и задыхался. 

- Стой! - оказал он. - Руки вверх! После чего силы у него 

иссякли, а улыбка осталась. Диверсант кончил есть, встал и 

лягнул первого. В следующие пятнадцать минут к тому месту, где 

раньше стоял первый, сошлись остальные. Еще десять минут были 

посвящены тому, что волкодавы, входя в соприкосновение с 

диверсантом, не переставая улыбаться и азартно, по-восточному, 

кричать, взлетали в воздух, сверкая портянками, а затем они 

сминали кусты и летели, летели, вращаясь, вниз, и портянки 

наматывались им вокруг шеи. Это было здорово! Потом диверсант 

сдался. Он сказал: "Я сдаюсь". 

И его взяли. Живьем. Упаковали и понесли на руках. 

Так закончился третий день. С этого дня мы начали 

побеждать. 

 

 

* Те, кто испытал на себе мороз, знают, что так сказать 

можно. 

 

Давай! 

 

Утро начинается с построения. И не просто утро - 

организация начинается с построения. И не просто организация - 

вся жизнь начинается с построения. Лично моя жизнь началась с 

построения. Жизнь - это построение. 

Конечно, могут быть и перестроения, но начальное, 

первичное построение является основой всей жизни и всех 

последующих перестроений. 

Можно построиться по боевым частям, можно - по ранжиру, то 

есть, говоря по-человечески, по росту, можно - в колонну по 

четыре, можно - по шесть, можно, чтоб офицеры были впереди, 

можно, чтоб не были, можно - три раза в день. 

На флоте столько всего можно, что просто уши закладывает. 

Есть мнение, что построение - это то место, где каждый 

думает, что за него думает стоящий рядом. 

Это ошибочное мнение. На построении хорошо думается 

вообще. Так иногда задумаешься на построении, а мысли уже 

кипят, теснятся, обгоняют, месят друг друга, несутся куда-то... 

Хорошо! 

Я, например, думаю только на построении. И если оно утром, 

в обед и вечером, то я думаю утром, в обед и вечером. 

Опоздание на построение - смертельный грех. Нет, ну 

конечно же, опаздывать можно и, может быть, даже нужно, но в 

разумных же пределах! 

А где они, эти разумные пределы? Где вообще грань 

разумного и его плавное сползание в неразумное? Вот стоит на 

построении разумное, смотришь на него, а оно - хлоп! - и уже 

неразумное. 

- ...опять тянутся по построению. Что вы на меня смотрите? 

Ваши! Ваши тянутся! 

Это у нас старпом. Наши всегда тянутся. Можно потом целый 

день ни черта не делать, но главное - на построение не 

опаздывать и не тянуться по построению. Старпом на корабле - 

цепной страж всякого 

построения. Новый старпом - это новый страж, собственная 

цепь которого еще не оборвала все внутренние, такие маленькие 


Страница 19 из 108:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18  [19]  20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"