Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

переводят, - по одному офицеру в год, - то это восемь тысяч 

лет, а если переводить по одному в день - то это двадцать 

лет... Расстались мы холодно. Шлепнув дверью... Конечно, лучше 

иметь в стране не двадцать лодок, а двести, а еще лучше - две 

тысячи. И чтоб они плавали, плавали, плавали в мировом океане, 

как клецки в бульоне. И ничего, что они по старости еле ходят. 

И ничего, что они ревут на весь белый свет, как раненые; их у 

нас столько... и мы к а к выйдем все, к а к заревем! - и 

америкосы оглохнут; уши у них отвалятся, у америкосов... 

обомлеют они... и в этом акустическом бардаке нас никто не 

отыщет, а мы подберемся к ним да как ахнем в нужный момент - и 

снесем все до Скалистых гор... 

А кстати, а чего это они у нас ревут как раненые, эти 

наши лодки? - А они не могут не реветь! Должны реветь, кстати 

потому, что их раненые делали. У нас все раненые. У нас же 

нормальных нет. И различаемся только степенью ранения: 

легкораненые и тяжело-... Чем выше, тем тяжелее... 

И боятся нас только потому, что мы раненые. Сильны мы 

своей раненой непредсказуемостью. Непосредственностью своей. 

Походкой пьяного исполина... 

А чтоб это подводное дерьмо еще и плавало, в нем еще и 

подводник внутри должен сидеть. А чем дольше он сидит, тем 

лучше. Так приковать его там на десять календарных лет - и 

пусть сидит. 

И сидим... И мы же это дерьмо спасать будем голыми руками, 

когда оно тонуть начнет. Единственный флот, который спасает 

дерьмо... Заканчивая этот этюд о дерьме, я бы вернулся к дерьму 

изначальному - начальнику отдела кадров. Эта тыловая, 

деревянная жаба перед моим его покиданием объяснила мне, что 

для того чтобы перевестись с флота, нужно иметь как минимум 

десять подводных календарных лет ("а у вас только восемь с 

копейками"). Только после этого с тобой как-то разговаривают. 

Только после этого ты подаешь рапорт по команде о включении 

тебя в списки для перемещения. Приказ о включении в списки 

появляется на свет только раз в год, в декабре, а это значит, 

что ты служишь уже одиннадцать лет, но можно в первый же год 

подачи рапорта по разным причинам (улыбнулся, гад) не попасть в 

приказ - значит, уже двенадцать лет... и потом ты здоров, а это 

не основание для перевода; вот если ты болен, тогда... тогда 

существует специальный перечень болезней, например болезнь 

мозга, но чтоб получить подтверждение на такую болезнь, нужно 

взять пункцию спинного мозга ("а это не просто, больно это") в 

клинических условиях города Североморска. Да, кстати, а вы 

знаете, что офицер место службы не выбирает и по переводу вас 

могут засандалить в Магадан?.. 

Мне захотелось его удавить, но я еще не спросил его об 

академии. 

В академию? Можно и в академию. Но на этот год вы уже 

пролетели, а на следующий придете в следующем году. Вот так! 

Я посмотрел на его горло и вспомнил, что я еще не 

поинтересовался про адъюнктуру. Я поинтересовался. 

В адъюнктуру? Редко, но бывает. Так что не стоит 

обольщаться. 

В общем, я сказал: "Живи, жаба", - и шлепнул дверью... 

Три года я переводился с Северного флота. Я пытался уйти в 

академию, в адъюнктуру, в командиры роты и в ученые; я звонил и 

бегал, проходил медкомиссии и подписывал характеристики; я 

отправлял свои личные дела и встречал их; я переделывал 

представления, я печатал списки родственников, я звонил и 

уточнял их девичьи фамилии... 

А ушел я в Северодвинск вместе с кораблем. На вечное 

захоронение. В Северодвинске явился в политотдел, когда 

наступила осень и сквозь вскрытый лодочный корпус стало 

прохладно жить, и спросил: 

- Где мой угол, в котором буду я и моя семья? К этому 

времени биологическое чудо свершилось: я женился. Год мы 

мыкались, а потом в нашем Клондайк-Сити мне дали квартиру: 

построена суровыми руками рудокопа-шлаковщика-воина-строителя - 

по стенам течет, батареи перемерзают и взрываются, как бутылки 

на морозе. 

Но все же это была квартира. Хоть плохенькая, но своя. 

Конура конурой, постоянно согретая батареей в одно женское 

тело. 

- Ну и где же мое жилье? - спросил я у зам начальника 

этого полит-пардон-отдела бригады кораблей. 

- Видите ли, - начал этот полномочный представитель нашего 

светлого будущего на земле и в воздухе, - жилфонд нашей бригады 

рассчитан на пять, ну на семь, максимум - на десять экипажей, а 

вас тут - двадцать четыре, и потом... - и потом, - сказал он 

мне, - сдайте сначала там квартиру, и тогда мы начнем с вами 

разговаривать. 

Я поехал и сдал, приехал и стал с ними разговаривать. 

Говорили мы год, но так и не договорились, и квартиру мне не 

дали; мне даже справку не дали о том, что не дали квартиру. 

В последней беседе этот первый полномочный у корыта даже 

заявил: 

- Слушайте, ну, в конце-то концов, мужчина вы или нет! Что 

вы все время ходите: "Хочу жену, хочу жену"? Зачем вам в 

Северодвинске жена? Кто сюда свою жену привозит? Ну кто? Не 

страдайте вы. Выйдите на улицу. У нас так все делают... 

Действительно, что может быть проще: выйди ты на улицу... 

А на улице прямо на столбе висело объявление: "Сдается комната 

одинокому молодому человеку", - и кое-что от этого объявления 

было уже оторвано. 

Семьсот офицеров и мичманов, холостых постоянно и 

временно, сходило вечером с кораблей нашей бригады, и город 

впитывал их, как губка. Ни один не валялся под забором; все 

где-то тихо лежали и не на открытом воздухе... 

Но наступило эпохальное время. Наступило время эпохального 

27-го съезда, и в это время я оказался в отпуске. И, находясь в 

отпуске в столь историческое время, я вдруг вспомнил (просто 

озарение какое-то), что лучше всех на этой земле обетованной 

живут склочники. Я пошел и голосом своей мамы подал телеграмму 


Страница 107 из 108:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106  [107]  108   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"