Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

Я орал. Вернее, орала моя дивная душа отличника боевой и 

политической подготовки. Она орала днем и ночью. Она орала до 

тех пор, пока мысль об атомных лодках не сформировалась 

полностью. 

Я поделился ею с начальством. Начальство было удивлено 

стойкостью моего отвращения к текущему моменту. Оно назвало мое 

состояние "играми романтизма" и высказалось относительно места 

проведения этих игр со всей определенностью. Потом оно сказало, 

что для того чтобы стать подводником ("а это не так все просто, 

юноша, не так все просто"), мне нужно как можно чаще "рыть 

рогами и копытами" ("и носом... главное, носом"). 

С этого дня я не служил - я рыл, я рыл рогами, копытами и 

носом... главное, носом; и глаза мои - с этого дня - на полгода 

сошлись к переносице. Не лейтенант, а хавронобык! 

Надо сказать, что в химдивизионе было где рыть, было! 

Поразительные вокруг были просторы. Справедливость требует 

отметить, что кое-что было вырыто и до меня. 

В те дни, когда я не рыл, я возил бетон и заливал его в 

ямы. 

По утрам со мной любил разговаривать замполит. Он брал в 

руки газету, поднимал палец вверх и в таком положении читал мне 

речитативом передовицу. Каждый день. Это у нас с ним 

называлось: "индивидуально-воспитательная работа". 

Я смотрел ему в рот. Вернее, не совсем в рот: я смотрел на 

те два передних зуба, которые торчали у него изо рта и были 

расположены строго параллельно друг другу и матушке земле. Я 

называл их "народным достоянием". Он говорил мне былинно: 

"Народохозяйственные планы..." - а я думал при этом: "Кто ж вам 

зубы отогнул?" 

А жил я здесь же, в части: в учебном классе поставили 

коечку... 

 

31 декабря 

 

31 декабря я стоял в наряде - дежурным по части. 31 

декабря в части был абсолютно трезвый человек - это был я. 

Остальные перепились и передрались, и в те минуты, когда из 

телевизора неслись поздравления советскому народу, у меня в 

кубрике то и дело в воздух бесшумно взмывали табуретки. Они 

взмывали и неторопливо крошили народ. 

А я разнимал дерущихся. Вернее, пытался это делать. 

Зазвонил телефон. Я добрался до него через груду тел и 

машущих рук. Я снял трубку и представился. Звонил замполит. 

- Ну, как там? 

- Нормально, - сказал я, - идет массовая драка! 

- Ну, они там не слишком себя уродуют? 

- Нет, что вы... 

- Когда устанут и свалятся, постройте всех и передайте им 

мои поздравления... 

Я так и сделал: когда свалились, я их поднял, построил и 

передал поздравления... 

31 декабря 1975 года. Именно в этот день был подписан 

приказ о моем назначении на атомоходы. 

 

Лодки... лодки... 

 

Не прошло и месяца со дня подписания приказа, как я уже 

стоял в коридоре штаба дивизии атомоходов. 

Штаб помещался на ПКЗ (плавказарма). Я стоял целый час и 

ни у кого не мог спросить, как же мне пройти к начальнику 

отдела кадров. 

Я просто не успевал спросить: так быстро вокруг мелькали, 

порхали, прыгали и проносились. Но одного я все-таки отловил. 

Это был лейтенант. Я придавил его и гаркнул: 

- Как пройти к начальнику отдела кадров! 

- А черт его знает! - заорал он мне в ухо с сумасшедшим 

весельем, и, пока я соображал, как это он не знает, он уже 

вырвался и убежал. 

- Ком-диввв!!! - раздался по коридору влажный крик. Этот 

крик послужил сигналом: захлопали двери, и все пропали; 

абсолютно все пропали, и остался один я. В коридоре послышались 

шаги. Я не успел подумать 

и увидел генерала; то есть я хотел сказать, адмирала; но 

вид у него был генеральский. Адмирал подошел ко мне и 

задержался. Когда так задерживаются рядом со мной, я не могу, я 

начинаю отдавать честь. Я ее отдал. Он смотрел на меня и 

чего-то ждал. Я не могу, когда на меня так смотрят. Я начинаю 

говорить. И говорю я все подряд. 

Я назвал себя, сказал, кто я и что я, откуда я и зачем, а 

напоследок спросил: что ж это такое, если приходится столько 

стоять и ждать. 

Наверное, я спросил что-то не то, потому что у адмирала 

выпучились глаза и он, откинувшись, сказал громко и четко: 

- Сут-ка-ми бу-де-шь сто-ять! Сутками! Если понадобится. 

Я не мог не ответить адмиралу; я ответил, что готов стоять 

сутками, но не выстаивать. 

Что-то с ним поое этого произошло, что-то случилось: он 

дернулся как-то особенно, а потом наклонился к моему лицу и 

сказал раздельно и тихо: "Следуйте за мной..." 

И я пошел за адмиралом. Через секунду нашелся начальник 

отдела кадров, потом - флагманский химик и командир ПКЗ. Все 

они меня окружили, и было такое впечатление, что все они мои 

родственники и пляшут вокруг только затем, чтоб меня обнять. 

Еще через пять минут я уже знал, где находится моя каюта, 

а через десять минут я уже был подстрижен. И стал я жить на 

ПКЗ. 

О ПКЗ стоит сказать несколько слов. На первой палубе этого 

корабля с винтом размещался штаб, на второй, третьей и 

четвертой - жили экипажи, ниже размещался трюм, где с потолка 

капала вечность, торчали кабельные трассы и жили крысы, 

огромные, как пантеры. 

Жили они в трюме, а бродили везде. Если крыса шла по 

коридору мимо моряков, моряки цепенели. На крыс кидались только 

самые отважные. 

Однажды утром на камбузе кок обнаружил в пустом котле 

целый выводок этих тварей: он открыл крышку котла, и они 

посмотрели на него снизу вверх. Кок захлопнул крышку и помчался 

на свалку. Там он в один миг отловил большущего бродячего кота 

и в тот же миг доставил его на камбуз. 

Кок бросил кота к крысам и загерметизировал котел. Кот 

отчаянно выл. Когда через пару минут вскрыли котел, кот вылетел 

пулей. В котле лежали трупы. Кот задушил всех. Его можно было 

понять, он дрался за свою жизнь. 

Кок выкинул крыс, вымыл котел и сварил обед. ПКЗ у нас 


Страница 100 из 108:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99  [100]  101   102   103   104   105   106   107   108   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"