Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

высокую вершину мыса Рас-Мухаммед, господствующую над двумя заливами. То 

была гора Ореб, библейский Синай, на вершине которого Моисей встретился 

лицом к лицу с богом. 

В шесть часов "Наутилус", то погружаясь, то всплывая на поверхность, 

прошел в виду города Тор, лежащего в глубине бухты, воды которой, как уже 

наблюдал капитан Немо, имели красноватый оттенок. Наступила ночь. Глубокая 

тишина нарушалась лишь криком пеликана, или какой-нибудь другой ночной 

птицы, шумом прибоя, разбивавшегося о прибрежные утесы, либо отдаленными 

гудками пароходов, тревоживших воды залива неугомонным хлопаньем лопастей 

своего винта. 

От восьми до девяти часов "Наутилус" шел в нескольких метрах под водою. 

По моим расчетам, мы находились неподалеку от Суэцкого перешейка. Сквозь 

окна салона я видел основания прибрежных скал, ярко освещенные нашим 

прожектором. Мне казалось, что пролив постепенно суживается. 

В четверть десятого судно всплыло на поверхность. Я поспешил на палубу. 

Я сгорал от нетерпения войти скорее в туннель капитана Немо. Мне не 

сиделось на месте, и я жадно вдыхал свежий ночной воздух. 

Вскоре на расстоянии мили от нас блеснул огонек, ослабленный ночным 

туманом. 

- Плавучий маяк, - сказал кто-то позади меня. 

Обернувшись, я увидел капитана. 

- Суэцкий плавучий маяк, - продолжал он. - Мы скоро подойдем к входу в 

туннель. 

- Пожалуй, не так просто войти в него? - спросил я. 

- Разумеется, сударь. Поэтому я вменил себе в обязанность находиться в 

рубке штурмана и лично управлять судном. А теперь, господин Аронакс, не 

угодно ли спуститься вниз. "Наутилус" погрузится под воду и всплывет на 

поверхность лишь после того, как мы минуем Аравийский туннель. 

Я последовал за капитаном Немо. Ставни задвинулись, резервуары 

наполнились водой, и судно ушло на десять метров под уровень моря. 

Я хотел было войти в свою каюту, но капитан остановил меня. 

- Господин профессор, - сказал он, - не хотите ли побыть со мною в 

штурвальной рубке? 

- Я не смел вас просить об этом, - отвечал я. 

- Ну, что ж, пойдемте! Вы увидите оттуда все, что можно увидеть во 

время подводного и вместе с тем подземного плавания. 

Капитан Немо подвел меня к среднему трапу. Поднявшись на несколько 

ступеней, он отворил боковую дверь, и мы оказались в верхнем коридоре, в 

конце которого помещалась рубка, находившаяся, как было сказано, на носу 

судна. 

Рубка на "Наутилусе" представляла собою квадрат, стороны которого 

равнялись шести футам, и несколько напоминала рубки на пароходах, ходивших 

по Миссисипи и Гудзону. Посредине ее помещался штурвал, соединенный 

штуртросами с рулем управления, проходившими до самой кормы судна. Четыре 

иллюминатора с черепитчатыми стеклами позволяли рулевому наблюдать во всех 

направлениях. 

В рубке было темно; но скоро глаза освоились с темнотой, и я различил 

фигуру штурмана, державшего обе руки на штурвале. Море ярко освещалось 

прожектором, находившимся позади рубки, в другом конце палубы. 

- Ну, а теперь, - сказал капитан Немо, - поищем вход в туннель. 

Электрические провода соединяли рубку с машинным отделением, и капитан 

мог одновременно управлять направлением и скоростью хода "Наутилуса". Он 

нажал металлическую кнопку, и в ту же минуту винт уменьшил число оборотов. 

Я молча глядел на отвесную гранитную стену - неколебимое подножие 

песчаного берегового массива. Мы шли в течение часа вдоль этой стены, 

тянувшейся несколько метров. Капитан Немо не сводил глаз с компаса, 

висевшего на двух концентрических кругах. По знаку капитана рулевой 

поворачивал штурвал, поминутно меняя направление судна. 

Я поместился возле иллюминатора бакборта и любовался великолепным 

зодчеством кораллов, зоофитов, водорослей и ракообразных, протягивавших 

свои огромные лапы из всех расселин в скалах. 

Четверть одиннадцатого капитан Немо стал у руля. Широкая галерея, 

темная и глубокая, зияла перед нами. "Наутилус" смело вошел под ее мрачные 

своды. Непривычный шум послышался по ту сторону борта. То бурлили воды 

Красного моря, стремившиеся по склону туннеля в Средиземное море. Судно, 

увлекаемое стремниной, неслось как стрела, несмотря на все усилия судовой 

машины затормозить скорость хода, сообщив винту обратное вращение. 

Огненные блики, борозды, зигзаги - световые эффекты электрического 

прожектора - исчерчивали стены узкого прохода, вдоль которого мы 

устремлялись с бешеной скоростью. Сердце отчаянно колотилось, и я невольно 

приложил руку к груди. 

В десять часов и тридцать пять минут капитан Немо передал штурвал 

рулевому и, обращаясь ко мне, сказал: 

- Средиземное море! 

"Наутилус", увлекаемый течением, прошел под Суэцким перешейком менее 

чем в двадцать минут. 

 

 

 

6. ГРЕЧЕСКИЙ АРХИПЕЛАГ 

 

На следующий день, 12 февраля, чуть забрезжил рассвет, "Наутилус" 

всплыл на поверхность воды. Я бросился на палубу. В трех милях от нас, на 

южной стороне горизонта, смутно вырисовывался силуэт древнего Пелузиума. 

Подземный поток перенес нас с одного моря в другое. Спуск по пологому 

руслу потока был легок, но разве можно было вернуться обратно тем же 

путем, с таким крутым подъемом и против течения? 

Около семи часов утра Нед Ленд и Консель тоже вышли на палубу. 

Неразлучные друзья спокойно проспали всю ночь, совсем не интересуясь 

подвигами "Наутилуса". 

- Ну-с, господин натуралист, - обратился ко мне канадец шутливым тоном, 

- а где же Средиземное море? 

- Мы плывем по нему, друг Нед. 

- Э-э! - сказал Консель. - Значит, нынешней ночью... 

- Нынешней ночью мы в несколько минут прошли через непроходимый 

перешеек. 

- Я этому не верю, - отвечал канадец. 

- И напрасно, мистер Ленд! - возразил я. - Низменный берег, что 

виднеется на юге, египетский берег! 

- Рассказывайте, сударь! - возразил упрямый канадец. 


Страница 83 из 143:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82  [83]  84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   143   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"