Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

явления. Створы в окнах салона раздвинулись. Электрический прожектор не 

был зажжен. Небо, затянутое грозовыми тучами, бросало слабый свет в 

верхние слои океанских вод. В окружающей нас жидкой среде царил полумрак. 

Я любовался водной стихией в этом сумеречном освещении, и большие рыбы 

проносились мимо нас, как китайские тени. И вдруг мы попали в полосу 

яркого света. Сначала я думал, что заработал прожектор и, попав в полосу 

его лучей, засветились темные воды. Но я ошибся и, вглядевшись 

внимательнее, понял свое заблуждение. 

"Наутилус" был снесен течением в светящиеся слои воды, вспыхивающей 

огнями, особенно ослепительными в мраке морских пучин. То было свечение 

мириадов микроскопических морских организмов. Интенсивность свечения еще 

увеличивалась, отраженная металлической обшивкой судна. Светящаяся водная 

масса то, подобно доменной печи, изливала как бы огненные струи, и 

взметались тысячи искр, то превращалась в сплошной поток как бы 

расплавленного свинца. Все вокруг этого полыхающего пространства уходило в 

тень, если это понятие тут применимо! Нет! То не был искусственный свет 

нашего прожектора! Тут чувствовался избыток жизненных сил! То был живой 

свет! 

И действительно, в этих водах образовалось скопление морских жгутиковых 

ночесветок (Noctiluca miliaris), настоящих студенистых шариков с 

нитеобразными щупальцами, образующих целые колонии: в тридцати кубических 

сантиметрах воды их насчитывают до двадцати пяти тысяч. Сияние ночесветок 

усиливалось трепетным мерцанием медуз, сиянием фолад и множества других 

фосфоресцирующих организмов, выделяющих светящееся вещество. 

В течение многих часов "Наутилус" плыл в светящихся водах; и нашему 

восхищению не было границ, когда мы увидели больших морских животных, 

резвившихся, как саламандры, в пламени! В этом живом свете плескались 

изящные и увертливые дельфины, неутомимые клоуны морей, и предвестник 

ураганов - меч-рыба длиной в три метра, порою задевавшая своим грозным 

мечом хрустальное стекло. Затем появились более мелкие рыбки, спинороги, 

макрели-прыгуны, щетинозубы (хирурги-носачи) и сотни других рыбок, 

бороздивших светоносную стихию. 

Было что-то чарующее в ослепительном свечении моря. Быть может, 

атмосферные условия усиливали напряженность этого явления? Быть может, "ад 

океаном разразилась гроза? Но на глубине нескольких метров под уровнем 

моря не чувствовалось бушевания стихий, и "Наутилус" мирно покачивался в 

лоне спокойных вод. 

Мы плыли, и все новые чудеса развертывались перед нашим изумленным 

взором. 

Консель без конца классифицировал своих зоофитов, членистоногих, 

моллюсков и рыб. Дни летели, и я потерял им счет. Нед, по обыкновению, 

старался разнообразить наш стол. Мы, как улитки, сидели в своей раковине. 

И я могу засвидетельствовать, что в улитку превратиться вовсе нетрудно! 

Наше пребывание на подводном корабле начинало нам казаться вполне 

естественным и даже приятным, и мы уже стали забывать, что существует иная 

жизнь на поверхности земного шара. Но одно происшествие неожиданно вернуло 

нас к сознанию действительности. 

Восемнадцатого января "Наутилус" проходил под 105ь долготы и 15ь 

широты. Надвигались грозовые тучи, на море начинался шторм. Задул крепкий 

норд-остовый ветер. Барометр, постепенно падавший последние дни, предвещал 

бурю. 

Я взошел на палубу в то время, как помощник капитана исследовал 

горизонт. Я ожидал, что он скажет свою обычную фразу. Но на этот раз он 

произнес другие слова, столь же непонятные. Тотчас же на палубе появился 

капитан Немо с зрительной трубой в руке и стал всматриваться в горизонт. 

Несколько минут капитан, не отводя от глаз зрительной трубы, пристально 

вглядывался в какую-то точку на горизонте. Затем, резко обернувшись, он 

обменялся со своим помощником несколькими словами на непонятном наречии. 

Последний, казалось, был очень взволнован, хотя и пытался сохранить 

спокойствие. Капитан Немо лучше владел собою и не терял своего обычного 

хладнокровия. По-видимому, он высказывал какие-то соображения, которые его 

помощник опровергал. По крайней мере я понял так по их тону и жестам. 

Я внимательнейшим образом всматривался в туманную даль, но ничего не 

приметил. Пустынны были бледные очертания горизонта. 

Капитан Немо ходил взад и вперед по палубе, не глядя в мою сторону; 

возможно, он меня и не заметил. Шаг его был тверд, но, может быть, 

несколько менее размерен, чем обычно. Иногда он останавливался и, сложив 

руки на груди, вглядывался в море. Чего искал он в этой необозримой 

пустыне? "Наутилус" шел в сотнях миль от ближайшего берега. 

Помощник капитана в свою очередь поднес к глазам зрительную трубу и 

напряженно всматривался вдаль; он явно нервничал, топал ногами, метался по 

палубе, являя собою полную противоположность своему начальнику. 

Впрочем, таинственная история должна была вскоре разъясниться, потому 

что по приказанию капитана машины заработали на большой скорости. 

Помощник опять обратил внимание капитана на какую-то точку на 

горизонте. Капитан прекратил хождение но палубе и навел трубу в указанном 

направлении. Он долго не отнимал трубы от глаз. А я, чрезвычайно 

заинтригованный происходящим, сошел в салон, взял там отличную зрительную 

трубку, которой всегда пользовался, и вернулся на палубу. Опершись на 

выступ штурвальной рубки, я приготовился обозревать горизонт. 

Но не успел я поднести трубку к глазам, как ее вырвали из моих рук. 

Я обернулся. Передо мною стоял капитан Немо. Я не узнал его. Лицо его 

исказилось. Глаза горели мрачным огнем, брови сдвинулись. Полуоткрытый рот 

обнажил зубы. Его напряженная поза, сжатые кулаки, втянутая в плечи голова 

- все дышало бешеной ненавистью. Он не шевельнулся. Трубка валялась на 


Страница 61 из 143:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60  [61]  62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   143   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"