Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

не клонились к земле, а вытягивались в струнку, как железные прутья, 

фукусы и ламинарии, уступая плотности окружающей среды, тянулись вверх по 

прямой линии, строго перпендикулярной к поверхности океана. Водоросли, 

казалось, застыли в своей неподвижности, и, чтобы пройти, приходилось 

раздвигать их руками; но растение тотчас же принимало прежнее положение. 

Тут было царство вертикальных линий! 

Вскоре я освоился и с причудливым лесом и с полумраком водной среды. 

Песчаный грунт был усеян острыми камнями, затруднявшими нам путь. 

Подводная флора показалась мне чрезвычайно богатой, даже более богатой, 

нежели в арктических и тропических зонах, где она представлена достаточно 

скупо. В первое время я не мог отличить мир растительный от мира 

животного: зоофитов принимал за водоросли, животных - за растения. И кто 

бы не ошибся на моем месте? Фауна и флора часто так сходны по форме в 

подводном мире! 

Я заметил, что все особи растительного мира лишь прикрепляются к 

грунту, а не растут из него. Не имея корней, они требуют от земли не 

жизненных соков, а только опоры; они равно произрастают на камнях, 

ракушках, песке или гальке. Все нужное для их существования заключается в 

воде, вода их поддерживает и питает. Большинство растений пластинчатой, 

весьма прихотливой формы; в окраске растений преобладают тона розоватые, 

алые, зеленые, желтоватые, рыжие и бурые. Мне повстречались тут живые 

образцы тех особей, которые в засушенном виде хранились в коллекции 

"Наутилуса": веерообразная падина-павония, казалось, жаждавшая дуновения 

ветерка, пунцовые церамиумы, ламинарий, съедобные водоросли, простирающие 

вверх свои молодые побеги, нитевидные нереоцистисы, распускавшие свои 

ветви на высоте пятнадцати метров, букеты ацетобулярий - нитчатых 

дудчаток, стебли которых утолщаются кверху, и множество других, лишенных 

цветков морских растений. "Любопытная аномалия, причуда водной среды! - 

сказал один естествоиспытатель. - Здесь животные, как цветы, а растения 

лишены цветов!" 

Между древовидными растениями, не уступавшими по величине деревьям 

умеренного пояса, виднелись кустовидные колонии шестилучевых кораллов, 

настоящие кустарники в цвету! Живые изгороди из зоофитов, на которых пышно 

распускались коралловидные меандрины, исполосованные извилистыми 

бороздками, желтоватые звездчатые кораллы-кариофиллеи с прозрачными 

щупальцами, пучки похожих на травы зоантарий, и в довершение иллюзии рыбки 

- ильные прыгуны порхали с ветки на ветку, точно рой колибри, а из-под 

наших ног, как стаи бекасов, поднимались желтые, с ощеренной пастью и 

заостренной чешуей леписаканты, дактилоптеры и моноцентры. 

Около часу дня капитан Немо дал сигнал к отдыху, чем меня весьма 

обрадовал. Мы расположились под сенью аларий с лентовидным слоевищем, 

вздымавших свои длинные, похожие на стрелы стебли. 

Короткий отдых был чрезвычайно приятен. Недоставало только возможности 

поговорить. Но все же я приблизил свою большую медную голову к шлему 

Конселя. Глаза его из-под толстых стекол скафандра блестели от 

удовольствия, и в знак полного удовлетворения он комично завертел головой 

в своем металлическом колпаке. 

Меня крайне удивляло, что после четырехчасовой прогулки я не ощущал 

голода. Что было тому причиной, я не знал. Но меня неодолимо клонило ко 

сну, как это бывает со всеми водолазами. Веки мои смежились, и я отдался 

дремоте, которую преодолевал только движением. Капитан Немо и его 

богатырского сложения спутник первые подали пример, растянувшись во весь 

рост в лоне этой кристаллически чистой среды. 

Не могу определить, сколько времени я спал; но, проснувшись, я заметил, 

что солнце клонилось к горизонту. Капитан Немо уже встал, и я начал было 

потягиваться, расправляя члены, как одно непредвиденное обстоятельство 

мгновенно подняло меня на ноги. 

В нескольких шагах от нас чудовищный краб в метр вышиной, вперив в меня 

взгляд раскосых глаз, готовился наброситься на меня. Хотя скафандр служил 

достаточной защитой от его клешней, все же я не мог скрыть овладевшего 

мной ужаса. В эту минуту проснулись Консель и матрос с "Наутилуса". 

Капитан Немо указал матросу на гнусное членистоногое, и тот, ударив его 

прикладом, тотчас же убил гада; и я видел, как сводило в предсмертных 

конвульсиях страшные лапы чудовища. 

Случай этот заставил меня вспомнить, что в мраке водных пучин водятся и 

более опасные животные, от которых не защитит и скафандр. Удивительно, что 

я не подумал об этом раньше! Впредь я решил быть настороже. Впрочем, мне 

казалось, что наш привал знаменует конец прогулки. Но я ошибался. Капитан 

Немо и не помышлял возвращаться к "Наутилусу", он отважно шел вперед. 

Дно круто спускалось вниз, и мы все больше погружались в морские 

глубины. Было примерно около трех часов дня, когда мы очутились в узкой 

ложбине, стиснутой отвесными утесами, на глубине ста пятидесяти метров под 

уровнем моря. Благодаря совершенству наших водолазных аппаратов мы 

опустились уже на девяносто метров ниже того предела, который природа, 

казалось, установила для подводных экскурсий человека. 

Я определил глубину нашего погружения в сто пятьдесят метров, хотя 

никаких измерительных приборов у меня не было. Но я знал, что даже в самых 

прозрачных водах солнечные лучи не могут проникать глубже определенной 

толщи воды. На расстоянии десяти шагов ничего не было видно. Я шел ощупью, 

как вдруг тьму прорезал довольно яркий луч света. Капитан Немо зажег 

электрический фонарь. Его спутник сделал то же. Мы с Конселем последовали 

их примеру. Как только мы повернули выключатель, змеевидная стеклянная 

трубка, наполненная газом, засветилась от действия электрического тока. 

Свет наших фонарей осветил море в радиусе двадцати пяти метров. 


Страница 41 из 143:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40  [41]  42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   143   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"