Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

- А Консель рискнет прогуляться? - спросил Нед. 

- Куда господин профессор, туда и я, - отвечал Консель. 

На зов капитана пришли два матроса и помогли нам одеться в тяжелые 

непромокаемые скафандры, скроенные из цельных-кусков резины. Водолазная 

аппаратура, рассчитанная на высокое давление, напоминала броню 

средневекового рыцаря, но отличалась от нее своей эластичностью. Скафандр 

состоял из головного шлема, куртки, штанов и сапог на толстой свинцовой 

подошве. Ткань куртки поддерживалась изнутри подобием кирасы из медных 

пластинок, которая защищала грудь от давления воды и позволяла свободно 

дышать; рукава куртки оканчивались мягкими перчатками, не стеснявшими 

движений пальцев. 

Эти усовершенствованные скафандры были гораздо лучше изобретенных в 

XVIII веке лат из пробкового дерева, камзолов без рукавов, разных морских 

подводных одеяний - "сундуков" и прочее, столь высоко в свое время 

превознесенных. 

Капитан Немо, богатырского сложения матрос из команды "Наутилуса", 

Консель и я быстро облеклись в скафандры. Оставалось только надеть на 

голову металлический шлем. Но, прежде чем совершить эту операцию, я 

попросил у капитана разрешения осмотреть наши ружья. 

Мне подали обыкновенное ружье, стальной приклад которого, полый внутри, 

был несколько больше, чем у огнестрельного оружия. Приклад служил 

резервуаром для сжатого воздуха, врывавшегося в дуло, как только спущенный 

курок открывал клапан резервуара. В обойме помещалось штук двадцать 

электрических пуль, которые особой пружиной механически вставлялись в 

дуло. После каждого выстрела ружье автоматически заряжалось. 

- Капитан Немо, - сказал я, - ружье ваше замечательно и притом 

чрезвычайно простой конструкции. Мне не терпится испробовать его на деле. 

Но каким способом мы опустимся на дно? 

- В данную минуту, господин профессор, "Наутилус" стоит на мели, на 

глубине десяти метров, и мы можем выйти наружу. 

- Но как же мы выйдем? 

- А вот увидите! 

И капитан Немо надел на голову шлем. Консель и я последовали его 

примеру, причем канадец иронически пожелал нам "удачной охоты". Ворот 

куртки был снабжен медным кольцом с винтовой нарезкой, на которую 

навинчивался шарообразный металлический шлем. Сквозь три толстых смотровых 

стекла в шлеме можно было, поворачивая голову, глядеть во все стороны. 

Открыв кран аппарата Рукейроля, висевшего на спине, я прицепил к поясу 

лампу Румкорфа и взял в руки ружье. 

Тяжелый скафандр и особенно подбитые свинцом сапоги буквально 

пригвождали меня к полу: казалось, я не смогу сделать ни шагу. 

Однако все было предусмотрено: меня втолкнули в маленькую кабинку, 

смежную с гардеробной. Мои спутники последовали за мной таким же способом. 

Я слышал, как за нами захлопнулась дверь, и нас объяла глубокая тьма. 

Спустя несколько минут до моего слуха донесся пронзительный свист, и я 

почувствовал пронизывающий холод снизу. Видимо, в машинном отделении 

открыли кран и в кабину впустили воду. Как только вода заполнила все 

помещение, отворилась вторая дверь в самом борту "Наутилуса". Снаружи 

стоял полумрак. Минуту спустя мы нащупали ногами морское дно. 

Как описать впечатления этой подводной прогулки? Слова бессильны 

воссоздать чудеса океанических глубин. Если кисть живописца не в состоянии 

передать всю прелесть водной стихии, как же изобразить это пером? 

Капитан Немо шел впереди, его товарищ следовал за нами на расстоянии 

нескольких шагов. Я и Консель держались рядом, как будто можно было 

перекинуться словом в наших металлических шлемах! Я уже не чувствовал 

тяжести скафандра, сапог, резервуара со сжатым воздухом, металлического 

шлема, в котором моя голова болталась, как миндаль в скорлупе! Все эти 

предметы, погруженные в воду, теряли в весе ровно столько, сколько и 

вытесненная ими вода. Я готов был благословлять этот физический закон, 

открытый Архимедом. Благодаря ему я не был более инертной массой: я обрел 

относительную подвижность. 

Свет, проникавший в толщу воды на тридцать футов, освещал дно океана с 

поразительной яркостью. Ясно были видны все предметы на расстоянии ста 

метров. А дальше ультрамариновые краски морских глубин постепенно угасали, 

сгущались и, наконец, растворялись в туманной беспредельности. Среда, 

окружавшая меня, казалась тем же воздухом, только более плотным, чем 

земная атмосфера, но не менее прозрачным. Надо мной была спокойная 

поверхность моря. 

Мы шли по мелкому, плотно слежавшемуся песку, на котором приливы и 

отливы, избороздившие приморские пляжи, не оставили и следа. Ослепительный 

песчаный ковер служил благодатным рефлектором для солнечных лучей. Вот 

откуда исходит сила этого отраженного сияния, которым пронизана каждая 

частица воды! Поверят ли мне, что на глубине тридцати футов под 

поверхностью океана так же светло, как на земле в ясный день? 

Вот уже четверть часа идем мы по пламенеющему песку, усеянному 

неосязаемой пылью ракушек. Контуры корпуса "Наутилуса", рисовавшегося 

каким-то подводным рифом, постепенно стушевывались, но яркий свет его 

прожектора, с наступлением темноты в глубине вод, укажет нам путь на борт 

судна. Трудно представить себе силу отражения солнечных лучей в морских 

водоемах тому, кто привык к рассеянному, холодному электрическому свету 

земных городов. Там электрический свет, пронизывая воздух, насыщенный 

пылью, создает впечатление светящегося тумана; но на море, равно и в 

морских глубинах, электрические лучи обретают большую мощность. 

А мы все шли и шли по бескрайной песчаной равнине. Я раздвигал руками 

водную завесу, смыкавшуюся за моей спиной, и давление воды мгновенно 

стирало следы моих ног на песке. 

Вскоре стали смутно вырисовываться вдали очертания предметов. Я 


Страница 39 из 143:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38  [39]  40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   143   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"