Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

большой точностью вести наблюдение. 

Ничто не останавливало взгляда. Ни островка, ни скалы в виду. Ни следа 

"Авраама Линкольна"... Необозримая пустыня! 

Капитан Немо, взяв секстан, приготовился измерить высоту солнца, чтобы 

определить, на какой широте мы находимся. Он ожидал несколько минут, пока 

дневное светило не вышло из-за облака. И покамест он наблюдал, ни один 

мускул его руки не дрогнул, словно секстан держала рука статуи. 

- Полдень, - сказал капитан. - Господин профессор, не угодно ли вам... 

Я кинул последний взгляд на желтоватые воды, омывавшие, несомненно, 

японские берега, и сошел вслед за ним в салон. 

Там капитан сделал при помощи хронометра вычисления, определил долготу 

данного места и проверил свой расчет по предшествующим угломерным 

наблюдениям. Затем он сказал: 

- Господин Аронакс, мы находимся под сто тридцать седьмым градусом и 

пятнадцатью минутами западной долготы... 

- По какому меридиану? - живо спросил я, надеясь, что ответ капитана 

прольет свет на его национальность. 

- Сударь, - отвечал он, - у меня разные хронометры, поставленные по 

Парижскому, Гринвичскому и Вашингтонскому меридианам. Но в честь вас я 

выбираю парижский. 

Ответ не осветил ровно ничего. Я поклонился, а капитан продолжал: 

- Под сто тридцатью семью градусами и пятнадцатью минутами западной 

долготы от Парижского меридиана и под тридцатью градусами и семью минутами 

северной широты, иными словами, в трехстах милях от берегов Японии. Итак, 

сегодня, восьмого ноября, в полдень, начинается наше кругосветное 

путешествие под водой. 

- Храни нас господь! - сказал я. 

- А теперь, господин профессор, - прибавил капитан, - продолжайте свои 

занятия. Я приказал взять курс на восток-северо-восток и идти на глубине 

пятидесяти метров. На карте ежедневно будет отмечаться пройденный нами 

путь. Салон в вашем распоряжении. А теперь позвольте покинуть вас. 

Капитан Немо откланялся и вышел. Я остался наедине со своими мыслями. Я 

думал о капитане "Наутилуса". Узнаю ли я когда-нибудь, какой 

национальности этот загадочный человек, отрекшийся от своей родины? Что 

вызвало в нем ненависть к человечеству, возможно, ненависть, жаждавшую 

отмщения? Не из тех ли он непризнанных ученых, не из тех ли гениев, 

которых, как говорит Консель, "обидел свет"? Не современный ли Галилей, не 

жрец ли науки, как американец Мори, ученая карьера которого была прервана 

политическими событиями? Неизвестно! Случай бросил меня на борт его судна, 

и жизнь моя была в его руках. Он встретил меня холодно, но не отказал в 

гостеприимстве. Ни разу не пожал он моей протянутой руки. Ни разу не подал 

мне своей руки! 

Целый час провел я в размышлениях, стараясь проникнуть в волнующую 

тайну этого человека. Нечаянно взгляд мой упал на карту Земли, разложенную 

на столе; и я, водя пальцем по карте, нашел точку скрещения долготы и 

широты, указанные капитаном Немо. 

На океанах, как и на материках, есть свои реки. Это океанские течения, 

которые легко узнать по цвету и температуре и самое значительное из 

которых известно под названием Гольфстрим. Наука нанесла на карту земного 

шара направление пяти главнейших течений: первое на севере Атлантического 

океана, второе на юге Атлантического океана, третье на севере Тихого 

океана, четвертое на юге Тихого океана и, наконец, пятое в южной части 

Индийского океана. Вполне вероятно, что в северной части Индийского океана 

существовало и шестое океанское течение в те времена, когда Каспийское и 

Аральское моря и большие озера Азии составляли одно водное пространство. 

Путь "Наутилуса" лежал по одному из таких течений, обозначенному на 

карте под японским названием _Куро-Сиво_, что значит "Черная река". Выйдя 

из Бенгальского залива, согретое отвесными лучами тропического солнца, это 

течение проходит через Малаккский пролив, идет вдоль берегов Азии и, 

огибая их в северной части Тихого океана, достигает Алеутских островов; 

оно увлекает с собой стволы камфарного дерева, тропические растения и 

резко отличается ярко-синим цветом своих теплых вод от холодных вод 

океана. 

Я изучал путь этого течения по карте, представляя себе, как оно 

теряется в бескрайних просторах Тихого океана; и воображение так увлекло 

меня, что я не заметил, как Нед Ленд и Консель вошли в салон. 

Мои спутники не могли прийти в себя от удивления при виде чудес, 

представших перед их глазами. 

- Где же мы находимся? Где? - вскричал канадец. - Не в Квебекском ли 

музее? 

- С позволения сказать, - заметил Консель, - скорее в особняке 

Соммерара! 

- Друзья мои, - сказал я, приглашая их подойти поближе, - вы не в 

Канаде и не во Франции, а на борту "Наутилуса", в пятидесяти метрах ниже 

уровня моря. 

- Приходится поверить, раз сударь так говорит, - сказал Консель. - Но, 

признаться, этот салон может удивить даже такого фламандца, как я. 

- Удивляйся, друг мой, да, кстати, осмотри витрины, там найдется много 

любопытного для такого классификатора, как ты. 

Поощрять Конселя не было надобности. Склонившись над витриной, он уже 

бормотал что-то на языке натуралистов: "брюхоногие, класс животных из типа 

моллюсков, семейство трубачей, род ужовки, вид Мадагаскарской ципреи". 

Тем временем Нед Ленд, мало осведомленный в конхиологии, расспрашивал 

меня о моем свидании с капитаном Немо. Узнал ли я, кто он, откуда прибыл, 

куда направляется, в какие глубины увлекает нас. Короче говоря, он задавал 

мне тысячи вопросов, на которые я не успевал отвечать. 

Я сообщил ему все, что я знал, вернее, чего я не знал, и в свою очередь 

спросил его, что он слышал или видел со своей стороны. 

- Ничего не видел, ничего не слышал, - отвечал канадец. - Даже из 

команды судна никто мне на глаза не попался. Неужто и экипаж 

электрический? 


Страница 33 из 143:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32  [33]  34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   143   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"