Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

пронизывал душу! Он проникал сквозь водные слои, непроницаемые для наших 

глаз, вскрывал тайны морских глубин!.. 

Оба незнакомца были в беретах из меха морской выдры, обуты в высокие 

морские сапоги из тюленьей кожи. Одежда из какой-то особой ткани мягко 

облегала их стан, не стесняя свободы движений. 

Высокий, - невидимому, командир судна, - оглядел нас с величайшим 

вниманием, не произнося ни слова. Затем, оборотясь к своему спутнику, он 

заговорил на языке, о существовании которого я совершенно не подозревал. 

Это был благозвучный, гибкий, певучий язык с ударениями на гласных. 

Тот кивнул головой и обронил два-три слова на том же языке. Потом он 

вопросительно посмотрел на меня. 

Я ответил ясным французским языком, что не понимаю его вопроса. Но он, 

по-видимому, тоже не понял меня. Положение становилось довольно 

затруднительным. 

- А все же пусть господин профессор расскажет им нашу историю, - сказал 

мне Консель. - Авось эти господа поймут хоть кое-что! 

Я стал рассказывать о наших приключениях, отчетливо, по слогам, 

выговаривая каждое слово, не упуская ни единой подробности. Я назвал наши 

имена, указал звание и, с соблюдением всех правил этикета, представился 

лично, в качестве профессора Аронакса. Затем представил своего слугу 

Конселя и гарпунера, мистера Неда Ленда. 

Человек с прекрасными добрыми глазами слушал меня спокойно, даже 

учтиво, и чрезвычайно внимательно, но я не мог прочесть на его лице, понял 

ли он хоть что-нибудь из моего рассказа. Я окончил повествование. Он не 

произнес ни слова. 

Оставалась возможность объясниться с ними по-английски. Может быть, они 

говорят на языке, который стал почти общепринятым. Я бегло читал и 

по-английски и по-немецки, но свободно изъясняться не мог. А тут 

требовалась прежде всего ясность изложения. 

- Ну-с, теперь ваш черед, - сказал я гарпунеру. - Извольте-ка, мистер 

Ленд, тряхнуть стариной и вступить в переговоры, как подобает англосаксу, 

на чистейшем английском языке! Как знать, не повезет ли вам больше, чем 

мне. 

Нед не заставил себя просить и повторил по-английски мой рассказ. 

Вернее, он передал сущность, но совершенно в другой форме. Канадец, 

увлекаемый своим темпераментом, говорил с большим воодушевлением. Он в 

резких выражениях протестовал против нашего заточения, совершенного в 

явное нарушение прав человека! Спрашивал, в силу какого закона нас держат 

на этом поплавке, ссылался на habeas corpus [начальные слова закона о 

неприкосновенности личности, принятого английским парламентом в 1679 

году], грозил судебным преследованием тех, кто лишил нас свободы, 

бесновался, размахивал руками, кричал и в конце концов выразительным 

жестом дал понять, что мы умираем с голоду. 

Это была сущая правда, но мы об этом почти забыли. 

К своему величайшему удивлению, гарпунер, невидимому, преуспел не более 

меня. Наши посетители и бровью не повели. Язык Фарадея, как и язык Араго, 

был для них непонятен. 

Обескураженный неудачей, исчерпав все филологические ресурсы, я не 

знал, как нам быть дальше. Но тут Консель сказал: 

- Если господин профессор позволит, я поговорю с ним по-немецки. 

- Как, ты говоришь по-немецки? - вскричал я. 

- Как всякий фламандец, с позволения господина профессора. 

- Вот это мне нравится! Продолжай, дружище! 

И Консель степенно рассказал в третий раз все перипетии нашей истории. 

Но, невзирая на изысканность оборотов и прекрасное произношение 

рассказчика, немецкий язык также не имел успеха. 

Наконец, доведенный до крайности, я попытался восстановить в памяти 

свои юношеские познания и пустился излагать наши злоключения по-латыни. 

Цицерон зажал бы себе уши и выставил бы меня за дверь, но все же я довел 

рассказ до конца. Результат был столь же плачевный. 

Последняя попытка тоже не имела успеха. Незнакомцы обменялись 

несколькими словами на каком-то непостижимом языке и ушли, не подав нам 

надежды каким-либо ободряющим знаком, понятным во всех странах мира! Дверь 

за ними затворилась. 

- Какая низость! - вскричал Нед Ленд, вспылив уже, наверное, в 

двадцатый раз. - Как! С ними говорят и по-французски, и по-английски, и 

по-немецки, и по-латыни, а канальи хоть бы из вежливости словом 

обмолвились! 

- Успокойтесь, Нед, - сказал я кипятившемуся гарпунеру. - Криком делу 

не поможешь. 

- Но вы сами посудите, господин профессор, - возразил наш 

раздражительный компаньон, - не околевать же нам с голоду в этой железной 

клетке! 

- Ба! - заметил философски Консель. - Мы еще в силах продержаться 

порядочное время! 

- Друзья мои, - сказал я, - не надо отчаиваться. Мы были еще в худшем 

положении. Не спешите, пожалуйста, составлять мнение насчет командира и 

экипажа этого судна. 

- Мое мнение уже сложилось, - ответил Нед Ленд. - Отъявленные 

негодяи... 

- Так-с! А из какой страны? 

- Из страны негодяев! 

- Любезный Нед, - сказал я, - страна сия еще недостаточно ясно 

обозначена на географической карте, и, признаюсь, трудно определить, какой 

национальности наши незнакомцы. Что они не англичане, не французы, не 

немцы - можно сказать с уверенностью. А все же мне кажется, что командир и 

его помощник родились под низкими широтами. У них внешность южан. Но кто 

они? Испанцы, турки, арабы или индусы? Наружность их не настолько типична, 

чтобы судить о их национальной принадлежности. Что касается языка, 

происхождение его совершенно необъяснимо. 

- Большое упущение не знать всех языков! - заметил Консель. - А еще 

проще было бы ввести один общий язык! 

- И это бы не помогло! - возразил Нед Ленд. - Неужто не видите, что у 

этих людей язык собственного изобретения, выдуманный, чтобы приводить в 

бешенство порядочного человека, который хочет есть! Во всех странах мира 


Страница 18 из 143:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17  [18]  19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   143   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"