Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

отворилась. Я вошел. В комнате находился один капитан Немо. Склонившись 

над столом, он не слыхал, как я вошел. Решившись не уходить, пока не 

переговорю с ним, я подошел к столу. Он резко вскинул голову, нахмурил 

брови и сказал достаточно суровым тоном: 

- Это вы! Что вам угодно? 

- Поговорить с вами, капитан. 

- Но я занят, у меня работа. Я предоставил вам полную свободу быть 

одному, неужели я не могу пользоваться тем же? 

Прием казался мало ободряющим. Но я решил выслушать все, чтобы сказать 

все. 

- Капитан, - холодно заговорил я, - я должен договорить с вами о таком 

деле, которое нельзя было отложить. 

- Какое? - спросил он иронически. - Вы сделали открытие, неудавшееся 

мне? Море раскрыло перед вами новые тайны? 

Мы были далеки от согласия. Но прежде чем я успел ответить, капитан 

Немо показал мне на раскрытую перед ним рукопись и внушительно сказал: 

- Вот, господин Аронакс, рукопись, переведенная на несколько языков. 

Она содержит краткую сводку моих работ по изучению моря, и, коли это будет 

угодно богу, она не погибнет вместе со мной. Эта рукопись с добавлением 

истории моей жизни будет заключена в нетонущий аппарат. Тот, кто останется 

в живых последним на "Наутилусе", бросит аппарат в море, и он поплывет по 

воле волн. 

Имя этого человека! Его автобиография! Значит, когда-нибудь его тайна 

разъяснится? Но в данную минуту его сообщение являлось для меня только 

средством, чтобы подойти к интересующему меня делу. 

- Капитан, - ответил я, - я не могу одобрить самой идеи ваших действий. 

Недопустимо, чтобы плоды ваших научных изысканий могли погибнуть. Но 

избранное вами средство мне кажется слишком примитивным. Кто знает, куда 

загонят ветры этот аппарат, в какие руки попадет он? Разве не могли 

придумать что-нибудь вернее? Разве вы сами или кто-нибудь из ваших?.. 

- Нет, - резко прервал меня капитан. 

- Но тогда я, да и мои товарищи готовы взять вашу рукопись на хранение, 

и если вы вернете нам свободу... 

- Свободу? - спросил капитан Немо, встав с места. 

- Да, как раз по этому вопросу я и хотел поговорить с вами. Уже семь 

месяцев, как мы находимся на вашем корабле, и вот сегодня я спрашиваю вас, 

от имени моих товарищей и собственного, намерены ли вы удержать нас 

навсегда? 

- Господин Аронакс, - сказал капитан Немо, - сегодня я вам отвечу то 

же, что ответил семь месяцев тому назад: "Кто вошел в "Наутилус", тот из 

него не выйдет". 

- Значит, вы обращаете нас в рабство? 

- Называйте это, как хотите. 

- Но раб повсюду сохраняет за собой право возвратить себе свободу! И 

ради этой цели для него все средства хороши! 

- А кто же отрицает за вами это право? Разве когда-нибудь мне приходила 

мысль связывать вас клятвой? 

И, скрестив руки на груди, капитан смотрел на меня. 

- Капитан, - обратился я к нему, - ни у вас, ни у меня нет охоты 

возвращаться к этому вопросу. Но уж раз мы его затронули, давайте доведем 

его до конца. Повторяю вам, что дело идет не только обо мне. Для меня 

научная работа - это моральная поддержка, одухотворение, могущественное 

отвлечение и страсть, способные заставить меня забыть все. Так же, как вы, 

я могу жить никем не знаемый, в тени, с хрупкой надеждой передать 

потомству результат своих исследований посредством гипотетического 

аппарата, доверенного случайной воле ветров и волн. Одним словом, лишь я 

способен и любоваться вами и без неудовольствия следовать за вами, играя 

роль, в некоторых отношениях для меня понятную; но в вашей жизни есть и 

другая сторона, а она мне представляется в окружении сложных обстоятельств 

и тайн, к которым непричастны мы, я и мои товарищи. И даже в таких 

случаях, когда бы наше сердце и болело за вас, тронутое вашими скорбями 

или взволнованное проявлениями вашего талантливого ума и мужества, нам 

все-таки пришлось бы затаивать в себе малейшее свидетельство той симпатии, 

какая возникает в нас при виде чего-нибудь красивого и доброго, независимо 

от того, исходит ли оно от друга или от врага. И вот это сознание нашей 

полной непричастности всему, что вас касается, делает наше положение 

неприемлемым, невозможным, даже для меня, а уж в особенности для такого 

человека, как Нед Ленд. Каждый человек, только потому, что он человек, 

достоин того, чтобы о нем подумать. Задавались ли вы вопросом, на что 

способна любовь к свободе и ненависть к рабству, какие планы мести могут 

они внушить таким натурам, как наш канадец, что может он замыслить и 

попытаться сделать?.. 

Я умолк. Капитан Немо встал с места. 

- До того, что может замыслить и пытаться сделать Нед Ленд, мне нет 

дела! Не я искал его! Не для своего удовольствия я держу его на корабле. 

Что касается до вас, господин Аронакс, то вы принадлежите к числу тех 

людей, которые способны понимать все, даже и молчание. Больше отвечать мне 

нечего. Пусть первый разговор ваш на эту тему будет и последним, так как 

второй раз я вам могу и не ответить. 

Я вышел. С этого дня наше положение стало очень напряженным. Я доложил 

о разговоре моим товарищам. 

- Теперь по крайности мы знаем, - сказал Нед, - что ждать нам от этого 

человека нечего. "Наутилус" подходит к Лонг-Айленду. Какая бы погода ни 

была, мы убежим. 

Однако небо становилось все грознее. Появились предвестники урагана. 

Воздух принимал молочно-белый оттенок. Перистые облака на горизонте 

сменялись кучевыми. Ниже их быстро бежали темные тучи. Море начинало 

вздыматься большими длинными валами. Исчезли птицы, кроме буревестников. 

Барометр заметно падал, указывая сильное скопление водяных паров в 

воздухе. Смесь в штормовом приборе разлагалась под действием 

электричества, насыщенного в атмосфере. Близилась борьба стихий. 

Буря разразилась 18 мая, как раз в то время, когда "Наутилус" 


Страница 133 из 143:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132  [133]  134   135   136   137   138   139   140   141   142   143   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"