Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

переживая еще сильное волнение. Свой рассказ я перечитал сам, а затем 

прочел его Конселю и канадцу. Они нашли, что в передаче самого факта 

рассказ точен, но недостаточно эффектен. Для описания такой картины надо 

иметь перо знаменитого нашего поэта, автора "Тружеников моря". 

Я говорил, что капитан Немо плакал, смотря на море. Горе его было 

безгранично. Со времени нашего пребывания на "Наутилусе" погибал уже 

второй его товарищ. И какая смерть! Раздавленный, задушенный, 

исковерканный страшными щупальцами, измолотый железными челюстями, этот 

друг не будет покоиться среди своих товарищей в мирных водах коралловой 

гробницы! 

Что касается меня, мое сердце разрывалось от крика отчаяния, 

вылетевшего в разгаре этой битвы из уст того бедняги. Несчастный француз, 

забыв воспринятый диалект, снова обрел язык родной земли и своей матери 

для последнего, напрасного призыва! Итак, в числе товарищей капитана Немо, 

преданных ему душой и телом, так же, как он, бежавших от общения с людьми, 

находился мой соотечественник! Один ли представлял он Францию в этом 

таинственном сообществе, видимо, состоявшем из людей различных наций? 

Вот одна из неразрешимых проблем, все время возникавших в моем уме! 

Капитан Немо вернулся к себе. Некоторое время я больше не видал его. Но 

какую грусть, отчаяние, нерешительность он должен бы испытывать наедине с 

самим собой, если судить по поведению судна, где капитан Немо был душой, 

ибо его душевное состояние сказывалось и на корабле. "Наутилус" то шел 

вперед, то возвращался, он перестал держаться определенного направления, 

плавал по воле волн, точно труп. Винт был очищен, но почти бездействовал. 

Капитан Немо вел судно по наитию. Он был не в силах расстаться с местом 

последнего сражения, с морем, что поглотило его друга! 

Так протекли десять дней. Наконец, 1 мая "Наутилус" решительно взял 

прежний курс на север, пройдя в виду Лукайских островов у Багамского 

пролива. Мы плыли по течению самой большой морской реки со своими 

собственными берегами, рыбами и температурой. Я говорю о Гольфстриме. 

Это настоящая река, но течет она среди Атлантического океана. Вода в 

ней тоже соленая и даже солонее окружающего моря. Средняя глубина ее три 

тысячи футов, а средняя ширина - шестьдесят миль. В некоторых местах 

скорость течения достигает четырех километров в час. Неизменность объема 

ее воды значительнее, чем у всех рек земного шара. 

Подлинный источник Гольфстрима, исследованного командиром Мори, или, 

если хотите, его исходная точка, находится в Гасконском заливе. Там его 

воды, сначала еще слабо нагретые и светлые, начинают принимать особый свой 

характер. Оттуда это течение идет на юг, вдоль берегов экваториальной 

Африки, где солнечные лучи жаркой зоны прогревают его воды, затем 

пересекает Атлантический океан, достигает мыса Сент-Рок на бразильском 

берегу, здесь разветвляется, и часть его направляется к Антильским 

островам, где снова прогревается. И вот тут, как будто предназначенный 

самой природой установить равновесие температур, Гольфстрим, смешав 

тропические воды с северными, начинает выполнять роль уравнителя 

температур: раскаленное солнцем Мексиканского залива, течение Гольфстрим 

поднимается на север к североамериканским берегам Ньюфаундленда. Здесь под 

действием холодного течения из пролива Девиса оно отклоняется к востоку, 

опять течет сквозь океан вдоль одного из больших кругов земного шара по 

локсодромической линии и у сорок третьего меридиана разделяется на два 

рукава, причем один, под действием северо-западного пассата, возвращается 

к Гасконскому заливу и к Азорским островам, другой же, обогрев берега 

Ирландии и Норвегии, доходит до Шпицбергена, где его температура, упав до 

четырех градусов, все же достаточна, чтобы образовать море, свободное от 

льдов. 

По этой-то океанической реке и плыл "Наутилус". При выходе из пролива 

Багама, шириной четырнадцать лье и глубиной триста пятьдесят метров, 

Гольфстрим течет со скоростью восьми километров в час. Скорость течения 

все больше падает по мере его продвижения на север, и было бы желательно, 

чтобы и впредь сохранялась такая равномерность, ибо, если скорость и 

направление Гольфстрима когда-нибудь изменятся, как это уже предполагали, 

климат европейских стран может подвергнуться такого рода потрясениям, 

последствия которых даже нельзя предвидеть. 

Около полудня я находился на палубе и рассказывал Конселю об 

особенности Гольфстрима. Кончив объяснения, я предложил ему опустить руки 

в воду. Консель исполнил мое желание и был крайне удивлен, не ощутив ни 

тепла, ни холода. 

- Происходит это оттого, - объяснил я, - что температура Гольфстрима 

при его выходе из Мексиканского залива мало отличается от температуры 

нашей крови. Гольфстрим - это огромный калорифер, который дает возможность 

западноевропейским берегам щеголять вечнозеленою растительностью. Если 

верить вычислениям Мори, то полное использование тепла Гольфстрима дало бы 

количество калорий, вполне достаточное, чтобы превратить массы чугуна в 

расплавленную реку, величиною с Миссури или Амазонку, и все время 

поддерживать ее текучесть. 

Скорость течения Гольфстрима достигала в это время двух метров двадцати 

пяти сантиметров в секунду. Течение это настолько отличается от 

окружающего моря, что его уплотненные воды выступают над поверхностью 

океана, и таким образом воды теплые и воды холодные имеют разный уровень. 

Воды Гольфстрима, богатые солями, ярко-синего цвета и ясно выделяются 

среди зеленых волн океана. Линия их водораздела проходит настолько четко, 

что, когда "Наутилус" на широте Каролинских островов врезался своим бивнем 

в воды Гольфстрима, его винт в эту минуту еще рассекал воды океана. 


Страница 131 из 143:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130  [131]  132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   143   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"