Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

циркулировал внутри самого судна. Ни один не вышел насладиться вольным 

воздухом. 

Первые произнесенные мной слова были словами благодарности двум моим 

товарищам. За долгие часы нашей агонии Консель и Нед поддерживали во мне 

жизнь. Никакой благодарностью нельзя было отплатить за их преданность. 

- Ладно уж, господин профессор, не стоит и говорить об этом! - ответил 

мне Нед Ленд. - В чем же тут заслуга? Никакой. Это простая арифметика. 

Ваша жизнь дороже нашей. Стало быть, ее и надо сохранить. 

- Неверно, Нед, - ответил я. - Нет никого выше человека доброго и 

благородной души, а вы - такой! 

- Ладно! Ладно! - повторял смущенный канадец. 

- И ты, мой милый Консель, ты тоже очень страдал. 

- Да нет - не очень. Говоря правду, мне, конечно, не хватало немного 

воздуху, но, по-моему, я к этому был приспособлен. Кроме того, я видел, 

что господин профессор теряет сознание, а от этого у меня пропадало 

желание дышать. Как говорится, у меня в зобу спирало дыхание. 

Консель, чувствуя, что запутался в общих рассуждениях, замолк. 

- Друзья мои, - ответил я, глубоко тронутый, - теперь навеки мы связаны 

друг с другом, и по отношению ко мне вы имеете полное право... 

- Которым я воспользуюсь, - прервал меня канадец. 

- Эге! - произнес Консель. 

- Да, - продолжал Нед Ленд, - правом взять вас с собой, когда я брошу 

этот дьявольский "Наутилус". 

- В самом деле, - сказал Консель, - разве мы не идем в хорошую сторону. 

- Да, - ответил я, - мы идем к солнцу, а здесь солнце - это север. 

- Все так, - заметил канадец, - но вопрос в том, пойдем ли мы в 

Атлантический или в Тихий океан, иными словами, в море, часто посещаемое 

кораблями или безлюдное. 

На это я не мог ответить, я сам побаивался, что капитан Немо поведет 

нас в тот великий океан, который омывает берега Америки и Азии. Этим он 

закончит свое подводное кругосветное плавание и вернется в те моря, где 

"Наутилус" будет находиться в полной независимости. А если мы вернемся в 

Тихий океан, далеко от обитаемой земли, что станется с планами Неда 

Ленда?. 

Но в скором времени мы будем точно осведомлены в этом отношении. 

"Наутилус" шел большим ходом. Мы быстро пересекли южный полярный круг и 

держали курс на мыс Горн. 31 марта в семь часов вечера мы были на траверсе 

южной оконечности Америки. 

К этому времени все наши прошлые страдания были забыты. Воспоминания о 

нашем заключении во льдах мало-помалу стушевались в нашей памяти. Мы 

думали только о будущем. Капитан Немо не появлялся ни на палубе, ни в 

салоне. Ежедневные отметки на карте полушария, которые делал помощник 

капитана, давали мне возможность точно следить за курсом "Наутилуса". И 

вечером того же дня выяснилось, к моему глубокому удовлетворению, что мы 

возвращаемся на север по Атлантическому океану. 

Я сообщил канадцу и Конселю результат своих наблюдений. 

- Хорошая новость, - заметил канадец, - но куда пойдет "Наутилус"? 

- Этого, Нед, сказать я не могу. 

- Уж не вздумает ли капитан после Южного полюса попасть на Северный, а 

потом вернуться в Тихий океан через пресловутый Северо-Западный проход? 

- За него не поручишься, - ответил Консель. 

- Ну и пусть его, - сказал канадец, - мы улепетнем от него раньше. 

- Во всяком случае, - добавил Консель, - капитан Немо - человек, какой 

надо, и мы не пожалеем, что свели с ним знакомство. 

- Особенно когда мы с ним расстанемся! - заметил Нед Ленд. 

На следующий день, 1 апреля, за несколько минут до двенадцати часов, 

когда "Наутилус" всплыл на поверхность, мы заметили на западе берег. Это 

была Огненная Земля, прозванная так первыми мореплавателями, которые 

увидели на ней множество дымков, поднимавшихся над хижинами туземцев. 

Огненная Земля представляет собой скопление островов, раскинутых на 

пространстве тридцати лье в длину и двадцати четырех в ширину, между 

пятьдесят третьим и пятьдесят шестым градусом южной широты и шестьдесят 

седьмым градусом пятидесятой минутой и семьдесят седьмым градусом 

пятнадцатой минутой западной долготы. Берег мне показался низким, но вдали 

высились большие горы. По-моему, я даже различил среди них гору Сармиенто, 

достигающую высоты 2070 метров над уровнем моря, - это пирамидальная глыба 

из сланцевых пород, с очень острой вершиной, которая в зависимости от 

того, закрыта ли она облаками, или нет, предсказывает, как сообщил мне Нед 

Ленд, плохую или хорошую погоду. 

- Отличный барометр, мой друг, - заметил я. 

- Да, барометр природный, он не обманул меня ни разу, когда я плавал по 

Магелланову проливу. 

В это время пик Сармиенто отчетливо вырисовался на фоне неба. Это 

предсказывало хорошую погоду, что и подтвердилось. 

"Наутилус", погрузившись в воду, приблизился к берегу, но шел вдоль 

него только несколько миль. 

Сквозь стекла окон в салоне я видел длинные, похожие на лианы стебли 

гигантских представителей фукусовых водорослей, несущих грушевидные пузыри 

и представленных несколькими видами в свободных водах Южного полюса; их 

клейкие гладкие стебли достигают трехсот метров в длину - это настоящие 

веревки толщиною в большой палец, очень крепкие; они нередко служат вместо 

причальных канатов для небольших судов. Другой вид травы, под названием 

вельпы, с листьями длиной в четыре фута, покрытыми коралловидными 

наростами, устилал морское дно. Он служил пищей и местом скоплений для 

мириад ракообразных, моллюсков, крабов, каракатиц. Среди них пиршествовали 

тюлени и морские выдры, соединяя на английский манер рыбу с зеленью. 

По этим исключительно плодовитым глубинам "Наутилус" плыл с предельной 

скоростью. К вечеру он уже приближался к Фолклендским островам, и на 

следующее утро я уже мог видеть горные вершины этих островов. Глубина моря 

была тут незначительна. Я полагал, и не без оснований, что два главных 


Страница 124 из 143:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123  [124]  125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   143   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"