Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

немногое, что еще осталось, необходимо было сохранить для работавших 

людей. Ни одного атома для "Наутилуса"! 

Когда я вернулся на борт, я уже совсем задыхался. Какая ночь! Я этого 

не в силах описать. Таких страданий описывать нельзя! На следующее утро 

стало предельно тяжело дышать. К головной боли присоединились одуряющие 

головокружения, от которых я был похож на пьяного. Мои товарищи испытывали 

те же самые страдания. Несколько человек из экипажа только хрипели. 

Сегодня, на шестой день нашего пленения, капитан Немо, полагая, что 

кирки и ломы являются средством, слишком медленным, решил проломить 

ледяной пласт, еще отделявший нас от водяной поверхности моря, иным 

способом. Он неизменно сохранял и свое хладнокровие и свою энергию, 

нравственной силой он подавлял физические страдания. Он думал, 

комбинировал и действовал. 

По его приказанию корабль приподняли с ледяного слоя, облегчив его и 

изменив этим центр его тяжести. Когда "Наутилус" всплыл, его подтянули 

канатами с таким расчетом, чтобы он стал точно над огромной выемкой, 

сделанной по очертанию его ватерлинии. Как только резервуары достаточно 

наполнились водой, "Наутилус" опустился и вклинился в прорубленную выемку. 

К этому моменту весь экипаж вошел в корабль и запер двойную дверь внешнего 

сообщения. "Наутилус" лежал на ледяном пласте толщиною в один метр, 

продырявленном во множестве мест зондами. 

В то же время краны резервуаров были открыты до отказа, и в них хлынули 

сто кубических метров воды, увеличив вес "Наутилуса" на сто тысяч 

килограммов. 

Мы ждали, слушали, даже забыв свои страдания. Делалась последняя ставка 

на спасение. 

Несмотря на шум в голове, я вскоре услыхал какое-то потрескивание под 

корпусом "Наутилуса". Происходило смещение поверхности пласта. Наконец, 

лед треснул со странным шумом, похожим на разрыв листа бумаги, и 

"Наутилус" начал опускаться. 

- Прошли! - шепнул мне на ухо Консель. 

Я был не в силах отвечать; я только схватил его руку и непроизвольным, 

конвульсивным движением стал ее сжимать. 

"Наутилус", под действием своей огромной тяжести, стал врезаться в 

воду, как ядро, иначе говоря, стал падать точно в пустоту. Сейчас же всю 

электрическую энергию переключили на насосы, чтобы выкачивать воду из 

резервуаров. Через несколько минут падение затормозилось. А вскоре 

манометр показал уже восходящее движение судна. Винт заработал с такой 

скоростью, что железный корпус весь дрожал вплоть до заклепок, и мы 

понеслись на север. 

Но сколько же времени продлится наше плавание под торосами, пока мы не 

достигнем свободного пространства океана? Еще день? Но я до этого умру. 

Полулежа на диване в библиотеке, я задыхался. Лицо мое сделалось 

лиловым, губы синими, наступало полное функциональное расстройство. 

Сознание времени исчезло. Мускулы потеряли способность сокращаться. Не 

могу сказать, сколько часов длилось такое состояние. Я только сознавал, 

что это начало агонии. Я понимал, что умираю... 

Вдруг я пришел в себя. Несколько глотков чистого воздуха проникли в мои 

легкие. Неужели мы всплыли на поверхность моря? Неужели мы прошли торосы? 

Нет! Это мои милые друзья, Нед и Консель, пожертвовали собой, чтобы 

спасти меня, отдав мне несколько молекул воздуха, оставшихся в одном из 

аппаратов! Вместо того чтобы вдохнуть в себя, они их сохранили для меня и, 

сами задыхаясь, вливали капля по капле в меня жизнь. Я хотел оттолкнуть 

аппарат, но они схватили меня за руки, и в течение нескольких минут я с 

наслаждением дышал. 

Я перевел взгляд на часы; они показывали одиннадцать часов дня. Значит, 

наступило 28 марта. "Наутилус" шел со страшной скоростью сорока миль в 

час. Он точно ввинчивался в море. 

Где же капитан Немо? Неужели он погиб? Неужели вместе с ним умерли и 

его товарищи? 

Судя по показаниям манометра, мы находились всего в двадцати футах от 

поверхности. Простое ледяное поле нас отделяло от воздуха земли. Разве 

нельзя его пробить? Может быть! Во всяком случае, "Наутилус" намеревался 

это сделать, я это чувствовал; он принял наклонное положение, опустив 

корму и приподняв кверху бивень. Для этого достаточно было впустить воду 

определенным образом и тем нарушить обычную точку равновесия. Затем, 

сделав разгон всей мощью своего винта, он ринулся на ледяное поле снизу, 

подобно гигантскому тарану. Он стал долбить его мало-помалу, то отплывая, 

то вновь бросаясь на ледяное поле, которое все больше трескалось, и, 

наконец, последним броском "Наутилус" пробился на оледенелую поверхность 

моря и продавил ее своею тяжестью. 

Стеклянные окна раскрылись, можно сказать - разверзлись, и волны 

морского воздуха стали вливаться в "Наутилус". 

 

 

 

17. ОТ МЫСА ГОРН ДО АМАЗОНКИ 

 

Как я очутился на палубе, я не знаю. Может быть, перенес меня туда 

канадец. Так или иначе, но я дышал. Я втягивал в себя животворящий воздух 

моря. Рядом со мной мои товарищи упивались его освежающими молекулами. 

Несчастным, долго голодавшим людям нельзя набрасываться на первую 

предложенную пищу. Нам же, наоборот, не надо было сдерживать себя, мы 

могли всей силой своих легких вдыхать атомы морского воздуха, а морской 

бриз сам собой вливал в нас этот сладостный пьянящий воздух. 

- Ах, кислород, какое это благо! - говорил Консель. - Теперь, господин 

Аронакс, не бойтесь наслаждаться им. Здесь хватит его на всех. 

Нед Ленд не произносил ни слова, а только раскрывал свой рот, но так, 

что даже акуле сделалось бы страшно. А какой у него могучий вдох! В легких 

канадца была такая "тяга", как в хорошо растопленной печи. 

К нам быстро возвращались наши силы, и, когда я огляделся, я увидал, 

что на палубе были только мы. Никого из экипажа. Даже капитана Немо. 

Странные моряки "Наутилуса" удовлетворялись тем воздухом, который 


Страница 123 из 143:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122  [123]  124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   143   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"