Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

"Наутилуса". После этого все двенадцать человек одновременно стали 

буравить канаву в нескольких точках по ее окружности. В скором времени 

заработали кирки, мощно проникая в компактную массу льда и откалывая от 

нее большие глыбы. В силу меньшего удельного веса эти глыбы как бы 

взлетали под верхний свод туннеля, вследствие чего он начал утолщаться 

сверху настолько же, насколько становился тоньше снизу. Но это не имело 

значения, раз нижний слой делался в такой же мере тоньше. 

После двух часов напряженной работы Нед измучился и вернулся в салон. 

Его вместе с товарищами по работе сменили свежие работники; к ним 

присоединились я и Консель. Нами руководил помощник капитана. Вода мне 

показалась особенно холодной, но вскоре я согрелся, работая киркой. 

Движения мои были вполне свободны, хотя производились при внешнем давлении 

в тридцать атмосфер. Проработав два часа и вернувшись в салон, чтобы 

перекусить и немного отдохнуть, я почувствовал большую разницу между 

потоком чистого воздуха, поступавшего ко мне в аппарат Рукейроля, и 

атмосферой в "Наутилусе", где уже накопился углекислый газ. В течение двух 

суток воздух не возобновлялся, и его животворные качества значительно 

понизились. А между тем за двенадцать часов работы мы сняли с намеченной 

поверхности пласт только в один метр толщиной, иначе говоря, около 

шестисот кубических метров льда. Допустим, что каждые двенадцать часов 

будет выполняться такая же работа, - тогда понадобится еще четыре дня и 

пять ночей, чтобы довести дело до желаемого конца. 

- Четыре дня и пять ночей! - сказал я своим товарищам. - А запас 

воздуха в резервуарах только на два дня. 

- Не считая того, - добавил Нед Ленд, - что, когда мы выйдем из этой 

проклятой тюрьмы, мы еще останемся в заключении под торосами без всякой 

связи с наружным воздухом. 

Соображение правильное. Кто мог сказать заранее, сколько тогда 

понадобится времени для нашего освобождения? Не задохнемся ли мы раньше, 

чем "Наутилус" сможет вернуться на поверхность моря? Не суждено ли ему со 

всем его содержимым быть погребенным в этой ледяной могиле? Опасность 

казалась грозной. Но все смотрели прямо ей в глаза, и все решились 

исполнить долг свой до конца. 

Как я и предполагал, за ночь удалось снять еще один метр со дна 

огромной выемки. Но когда на следующее утро, облекшись в свой скафандр и 

походив в этой плотной жидкости, имевшей температуру шесть-семь градусов 

ниже нуля [такой температуры в воде быть не может], я заметил, что боковые 

стены начали постепенно сближаться. Слои воды, более отдаленные от выемки, 

начинали замерзать. При наличии этой новой и непосредственной опасности 

что станется с нашими надеждами на спасение? Чем воспрепятствовать 

превращению жидкой среды в твердую, грозившую раздавить, как стеклышко, 

стенки "Наутилуса"? 

Я уж не стал говорить об этой новой опасности своим товарищам. Зачем 

было испытывать людей и, может быть, лишить их той энергии, какую 

проявляли они в тяжкой работе для общего спасения? Но, вернувшись на борт, 

я тотчас сообщил капитану Немо об этом важном осложнении. 

- Знаю, - ответил он своим спокойным тоном, который не менялся ни при 

каких стечениях обстоятельств, хотя бы самых страшных. - Да, это еще одна 

опасность, но я не вижу средства устранить ее. Единственная возможность 

для нашего спасения - это действовать быстрее. Нам надо дойти первыми. Вот 

и все. 

Дойти первыми! Уж мне бы следовало привыкнуть к его манере разговора! 

За этот день я проработал несколько часов киркой с большим упорством. Эта 

работа поддерживала во мне бодрость. К тому же работать - это значило 

выходить из "Наутилуса", дышать чистым воздухом, взятым из резервуаров 

корабля и поступавшим ко мне через аппараты снаряжения; это значило 

расстаться с удушливой и вредной атмосферой в "Наутилусе". 

К вечеру был вынут еще один метр с окружности всей выемки. Когда я 

возвратился на борт, я чуть не задохнулся от углекислого газа, которым был 

насыщен воздух в "Наутилусе". Ах, почему в нашем распоряжении нет 

химического средства поглотить этот тлетворный газ! В самом кислороде не 

было недостатка. Он находился, и в большом количестве, во всей окружающей 

нас воде, и, выделенный при помощи наших мощных батарей, он мог 

восстановить животворные свойства атмосферы в "Наутилусе". Я об этом 

думал, но напрасно, поскольку углекислый газ выделялся нашим собственным 

дыханием и заполнял собою весь корабль. Чтобы поглощать этот газ, надо 

было наполнять сосуды едким калием и беспрерывно их трясти. Но этого 

вещества не было на корабле, а заменить его нельзя ничем. 

В этот вечер капитану Немо пришлось открыть краны из резервуаров и 

впустить несколько струй чистого воздуха внутрь "Наутилуса". Без этой меры 

мы, пожалуй, не проснулись бы совсем. 

На следующий день, 26 марта, я вышел работать и принялся за пятый метр. 

Боковые стены и нижняя часть торосов стали заметно толще. Было очевидно, 

что они сойдутся раньше, чем "Наутилус" освободится. На одну минуту я впал 

в отчаяние. Кирка едва не выпала из моих рук. Какой имело смысл долбить 

лед, если мне суждено задохнуться или быть расплющенным этой водой, 

превращавшейся в камень, - подвергнуться казни, какой еще не выдумали даже 

самые жестокие дикари? Мне казалось, что я нахожусь в разверстой пасти 

какого-то чудовища, готового сжать свои страшные челюсти. 

В эту минуту капитан Немо, работавший вместе с нами, прошел мимо меня. 

Я тронул его за руку и показал на стены нашей тюрьмы. Стена с правого 

борта отстояла не больше четырех метров от корпуса "Наутилуса". 

Капитан понял меня и сделал мне знак последовать за ним. Мы вернулись 

на борт. Сняв свой скафандр, я вслед за капитаном прошел в салон. 


Страница 121 из 143:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120  [121]  122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   143   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"