Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

разбивать лед вокруг корпуса судна. Операция эта не составила большого 

труда, потому что молодой лед лежал тонким слоем. Когда все было кончено, 

мы вошли внутрь корабля. Резервуары, по обыкновению, были наполнены водой 

до ватерлинии. "Наутилус" начал погружаться. 

Я вошел в салон вместе с Конселем. Через открытые окна мы могли видеть 

глубинные слои Антарктического океана. Ртуть в термометре поднималась. 

Стрелка манометра отклонялась вправо по циферблату. 

На глубине трехсот метров, как и предвидел капитан Немо, мы оказались 

под волнистой нижней поверхностью сплошных льдов. Но "Наутилус" все еще 

продолжал погружаться. Мы достигли глубины восьмисот метров. Температура 

воды была уже не двенадцать градусов, как на поверхности моря, а всего 

одиннадцать градусов. Уже один градус был выигран! Само собою, что 

температура внутри "Наутилуса", обогреваемого электрическими приборами, 

была значительно выше. "Наутилус" маневрировал с необычайной точностью. 

- Если угодно знать господину профессору, мы все-таки пройдем, - сказал 

мне Консель. 

- Надеюсь, - отвечал я тоном глубочайшей уверенности. 

На этой свободной от льда глубине "Наутилус" взял курс прямо к полюсу, 

не уклоняясь от пятьдесят второго меридиана. Оставалось пройти от 67ь30' 

до 90ь, двадцать два с половиной градуса широты, иначе говоря, немного 

более пятисот лье. "Наутилус" шел в среднем со скоростью двадцати шести 

миль в час, то есть со скоростью курьерского поезда. Если судно не 

замедлит хода, мы через сорок часов подойдем к полюсу. 

Часть ночи мы с Конселем провели в салоне. Новизна пейзажа приковала 

нас к окнам. Воды искрились при свете нашего прожектора. Но морские 

глубины были пустынны. Рыбы не населяли эти скованные ледяным покровом 

воды. Только в определенное время они появляются в этих зонах, направляясь 

из Антарктики в водоемы, свободные от льдов. Мы шли большим ходом. Но это 

чувствовалось лишь по дрожанию стального корпуса судна. 

Около двух часов ночи я пошел к себе, поспать несколько часов. Консель 

поступил так же. Проходя по корабельным коридорам, я надеялся встретить 

капитана Немо, но он, очевидно, находился в штурвальной рубке. 

На следующий день, 19 марта, я с пяти часов утра занял свой пост в 

салоне. Электрический лаг показывал, что "Наутилус" шел на умеренной 

скорости. Судно осторожно поднималось к поверхности океана, постепенно 

опоражнивая свои резервуары. 

Сердце бешено колотилось. Удастся ли нам выйти на поверхность? Свободно 

ли от льдов море у полюса? 

Но увы! Сильный толчок показал мне, что "Наутилус" натолкнулся на 

нижнюю поверхность толстого слоя сплошных льдов, судя по глухому удару при 

столкновении. В самом деле, мы "коснулись дна", говоря языком моряков, но 

в обратном смысле и на глубине тысячи футов! Стало быть, над нами лежал 

слой льда в две тысячи футов толщиной. 

Итак, ледяной покров в этом месте был толще, чем там, где мы 

погрузились! Обстоятельство мало утешительное! 

В тот день "Наутилус" несколько раз возобновлял попытки пробиться 

сквозь льды, но всякий раз ударялся о ледяной потолок. Бывало, что льды 

встречались на глубине девятисот метров, из чего следовало, что толща 

ледяного покрова равнялась тысяче двумстам метрам, считая и те триста 

метров, которые выступали над уровнем моря. Это уже втрое превышало высоту 

ледяной поверхности в момент нашего погружения в воду! 

Я тщательно отмечал различные глубины залегания сплошных льдов и 

получил таким образом рельеф подводной части ледяного покрова. 

Наступил вечер, а наше положение не изменилось. Толща льдов колебалась 

между четырьмя и пятью сотнями метров. Ледяной покров заметно, истончался. 

Но все же, какой еще толщи слой льда отделял нас от поверхности океана! 

Было восемь часов вечера. По распорядку, установленному на борту, 

"Наутилус" должен был еще четыре часа назад возобновить запасы воздуха. 

Впрочем, я не ощущал острой потребности подышать свежим воздухом, хотя 

капитан Немо не прибегал до сих пор к помощи запасных резервуаров. 

В ту ночь я спал тревожно. То меня одолевал страх, то вспыхивала 

надежда. Я вскакивал несколько раз с постели. "Наутилус" то и дело 

прощупывал ледяной потолок. Около трех часов утра приборы в салоне 

показали мне, что нижняя поверхность ледового поля лежит всего в 

пятидесяти метрах под уровнем моря. Сто пятьдесят футов отделяет нас от 

поверхности океана! Сплошные льды превращались в айсберги! Гирлянды 

подводных гор переходили в плоскогорья! 

Я не сводил глаз с манометра. Судно всплывало, следуя по диагонали 

наклонной поверхности ледового поля, сверкавшего при свете нашего 

прожектора. Ледяной покров утончался и сверху и снизу. Он становился 

тоньше с каждой милей. 

Наконец, в шесть часов утра того памятного дня, 19 марта, дверь салона 

отворилась. Вошел капитан Немо. 

- Открытое море! - сказал он [Антарктический материк был открыт 

русскими мореплавателями Ф.Ф.Беллинсгаузеном и М.П.Лазаревым в плавании 

1819-1821 гг.; однако еще много лет спустя наличие сплошного 

антарктического материка подвергалось сомнениям]. 

 

 

 

14. ЮЖНЫЙ ПОЛЮС 

 

Я бросился на палубу. Да! Открытое море! Только кое-где рассеяно 

несколько льдин и плавающих айсбергов; кругом необозримая водная ширь; 

тысячи птиц в воздухе и мириады рыб в водах, которые, смотря по свойствам 

дна, переходили из густого синего в зеленовато-оливковый цвет. Термометр 

показывал три градуса по Цельсию ниже нуля. Словно повеяло весной после 

пройденной нами полосы сплошных льдов, рисовавшихся профилем на северной 

стороне горизонта. 

- Полюс? - с замиранием сердца спросил я капитана. 

- Не знаю, - ответил он. - В полдень установлю координаты местности. 

- Но проглянет ли солнце сквозь сплошной туман? - сказал я, глядя на 


Страница 112 из 143:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111  [112]  113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   143   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"