Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

(англ.)]. Как бы густы ни были облака, они не могут затмить ее сияния. 

Сияние это - отражение ледяного поля. 

И в самом деле, скоро показались более мощные скопления льдов. Блеск их 

то усиливался, то ослабевал, застилаемый густым туманом. Иные льдины были 

изборождены зелеными прожилками, как бы начерченными сернокислой медью. 

Другие, как драгоценный аметист, светились насквозь. Одни загорались всеми 

огнями, отражая солнечные лучи тысячами граней своих кристаллов. Иные 

представляли собою целые каменоломни зернистого известкового шпата, 

которого достало бы на возведение мраморного города! 

Чем дальше мы шли на юг, тем чаще встречались плавающие ледяные поля, 

тем мощнее становились ледяные горы. Арктические птицы гнездились на них 

тысячами. Глупыши и буревестники оглушали нас своим криком. Иные, принимая 

наше судно за кита, садились на него отдыхать и усердно долбили железную 

обшивку его корпуса, звеневшую под их клювом. 

Во время нашего плавания среди льдов капитан Немо часто выходил на 

палубу. Он пристально вглядывался в бескрайную ледовую пустыню. Порою его 

взгляд загорался. Что думал он в такие минуты? Не чувствовал ли он себя 

властелином этих антарктических вод, этой области сплошных льдов, 

недоступной человеку? Может быть. Но он хранил молчание. Он часами стоял, 

отдавшись своим думам, пока инстинкт мореходца не одерживал верх над 

созерцателем. Тогда он сам становился к штурвалу и, искусно маневрируя, 

избегал столкновения с ледовыми торосами и айсбергами, достигавшими иногда 

нескольких миль в длину при высоте надводной части в семьдесят - 

восемьдесят метров. Часто сплошная стена льдов, казалось, преграждала 

путь. Под 60ь широты чистая вода исчезла. Но капитан Немо скоро открывал 

какую-нибудь узкую щель между льдами и смело входил в нее, зная хорошо, 

что вслед за судном льды сразу же сомкнутся. 

Так, управляемый искусной рукой кормчего, "Наутилус" преодолевал льды, 

точная классификация которых в зависимости от формы и размеров восхищала 

Конселя: айсберги, или ледяные горы, ледяные поля, дрейфующие льды, пак, 

или разбитые поля, круглые или удлиненные. 

Температура воздуха была довольно низкая. Термометр показывал два-три 

градуса ниже нуля. Но у нас были теплые медвежьи дохи, куртки из тюленьей 

шкуры, отлично защищавшие от холода. "Наутилус" отапливался электрическими 

приборами, которые поддерживали в помещении ровную температуру, независимо 

от температуры воздуха. К тому же, стоило судну погрузиться на несколько 

метров под уровень моря, как мы попадали в сносные температурные условия. 

Будь мы под этими широтами два месяца назад, круглые сутки тут стоял бы 

день; но полярная ночь уже вступала в свои права, отнимая у дня три-четыре 

часа и готовясь на шесть месяцев отбросить свою тень на эти околополюсные 

области. 

Пятнадцатого марта мы прошли на широте Южных Шетландских и Южных 

Оркнейских островов. Капитан Немо рассказал мне, что некогда в этом 

водоеме водились во множестве тюлени; но английские и американские китобои 

хищнически перебили взрослых самцов и самок, истребив дочиста тюленей в 

этих некогда полных жизни водах, где ныне царит могильная тишина. 

Шестнадцатого марта к восьми часам вечера "Наутилус", следуя вдоль 

пятьдесят пятого меридиана, пересек Южный полярный круг. Льды наступали на 

него со всех сторон, суживая линию горизонта. Однако капитан Немо 

неуклонно шел на юг. 

- Куда он идет? - спрашивал я. 

- Куда глаза глядят, - отвечал Консель. - Расшибет себе лоб, 

остановится. 

- Ну, я за это не поручусь! - сказал я. 

И, говоря откровенно, чреватая опасностями экспедиция приходилась мне 

по душе. Не умею выразить всю степень моего восхищения величавой красотой 

полярных стран! Льды принимали величественные формы. Возникали 

архитектурные ансамбли восточных городов с минаретами и мечетями. Не 

успело воображение воспринять этот рисунок, а он уже распадается, и на его 

месте встает город в развалинах зданий! Видения меняют окраску: под косыми 

лучами уходящего солнца все одевается в пурпур и золото; и вдруг серая 

пелена тумана застилает горизонт, и все пропало в снежной буре! Внезапно, 

со всех сторон, начинается адский грохот, обвалы, столкновение льдин - и 

декорация менялась, как пейзаж в диораме! Если в тот момент, когда 

нарушалось равновесие льдов и морских пучин, "Наутилус" оказывался под 

водой, грохот обвалов передавался жидкой средой с ужасающим нарастанием и 

падение ледяных гор вызывало опасные водовороты в самых глубинных слоях 

океана. Тогда "Наутилус" швыряло с волны на волну, и он нырял носом, как 

парусное судно, застигнутое бурей на море. 

Часто, запертые во льдах, мы не видели выхода; но, руководимый своим 

замечательным инстинктом, капитан Немо по самым легким признакам открывал 

спасительные трещины во льдах. Тонкие струйки синеватой воды, бороздившие 

ледяные поля, указывали ему путь. И он никогда не ошибался в выборе 

дороги. Несомненно, ему уже доводилось плавать во льдах антарктических 

морей! 

Однако 16 марта нас все же затерло льдами. Это еще не была полоса 

вечной мерзлоты, а всего лишь обширные ледовые поля, сцементированные 

морозом. Но препятствие не остановило капитана Немо, и он со всего разгона 

врезался в ледовое поле. Стальной корпус "Наутилуса", врезался в эту массу 

ломкого льда, и льдины с треском раскалывались на части. Он действовал, 

как в старину таран, но пущенный с неимоверной силой. Осколки льда, 

взметнувшись ввысь, градом падали вокруг нас. Силой своего натиска наше 

судно прокладывало себе дорогу. Увлеченное инерцией разбега, оно порою 

взлетало на льдину и продавливало ее своей тяжестью. А иной раз, 

врезавшись под лед, раскалывало его движением боковой качки, и мы шли 

дальше по образовавшейся в ледовом поле широкой трещине. 


Страница 109 из 143:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108  [109]  110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   143   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"