Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

запас каменного угля. Как только мы его погрузим, то есть ровно через 

день, мы пойдем дальше. И если вы хотите осмотреть эту пещеру и обойти 

лагуну, воспользуйтесь сегодняшним днем, господин Аронакс. 

Я поблагодарил капитана и пошел за своими спутниками, которые еще не 

выходили из каюты. Я пригласил их пройтись со мною, не сказав, где мы 

находимся. 

Мы вышли на палубу. Консель, который ничему не удивлялся, нашел 

совершенно естественным, что, заснув под водою, проснулся под землей. Нед 

Ленд думал только о том, не имеет ли эта пещера нескольких выходов. 

После завтрака, около десяти часов, мы сошли на берег. 

- Вот мы и опять на земле, - сказал Консель. 

- Я не могу сказать, что нахожусь "на земле", мы скорее под землею. 

Между подошвою горы и водами озера открывался песчаный берег, который в 

самом широком месте имел не более пятисот футов. По этой узкой ровной 

полоске можно было обойти вокруг озера. Но у подошвы гранитных стен пещеры 

лежали в живописном беспорядке изверженные вулканические глыбы и огромные 

куски пемзы. Расплавленная подземным огнем и затем застывшая масса 

загоралась тысячью огней, едва свет прожектора касался ее как бы 

отполированной поверхности. Слюдяная пыль, поднятая нашими ногами, 

разлеталась облаком искр. 

За полоской наносной земли вокруг озера дно пещеры заметно возвышалось. 

Вскоре мы дошли до уступов, тянувшихся вдоль стены, постепенно уходя ввысь 

наподобие лестницы, и позволявших с большими предосторожностями 

подниматься среди груды конгломератов, ничем не сцементированных между 

собою. Наши ноги скользили по стекловидным трахитам, состоявшим из 

кристаллов полевого шпата и кварца. 

Вулканическое происхождение этой гигантской пещеры подтверждалось на 

каждом шагу. Я обратил на это внимание своих спутников. 

- Представляете себе, - сказал я, - что происходило в этой воронке, 

когда тут клокотала кипящая лава и уровень этой раскаленной добела 

жидкости поднимался до самого устья кратера, как металл, расплавленный в 

доменной печи? 

- Отлично представляю, - отвечал Консель. - Но не скажет ли господин 

профессор, почему плавильщик остановил свою работу и как случилось, что в 

горниле вулкана образовалось мирное озеро? 

- Вероятнее всего, Консель, в процессе тектонических сотрясений в 

склоне горы образовалась трещина, именно та самая, через которую 

"Наутилус" прошел в эту пещеру. Воды Атлантического океана устремились 

внутрь горы. Завязалась лютая борьба между двумя стихиями, борьба, 

окончившаяся победой Нептуна. Но много веков прошло с того времени, и 

затопленный вулкан превратился в тихий грот. 

- Вот и отлично, - заметил Нед Ленд, - объяснено правильно! Только 

жаль, что трещина, о которой говорил господин профессор, образовалась не 

над уровнем моря. 

- Помилуй, друг Нед! - возразил Консель. - Будь эта трещина в горе, 

возвышавшейся над уровнем моря, "Наутилусу" не было бы в ней нужды! 

- А я прибавлю, мистер Ленд, что тогда воды не вступили бы внутрь горы 

и вулкан остался бы вулканом! Ваши сожаления напрасны! 

Подъем в гору продолжался. Уступы становились все круче и уже. Глубокие 

трещины пресекали порою наш путь; через них надо было перескакивать. 

Приходилось обходить обвалившиеся скалы. Взбираться на четвереньках, 

ползать, лежа на животе! Но благодаря ловкости Конселя и мускульной силе 

канадца мы преодолели все препятствия. 

На высоте приблизительно тридцати метров характер почвы изменился, но 

от этого дорога не стала удобнее для ходьбы. За конгломератами и трахитами 

следовали черные базальты; тут они расстилались ровной поверхностью, 

шероховатой от застывших пузырей лавы; там вздымались правильными 

призмами, в виде колоннады, которая поддерживала заплечья громадного 

свода, являя собой дивный образец архитектурного искусства природы. Между 

базальтами змеились застывшие лавовые потоки, с вкрапленными в них 

полосками битуминозных сланцев и местами широкими наплывами серы. 

Рассеянный дневной свет, поступавший под эти мрачные своды сквозь жерло 

кратера, слабо освещал изверженные породы, навеки погребенные в недрах 

угасшего вулкана. 

Однако наше восхождение вскоре было прервано непредвиденным 

препятствием. На высоте примерно двухсот пятидесяти футов стены, уклоняясь 

от отвесной линии, переходили в свод, и нам, стало быть, оставалось 

ограничиться прогулкой вокруг озера. Растительное царство вступало тут в 

борьбу с царством ископаемых. Несколько кустов и даже редкие деревца росли 

в выемках камней. Я узнал молочайник, выделявший едкий сок. Гелиотропы, 

вовсе не оправдывавшие своего названия, потому что солнечные лучи никогда 

не ласкали их, печально клонили свои головки, бесцветные и без аромата. И 

там и тут чахлые златоцветы робко выглядывали из-за жалкого алоэ. Но между 

лавовых потоков цвели фиалки, еще сохранившие свое нежное благоухание. 

Признаюсь, я с наслаждением вдыхал их аромат. Запах - душа цветка, а 

морские цветковые растения и великолепные водоросли не имеют запаха! 

Мы подходили к группе мощных драцен, раздвигавших своими могучими 

корнями расселины скал, как вдруг Нед Ленд вскричал: 

- Глядите-ка, господин профессор, улей! 

- Улей? - спросил я с недоверием. 

- Улей! Улей! - повторил канадец. - И вокруг него жужжат пчелы. 

Я подошел и должен был поверить очевидности; Там, в расселине, в дупле 

драцены, приютился настоящий пчелиный улей; оттуда слышалось жужжание 

целого роя трудолюбивых пчел, продукция которых высоко ценится на 

Канарских островах. 

Естественно, канадец пожелал запастись медом, в чем я ему не 

препятствовал. Охапка сухих листьев, смешанных с серой, вспыхнула от искр 

его огнива. И Нед начал выкуривать пчел. Жужжание вскоре прекратилось, 

улей опустел, и мы достали несколько литров душистого меда. Нед Ленд до 


Страница 100 из 143:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99  [100]  101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   143   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"