Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

На этот раз Шкурко делал сообщение о работе отдела разведки. 

- Отдел разведки, - докладывал он, - свое дело выполняет, товарищи. Сведения у нас есть всякие, было бы только куда использовать. Есть у нас материалы и по железной дороге, и по аэродромам, и кое-что еще. Чтобы дело развернуть еще шире, мне что нужно? Печати нужны, бланки нужны. Об этом надо всем подумать: как мы это дело организуем?.. 

- Все? - спросил Новак. 

- Все, - ответил Шкурко. - Думаю, подробно объяснять не надо. 

Он был скуп на слова - то ли от природы, то ли после жестоких мучений, которым подвергся в лагере для военнопленных и которые до сих пор давали о себе знать. При взгляде на него трудно было поверить, что этому человеку едва исполнилось тридцать лет. Тяжелый недуг, которым страдал Шкурко после лагеря, отражался на его худом, неестественно бледном лице. 

Член партии, по профессии столяр, один из тех умельцев, которых много у нас в народе и которых народ называет мастерами на все руки, он был и тут, в подполье, на месте; неистощимая изобретательность, природный талант организатора делали его незаменимым человеком. 

- Можно мне сказать? - спросил Кутковец, и лицо его покрылось краской. 

- Пожалуйста, Ваня! - повернулся к нему Новак. 

- Мы со своими хлопцами попробуем достать бланки. 

- Как у них, в Гоще, поставлена разведка? - кивнув в сторону Кутковца, спросил Новак Шкурко. 

- Налаживают, - ответил тот. - Ваша сестрица, - он обратился к Кутковцу, - принесла мне давеча последний материал о шоссе Ровно - Киев. Материал хороший, пусть продолжает дальше. 

- Есть, - сказал Кутковец. 

- Кто у вас этим делом занимается? - спросила Настка. - Все тот же сторож при кладбище? 

- Он, - ответил Кутковец. - Живет у самого шоссе, окна выходят прямо туда... 

Но Настку интересовало другое: 

- Этот ваш сторож может спрятать кое-какие документы? 

- Похоронить? - ухмыльнулся Луць. 

- Спрятать так, чтобы потом можно было извлечь, - не удостоив ответом мужа, продолжала Настка. - Вроде архива. 

- Я думаю, можно. Вернусь вот и поговорю об этом с Самойловым, - обещал Кутковец. 

- А он, Самойлов этот, надежный человек? - спросила Настка. 

- Николай Иванович? Он себя показал с очень хорошей стороны. И потом, должность у него подходящая. Кто может в чем-либо заподозрить сторожа при кладбище? И сторожка у него окнами на Ровенское шоссе. 

- Ну, добре, Самойлова мы знаем, ему можешь доверить, - глядя куда-то поверх тяжелой косы Настки, сказал Новак. - Иван Иванович, докладывай, как дела на сахарном заводе? 

- Да всем известно об этом, Терентий Федорович, - протянул Луць. 

- Мы ничего не знаем, - поддерживая Новака, сказал Кутковец. 

Луць посмотрел на Кутковца, затем перевел глаза на Олю Солимчук, словно желал удостовериться в том, действительно ли они не знают о работе на сахарном заводе, и, как бы решив, что уже все равно, сказал: 

- Шпановский сахарный завод все знают? Ну вот. Сегодня взорвали там котел. Говорят, перегрелся. Дело очень простое. В котле было восемь тонн сахарного сиропа. 

- Молодцы! - воскликнула Оля. - Восемь тонн! Кто же это у них? 

- Фашисты это почуют. Организации надо почаще давать о себе знать, - вслед за Олей заметил Кутковец. 

- Диверсии готовить надо. Надо подобрать группу товарищей, обучить их. 

- Это мы и стараемся делать, - снова взял слово Луць. - Если мне разрешат, я скажу коротко о наших планах. 

- Говори, Иван Иванович! - разрешил Новак. - Я тоже думаю, что на эту сторону работы организации время нам обратить внимание. Из организационного периода мы вышли, пора шире развертываться. 

Луць сообщил о готовящихся его отделом двух новых диверсиях. Одна из них, придуманная им самим, очень заинтересовала товарищей. Луць наметил отправку почтовых посылок в адрес гитлеровцев, находящихся в Германии. В посылку можно уложить что угодно, но одна вещь должна быть там обязательно: эта вещь - мина с часовым механизмом. 

- Жаль, что таких мин у нас всего две штуки, - заключил он. 

- Для начала две и пошлем, - предложил Новак. - Так сказать, в виде опыта. 

- Это хорошо ты придумал, Иван Иванович, - одобрил Кутковец. - Я предлагаю первую посылку послать нашему гощанскому крайсландсвирту господину Кригеру. 

- Так она же не дойдет до него, - сказала Оля, с улыбкой взглянув на Кутковца, - взорвется где-нибудь в дороге. 

- Это жаль, - искренне пожалел Кутковец. - Наш Кригер для такого подарка адресат самый подходящий. Вы, Иван Иванович, на всякий случай возьмите его адресок на заметку. Если вдруг в дороге не взорвется, пускай в Гощу придет на его имя! 

- Лучше уж пусть в вагоне взорвется. Или на складе. На это мы и рассчитываем, - пояснил Луць. 

И все же Кутковец заставил Луця записать адрес гощанского крайсландсвирта. 

После совещания, когда в квартире остались только Новак, Луць и Настка, Новак потушил свет и сказал: 

- Все это хорошо, друзья мои. Разведкой мы занимаемся, Самойлов сидит у своего окошка и отмечает на бумажке, куда и откуда сколько прошло машин, узнаем и другие интересные новости, но как мы все это сможем использовать, куда эти цифры передадим? 

Луць и Настка тоже думали об этом, и думали давно. Не первый раз говорили они об этом и с Новаком. Найти какой-нибудь партизанский отряд, хотя бы небольшой, но имеющий связь с Москвой, - это было и оставалось задачей организации, и, пожалуй, самой насущной из всех ее задач. 

- Плохо у нас и с подрывными средствами, - посетовал Луць. - Мы заполучили три мины с часовыми механизмами. Одну использовал Федоткевич для диверсии на сахарном заводе, остальные две... Взрывчатки тоже мало... 

- И литературы не получаем, - перебила мужа Настка. - И приемник один на всю организацию!.. 

- Ладно, - сказал Новак. - Будет нам с вами хныкать. Услышим что-нибудь из леса - пошлем людей на связь. - Он поднялся уходить. - А что до денег, то тут наша с тобой задача, Иван Иванович. 


Страница 71 из 150:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70  [71]  72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   143   144   145   146   147   148   149   150   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"