Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

- А каков он человек? Толк от него будет? 

- Надо присмотреться. Семья у них была хорошая. Он мне дал свой адрес. 

- Познакомь меня с ним! 

На следующий день состоялось свидание. 

Новый знакомый оказался коренастым молодым поляком. По-русски он говорил плохо и немного робел. Должно быть, его смущал мундир Кузнецова. 

Звали его Ян Каминский. 

- Есть у вас знакомые в Ровно? - сразу спросил Кузнецов. 

- Много. 

- Немцы? 

- Есть и немцы. Есть один, по фамилии Шмидт. 

- Где он служит? 

- Где-то при рейхскомиссариате. Он дрессирует собак для охраны Коха. 

- Как называется польская подпольная организация, в которой вы состояли? 

- "Звензик валки сборной", по-русски - "Союз вооруженной борьбы". Она связана с Варшавским центром и с Лондоном. Собираются, разговаривают, а нет ни одного выступления. Так, вроде легальной толкотни. Я так не могу, я хочу бороться! Я вижу, что в Польше и здесь, на Украине, гитлеровцы набили подвалы людьми, на каждой площади виселицы! Я должен бороться! - упрямо, точно ему очень понравились эти слова, повторил Каминский. 

Глядя на его раскрасневшееся лицо, на сверкающие, вдохновенные глаза, Кузнецов подумал: 

"Вот и этот говорит о борьбе, хочет выступать открыто... Жаль, а придется разочаровать!" 

И сказал Каминскому: 

- Очень хорошо, что вы рветесь к настоящему делу. Только ведь, куда вы ни придете, опять будет не совсем то, чего хочется вам. Стрелять скоро не придется. И, по совести говоря, я не знаю, придется ли вообще. Могли бы вы давать нам некоторые сведения, помогать?.. Если вы действительно патриот и желаете освобождения Польши, вы будете делать все, что от вас потребуется. 

Каминский опустил глаза, подумал и наконец твердо произнес: 

- Добже. 

- Хорошо. Пишите присягу! 

Каминский послушно кивнул и взял в руку карандаш. 

- "Клянусь, - начал диктовать Кузнецов и услышал в собственном голосе торжественные ноты, - клянусь всегда, всюду, всеми способами уничтожать фашистов, немецких и всяких, до тех пор, пока они живут на земле, пока сам я жив и в состоянии бороться. И если для этого понадобится моя жизнь, клянусь, что не пожалею и жизни. - Он задумался. Почувствовал, как эти слова, которых он никогда прежде не произносил вслух, как эти слова становятся его собственными, лично к нему относящимися, лично ему принадлежащими словами. - Самые страшные лишения и муки, любые пытки, какие они могут для меня изобрести, не заставят меня отступиться от моей клятвы. Если же я ее нарушу, пусть мои товарищи расстреляют меня, а имя мое забудут". 

Каминский медленно прочитал слова клятвы и старательно вывел внизу свою фамилию. 

- Помните, - предупредил Кузнецов, - никакого шуму. Ваше дело - собирать сведения о гитлеровской армии и о деятельности фашистов на Украине, выполнять поручения, которые будут передаваться вам через Валю. Вы поняли меня? 

- Добже, понял, - согласился Каминский. 

- Задание получите завтра. Валя сама назначит вам место и время встречи. И еще одно: не забывайте - со мной вы незнакомы. Нигде, ни при каких обстоятельствах не показывайте даже вида, что знаете меня, если не будет на то моего приказания. 

На прощание Кузнецов крепко пожал руку Каминскому. 

Вечером в комнате Вали собрались "друзья". За столом, уставленным снедью и бутылками, расселась веселая компания: фон Ортель, Майя, Зиберт, сотрудник рейхскомиссариата Герхард, прибывший вместе с гаулейтером из Кенигсберга, Петер - гестаповец, голландец по национальности, фамилии которого никто не знал, и Макс Ясковец. 

Пауль Зиберт, как всегда, весел и неутомим. 

- Фрейлейн Майя! - обернулся он к девушке. - Вы должны спеть. Просим!.. 

- Я не могу... - Майя кокетливо отказывается. - Я не умею петь, Пауль. 

- Просим! - подхватывают офицеры. 

Один только человек из всей компании не принимает участия в общем шуме - Валя. Откинувшись на спинку дивана, она молча наблюдает за тем, что происходит в комнате. Глаза ее, чуть прищуренные то ли от яркого света, то ли от табачного дыма, скользят по лицам гостей. Майя наконец согласилась петь, становится в позу, ждет тишины. Валя обратила к ней лицо, глаза их встретились. Что с Майей?! Почему она не начинает петь? Что она увидела в глазах худенькой молчаливой девушки? Упрек? Презрение? Но ведь та тоже спуталась с гитлеровцем! И Майя - Кузнецов это ясно видит, - Майя отвечает Вале ненавидящим взглядом. И, ответив, начинает петь. Начинает резко и зло, словно в отместку Вале. И теперь уже смотрит на нее с откровенной злобой. Она поет немецкую шантанную песенку, столь же чувствительную, сколь и вульгарную. 

- Браво! - первым воскликнул Зиберт, когда Майя, заканчивая петь, послала воздушный поцелуй слушателям. - Я пью за женщин! 

- За женщин! - поддержал фон Ортель и поднял бокал. - За женщин, господа! 

- За тех, - продолжал Зиберт, - кто скрашивает нашу походную жизнь! 

Толстый, непрестанно жующий Герхард произносит торжественно: 

- Прошу встать, господа!.. 

- Послушайте, Зиберт, - говорит фон Ортель, отставляя пустой бокал, - я знаю, что вы противник служебных разговоров в компании, но иногда... 

- Категорически возражаю, майор, - настаивает Зиберт. - Мы собрались веселиться. 

- Согласен, согласен, - засмеялся фон Ортель. - Вы, Зиберт, все-таки чертовски приятный парень. Жаль, если мы расстанемся. 

- Вы уезжаете, майор? - поднял на Ортеля глаза Петер. 

- Возможно. 

- И далеко? 

- Маршрут узнаю, когда получу приказ. 

- Господа, - настойчиво требует Зиберт, - никаких разговоров о службе! 

Но разговор идет уже вокруг отъезда фон Ортеля. 

- Завидую вам, - обращается к фон Ортелю Герхард. - Отдал бы все на свете, чтобы уехать из этой проклятой страны. 

- Опять что-нибудь случилось? - спрашивает Валя. 

- Сегодня ночью на улице убит подполковник Мюльбах. 

- Это какой же Мюльбах? - припоминает Зиберт. 

Герхард называет номер дивизии. 

- Впервые слышу! 

- Дивизия стоит под Ковелем и готовится к отправке на фронт, а Мюльбах приехал сюда по каким-то личным делам - и вот, извольте... 


Страница 59 из 150:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58  [59]  60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   143   144   145   146   147   148   149   150   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"