Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

к стойбищу и там отпустят, а между тем колдуны хотели увезти ее с собой к 

большим льдам. Пришлось связать ей руки и привязать к нарте, чтобы 

предотвратить новые попытки к побегу. Бедная Кату тряслась от страха и 

всхлипывала в полной уверенности, что ей не миновать съедения. 

В этот день с обеда уже перешли на русло речки, где снег лежал менее 

толстым слоем и был уплотнен ветрами, так что нарты и лыжи зарывались 

меньше, чем на тропе в лесу. Поэтому движение шло достаточно быстро, и за 

день прошли опять пятьдесят километров. 

На ночлеге караулили по очереди, но все было спокойно. Кату целый 

день отказывалась от пищи, и на ночлеге ее пришлось оставить связанной под 

надзором караульного. При виде блестящих ножей, которыми белые колдуны 

резали ветчину во время обеда и ужина, она вся дрожала и с ужасом глядела 

на движения рук, очевидно ожидая, что вот-вот настанет ее черед быть 

зарезанной. 

Так продолжалось путешествие на север, и на восьмой день пути вышли в 

тундру, а к обеду достигли холма. Кату постепенно успокоилась за свою 

участь, привыкла к колдунам и начала принимать сырую пищу. Есть что-нибудь 

вареное или жареное она с отвращением отказывалась. На третий день пути ей 

развязали руки, а на пятый - и ноги, когда она обещала, что не убежит. 

 

 

 

ЖИЗНЬ В ПЛЕНУ 

 

Во время этого путешествия Иголкин и Боровой постепенно рассказывали 

о своей жизни с первобытными людьми, а Каштанов записывал их рассказ. 

Со дня ухода экспедиции на юг оставшиеся в юрте Иголкин и Боровой 

занялись устройством метеорологической будки для установки инструментов и 

прочной двери в складе-леднике для защиты его от своих собак и других 

хищников. Покончив с этой работой, они приступили к устройству новой 

галереи во льду холма, ниже по склону, чтобы дать собакам приют от жары, 

которая постепенно усиливалась и заставляла собак убегать к окраине льдов, 

мало-помалу отступавшей на север. Пока не были окончены эти срочные 

работы, на охоту ходили только изредка, для пополнения запаса пищи, по 

потом стали охотиться ежедневно, чтобы накопить запасы мяса на зиму - и в 

сушеном виде для собак, и в копченом для людей. Возвращаясь из лесу с 

нартой, прихватывали всегда и дров, так что постепенно накапливался запас 

дров для холодных месяцев. 

На охоте попадались мамонты, носороги, первобытные и мускусные быки, 

исполинские и северные олени. На речках и в тундре били гусей, уток и 

других птиц, которыми главным образом и питались. Мясо крупных животных 

сушили и коптили. Дела было по горло, и в хлопотах часто недосыпали. На 

охоте бывали разные приключения, которые, впрочем, кончались благополучно. 

Первое время после отъезда товарищей на юг погода все улучшалась, 

покров туч все чаще разрывался, и Плутон светил по нескольку часов сряду, 

так что температура повышалась до 20 градусов в тони, и в тундре настало 

полное лето. Но с половины августа начался поворот к осени, Плутон стал 

чаще скрываться в тучах, по временам шел дождь, после которого в тундре 

поднимались туманы. 

Температура постепенно понижалась и в начале сентября, иногда при 

сильных северных ветрах, падала до нуля. Листья стали желтеть, и к 

половине сентября вся тундра уже лишилась зеленой летней одежды, 

оголилась, побурела. Изредка перепадал снег. 

Готовясь к зиме, Иголкин и Боровой пересмотрели всю провизию, 

консервы и вещи в складе и часть их перенесли в юрту. Они были заняты этим 

второй день и только что заперли склад, собираясь обедать, как внезапно на 

них напали дикие люди, подкравшиеся с другой стороны холма. Боровой и 

Иголкин, не помышлявшие о возможности существования людей в Плутонии, 

кроме ножей, не имели при себе оружия: напавшие же были вооружены копьями, 

ножами, стрелами, так что сопротивление было невозможно. Но, рассмотрев 

белых людей, юрту и метеорологическую будку, к невиданным пришельцам 

отнеслись с уважением и повели их в свое стойбище. 

Последнее оказалось недалеко - километрах в десяти от юрты, среди 

мелкого леса (потом пленники узнали, что орда только накануне прикочевала 

с востока). Когда пленников привели, первобытные люди долго совещались, 

что с ними делать: мужчины предлагали принести их в жертву богам, но 

большая часть женщин решила иначе. Они, по-видимому, думали, что 

присутствие необыкновенных пришельцев в орде сделает последнюю 

могущественной, принесет им успех на охоте, в столкновениях с другими 

ордами, и потому решили не отпускать пленных, не делать им зла, а поселить 

их в отдельном шалаше посреди стойбища. 

Орда в это время собирала разные ягоды и какие-то съедобные корешки в 

тундре для зимних запасов и провела несколько дней на одном месте. Но 

затем большой снег заставил откочевать километров на сорок на юг, где 

более высокий лес защищал их от холодных ветров. 

Первое время пленники чувствовали себя очень скверно. Им давали есть 

только сырое мясо, ягоды и корешки. Спать приходилось на грубо выделанных 

звериных шкурах и такими же шкурами укрываться от холода. Объясняться с 

людьми они могли только знаками и все еще не знали, какая участь их 

ожидает. Убежать не было возможности, потому что их караулили зорко. 

После перекочевки на новое место - большую поляну среди леса - люди 

стали рубить из сухих тонких деревьев жерди для своих шалашей. Всюду 

валялись сухие ветки, кора, обрубки жердей, и при виде их Иголкин 

вспомнил, что у него в кармане сохранилась коробка спичек, так как в 

складе он зажигал фонарь. Набрав сухих веток, он сделал себе костер. При 

виде огня люди бросили работу и сбежались к костру. Они были поражены этим 

невиданным явлением, а когда пламя обожгло им руки, костер сделался 

предметом их поклонения, и к пришельцам, владевшим огнем, почувствовали 


Страница 93 из 103:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92  [93]  94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"