Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

оруженосиц с юношеской дерзостью быстро бросила дротик, который пролетел 

мимо правого уха Каштанова и вонзился в юрту. 

- Ну, делать нечего, надо стрелять, пока они не осмелели! - вскричал 

Боровой. - Дробью по ногам в разные места круга, там, где они стоят 

кучкой! Раз, два, три! 

Грянуло шесть выстрелов, и в ответ на них из разных частей кольца 

женщин раздались крики и вопли раненых. Повернувшись кругом, все бросились 

бежать к лесу; многие хромали, оставляя на снегу капли крови. Девушка же, 

пустившая стрелу в Каштанова, после нескольких шагов упала и осталась 

лежать неподвижно. 

- Ну, что же дальше? - спросил Громеко, когда последние беглецы 

скрылись в кустах. - Ждать еще нападения или они больше не посмеют? 

- Я думаю, с них достаточно, - заметил Иголкин. - На всякий случай 

зайдем в юрту, чтобы дротик какой-нибудь шальной девчонки не попал в нас. 

Предосторожность эта оказалась излишней. Женщины с воем удалялись все 

дальше, и скоро все затихло. Собаки перестали лаять, устремились к упавшей 

девушке и жадно лизали теплую кровь, лившуюся из раны. Иголкин, а вслед за 

ним и другие побежали туда же, чтобы отогнать одичавших собак. 

Осмотрев упавшую, путешественники увидели, что рана только одна - на 

правой ляжке, но кровь льется сильно. 

- Странно, мелкая дробь не могла сделать такую рану, - заметил 

Папочкин. 

- Кто-нибудь из нас по ошибке выстрелил из ствола, заряженного пулей. 

- Это я целился в нее! - заявил Каштанов. 

- Бедняжка жива, - сказал Громеко, исследовав лежавшую, - она только 

лишилась сознания от испуга и боли. Пуля прошла через мягкую часть ноги, 

не задев кость, но здорово разорвала ей мускулы. 

- Что же мы будем делать с ней? Остальные ведь убежали. 

- Придется взять ее с собой как пленницу. А когда поправится, 

отпустим на волю. 

- Отпускать?! - возмутился Папочкин. - Ни в коем случае! Мы ее 

доставим на <Полярную звезду> как великолепный экземпляр первобытного 

человека, близкого к обезьянам. Какой это будет клад для антропологов! 

Громеко сходил в юрту за перевязочными материалами, остановил кровь, 

забинтовал рану. Во время этой операции девушка открыла глаза и, увидя 

себя окруженной колдунами, вся затряслась от страха. 

Она была невысокого роста, но стройная, еще не обладавшая ни 

массивными формами, ни крепкой мускулатурой, как взрослые женщины. Тело ее 

сзади было покрыто короткими, но довольно густыми черными волосами. На 

лице, ладонях и подошвах волос не было. Голова была покрыта недлинными, 

слегка волнистыми волосами. Форма ступни являлась как бы промежуточной 

между человеческой и обезьяньей с сильно развитыми пальцами и далеко 

отстоявшим от остальных большим пальцем. 

Рассмотрев лицо девушки, Боровой воскликнул? 

- Да ведь это Кату, моя приятельница! 

- Вы разве отличали их друг от друга? - спросил Каштанов. - Насколько 

я мог заметить, они все похожи одна на другую. 

- Это только на первый взгляд, а если присмотреться, разница есть. И 

мы многих знали по именам, особенно подростков и детей. Кату мне часто 

приносила мясо, корешки и вообще лакомые, по ее мнению, кусочки, выказывая 

этим свое расположение. 

- Поэтому-то она и осмелилась пустить дротик в одного из похитителей 

ее милого! - засмеялся Макшеев. 

- Да, на четыре сантиметра левее - и я остался бы без глаза, - заявил 

Каштанов. 

После перевязки Кату хотели перенести в юрту, но она стала рваться из 

рук и выть, выкрикивая что-то. Иголкин разобрал, что она просит оставить 

ее умереть на месте, а не уносить для съедения в шалаше. 

- Почему для съедения? - удивился Громеко. - Разве они людоеды? 

- Да, убитых или тяжело раненных на охоте или в драке они преспокойно 

съедают. 

- Так вы ее успокойте, скажите, что мы ее не съедим, а положим в 

шалаше спать. А когда она поправится, отпустим к своим. 

Иголкин с трудом убедил девушку, а Боровой взял ее руку, после чего 

она успокоилась и позволила себя унести. В юрте Кату положили на постель, 

она вскоре уснула, не выпуская руки Борового. 

Так как время, назначенное на ночлег, уже кончалось, начали 

собираться в путь; развели огонь, поставили чайники, стали завтракать. 

Иголкин, выходивший из юрты набивать чайники снегом, заметил, что по 

опушке леса бродят еще собаки, очевидно прибежавшие с людьми и отставшие 

теперь от них. Может быть, вид юрты напомнил им о той вкусной юколе, 

которой их когда-то кормили, и они стали вспоминать своих прежних хозяев. 

На свист матроса собралось еще двенадцать собак, так что, считая Генерала 

и первых пять примкнувших к путешественникам, можно было с грехом пополам 

запрячь все три нарты. 

- Чем же мы будем кормить их? - спросил Иголкин. - Ведь удержать их 

при юрте и приручить можно только кормом. 

- У нас было взято провизии на месяц, - сказал Громеко. - Дней через 

семь-восемь мы доберемся до холма. Следовательно, есть запас ветчины, 

который можно уделять им. 

- Много давать им не нужно! - прибавил Боровой. - Они побегут 

порожняком вслед за нами, в расчете на обед и ужин. 

Собакам после завтрака уделили обрезки, кости и по кусочку мяса, 

затем стали укладываться. На одну нарту с войлоком и жердями юрты положили 

Кату, а на другую - все остальное. Снег позволил уже пользоваться лыжами, 

так что, несмотря на увеличившийся груз, можно было двигаться быстрее, чем 

накануне. Когда поезд тронулся и Кату увидела, что ее увозят не в ту 

сторону, где находилось стойбище ее орды, а в противоположную, она 

вскрикнула, соскочила с нарты и бросилась бежать, но, сделав несколько 

шагов, упала. Когда ее окружили и хотели поднять на нарту, она начала 

сопротивляться, дралась кулаками и пыталась укусить. 

Из объяснений Иголкина она, по-видимому, поняла, что ее отвезут назад 


Страница 92 из 103:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91  [92]  93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"