Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

поняли меня, сделав еще выстрел, если все хороню, и два, если не совсем 

ладно. 

Макшеев немедленно отполз немного назад и выстрелил. При звуке 

выстрела Иголкин опять поднял руки вверх, а люди, поднявшиеся с земли, 

пока он кричал, и смотревшие на него с недоумением, опять упали ниц. 

Дав им полежать немного, Иголкин встал и, обратившись лицом к огню, 

запел громким голосом веселую матросскую песню. Первобытные люди подползли 

ближе и расположились большим кругом вокруг костра, перебрасываясь 

отдельными возгласами удивления. Очевидно, их пленники до сих пор не 

делали ничего подобного. 

Макшеев насчитал около пятидесяти взрослых большинство которых были 

женщины. Подростков и детей разного возраста было гораздо больше. Они 

стояли и сидели вне круга взрослых, и по их лицам было видно, что песня 

Иголкина доставляет им большое удовольствие, тогда как взрослые были 

поражены и отчасти даже испуганы ею. 

Попев минут десять, Иголкин опять поднял руки, а затем он и Боровой, 

сидевший во время пения неподвижно у костра, направились в свой шалаш. 

Слушатели тоже стали расходиться. Но две женщины подошли к шалашу 

пленников и сели у его входа, очевидно намереваясь охранять их сон. 

Стойбище скоро затихло, и только догоравший костер потрескивал среди 

опустевшего круга. 

Каштанов и Макшеев вернулись к своим спутникам, передали им все, что 

видели и слышали, и сообща обсудили план освобождения товарищей. 

 

 

 

ОСВОБОЖДЕНИЕ ПЛЕННИКОВ 

 

Выспавшись основательно, путешественники сложили все вещи на нарты и 

приготовили все к немедленному отъезду. Затем отправились к стану дикарей, 

захватив с собой одежду и обувь для пленников, ружья для них и пакеты с 

подарками для диких людей. Приблизившись к поляне, они услышали 

доносившиеся оттуда крики и лай собак. Очевидно, люди еще не ушли. Поэтому 

путешественники, крадучись, подошли к опушке и стали наблюдать из-за 

кустов. 

Они увидели, что все стойбище пришло в движение. Круг между шалашами 

был заполнен собиравшимися на охоту. Женщины и мужчины выносили из жилищ 

копья, дротики, скребки, связки ремней. Дети сновали повсюду между ними, 

трогали оружие, получали пинки, визжали и выли. Подростки пробовали 

дротики, осматривали копья и, испытывая их острие, покалывали в шутку друг 

друга. Десятка полтора собак, в которых нетрудно было узнать 

принадлежавших экспедиции, но полуодичавших, держались вне круга, в 

стороне от шалашей, очевидно собираясь сопровождать охотников, а в 

ожидании ссорились и грызлись друг с другом. 

Наконец все оружие было вынесено, и взрослые, вооружившись копьями, 

двинулись толпой на восток. За ними шли подростки, несшие дротики, ножи и 

ремни; они, очевидно, играли роль оруженосцев и носильщиков добычи. Дети, 

кто на ногах, кто на ногах и руках, бежали сзади и по сторонам с визгом и 

криками. Собаки следовали поодаль. В конце поляны дети отстали и повернули 

назад, а толпа охотников, насчитывавшая не менее полусотни человек, 

вытянулась гуськом по тропе, постепенно скрываясь в лесу. 

На стойбище теперь видны были только старики, занявшиеся уборкой 

шалашей и вытряхиванием шкур, служивших подстилкой и покровом для спящих. 

Из некоторых шалашей вылезли сгорбленные старухи и уселись у входа; 

выползли самые маленькие дети, а грудных младенцев выносили на руках и 

клали на шкуры возле шалашей на время их уборки. 

Только возле шалаша пленников остались три взрослые женщины, очевидно 

исполнявшие обязанности караульных. Одна из них занялась разрезкой шкур 

костяным ножом на ремни; другая строгала таким же ножом палочки для стрел, 

а третья раскалывала толстые кости, чтобы получить острые осколки для 

наконечников копий и стрел. 

Вскоре из шалаша вышел Иголкин, полуобнаженный, как и накануне, 

подбросил дров в костер и сел возле женщин. Поговорив с ними о чем-то, он 

достал свой большой матросский нож и начал помогать нарезать ремни; при 

его помощи дело шло заметно быстрее. Затем показался и Боровой, но он не 

принялся за работу, а стал смотреть в сторону, где накануне раздались 

выстрелы товарищей. 

При виде этой сцены мирного сотрудничества человека двадцатого века и 

людей каменного века наблюдатели в кустах не могли удержаться от улыбки. 

Малочисленность оставшихся людей и примитивность их вооружения внушали им 

уверенность в успешном освобождении товарищей добром или силой. Но нужно 

было выждать еще часа полтора или два, чтобы охотники отошли достаточно 

далеко и не могли услышать ни призывов, ни выстрелов и чтобы даже 

караульные женщины не могли догнать их и вернуть в короткое время. 

Дети, провожавшие охотников, постепенно возвращались назад и затевали 

разные игры в круге и вне его. Они боролись, кувыркались, дрались, а 

некоторые, постарше, метали дротики в воздух или в покрышки шалашей. 

Разрезав шкуру, Иголкин пошел в свой шалаш и вынес оттуда кусок мяса, 

разрезал его на кусочки, нанизал на палочки, приготовленные для стрел, и 

воткнул последние в землю возле костра, чтобы изжарить этот шашлык. 

Очевидно, пленники еще не завтракали и собирались поплотнее закусить перед 

бегством. Когда мясо поджарилось, оба уселись недалеко от костра и 

принялись уплетать шашлык. Иголкин время от времени подносил кусочек мяса 

то одной, то другой из работавших возле огня женщин, но те смеялись и 

отворачивались. Потом одна из них принесла из своего шалаша большой кусок 

сырого мяса, и они стали есть его в таком виде, отрезая костяными ножами 

длинные и тонкие полоски, которые давали также подбегавшим к ним детям. 

Когда завтрак кончился, сидевшие в засаде, взглянув на часы, 

убедились, что прошло уже достаточно времени. 

Они вышли из леса, выстроились в ряд и, подняв ружья и стреляя 


Страница 90 из 103:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89  [90]  91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"