Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

Сотни чаек, бакланов и других пернатых, встревоженных шумом машины, 

залетали вокруг этого утеса, оглашая воздух резкими криками. 

Обогнув мыс Дальний с маяком, <Полярная звезда> круто повернула на 

северо-восток и направилась вдоль восточного берега Камчатки, постепенно 

отдаляясь от него. 

Два дня наблюдать было нечего. Кроме того, дул холодный норд-вест, 

наносивший то дождь, то крупу или снег. Море было неспокойно, и теплые 

каюты казались заманчивее мокрой палубы. 

Наконец ветер стих, но зато появились плавающие льды и туманы. Два 

дня шли тихим ходом, чтобы не наткнуться на ледяное поле. При 

прояснившейся погоде справа показался берег скалистого острова Святого 

Лаврентия, а слева - мыс Чукотский. Западнее последнего, на берегу 

глубокой бухты Провидения, находилась фактория; там для экспедиции был 

сложен уголь, завезенный заранее зафрахтованным судном. <Полярная звезда> 

отдала якорь, и началась погрузка угля. После недельного плавания все 

поспешили на берег. Но береговые скалы не давали простора для экскурсии, а 

снег еще покрывал склоны, и только небольшая площадь вокруг фактории была 

свободна от него. 

 

 

 

БЕРИНГОВ ПРОЛИВ 

 

Через два дня, погрузив уголь <Полярная звезда> обогнула Чукотский 

мыс и вошла в Берингов пролив, придерживаясь ближе к материку Азии, где 

низкие горы круто падали к морскому берегу или полого спускались к широким 

долинам, уходившим в глубь этой печальной страны. Несмотря на конец мая, 

повсюду еще виднелись большие поля снега, и только крутые южные и 

юго-западные откосы гор были совершенно свободны от него и уже зеленели 

молодой травкой или свежими листочками на низких, стелющихся кустах 

полярной ивы и березы. 

По зеленым волнам пролива часто клубился туман, скрывая даль. Небо 

постоянно заволакивалось низкими свинцовыми тучами, осыпавшими палубу 

судна то дождем, то снегом. Из-за туч иногда выглядывало солнце, дававшее 

много света, но мало тепла. И под солнечными лучами негостеприимные берега 

крайнего северо-востока Азии теряли свой безотрадный характер. 

Когда туман расходился или рассеивался порывами ветра, покрывавшего 

зеленые волны белыми барашками, на востоке можно было различить чуть 

синевший ровный берег Америки. Плавающие льды попадались все чаще и чаще, 

но не сплошными массами, а небольшими полями или же в виде красивых 

торосов, прихотливые очертания которых приводили в восторг людей, не 

бывавших в северных морях. 

Приближению более значительного ледяного поля обыкновенно 

предшествовало появление полосы тумана, так что капитаны судов всегда 

имели возможность уклониться в ту или другую сторону, чтобы не столкнуться 

со льдинами. Но здесь это еще не так опасно, как в северной части 

Атлантического океана, где могут встретиться айсберги, опасные для судов, 

так как эти ледяные горы, уносимые на юг течением, постепенно подтаивают, 

в результате чего подводная часть оказывается в положении неустойчивого 

равновесия и гора может опрокинуться от пустячной причины. 

Берега казались безжизненными: не видно было ни дымка, ни фигуры 

человека или животного. Поэтому велико было изумление наших 

путешественников, собравшихся на палубе, когда из небольшой бухты, 

внезапно открывшейся за скалистым мысом, быстро выплыла лодка с одним 

гребцом, который усиленно работал веслами, плывя наперерез курсу <Полярной 

звезды>. Но когда он заметил, что корабль его обгоняет, то начал кричать и 

махать платком. 

Капитан дал сигнал замедлить ход и прокричал в рупор, чтобы лодка 

плыла к судну. Когда она приблизилась, оказалось, что это чукотская 

байдара. Капитан, предполагая, что какой-нибудь чукча остановил судно, 

чтобы выпросить себе спирта или табака, хотел уже крикнуть <полный 

вперед>. Но в это время гребец, бывший совсем близко, закричал: 

- Ради бога, возьмите меня на борт. 

Машину застопорили, и байдара подплыла к борту; спустили трап. 

Незнакомец быстро взобрался на палубу, снял свою меховую шапку с 

наушниками и, обращаясь к членам экспедиции, радостно произнес; 

- Благодарю вас, теперь я спасен! 

Это был рослый, широкоплечий человек, с загорелым лицом, голубыми 

глазами и всклоченной светлой бородой. Ветер трепал его рыжеватые волосы, 

вероятно давно уже не стриженные. Он был одет по-чукотски и в левой руке 

держал небольшой, но, по-видимому, очень тяжелый кожаный мешок. 

Труханов подошел к нему, протягивая руку, и сказал: 

- Вы, очевидно, потерпели кораблекрушение? 

При звуках русской речи лицо незнакомца просияло. Он оглядел быстро 

всех членов экспедиции, поставил свой мешок на палубу и начал поочередно 

пожимать всем руки, говоря второпях по-русски: 

- Я с радостью вижу, что вы мои соотечественники! Я ведь русский, 

Яков Макшеев из Екатеринбурга. Вот счастье-то: и судно встретил, и к 

русским попал! Я открыл на чукотском берегу золотой прииск. Запасы пищи у 

меня кончились и поневоле пришлось бросить его. Я плыву уже второй день на 

юг в надежде выбраться в жилые места. Дайте мне, пожалуйста, поесть, я уже 

два дня питаюсь только морскими ракушками. 

Труханов, сопутствуемый остальными путешественниками, повел нового 

пассажира в кают-компанию, где ему предложили холодную закуску и чай, 

чтобы он несколько подкрепился в ожидании обеда, который еще не был готов. 

Уплетая за обе щеки, Макшеев рассказал историю своих приключений: 

- Я по профессии горный инженер и последние годы работал на золотых 

приисках в Сибири и на Дальнем Востоке. По натуре я непоседа, люблю 

путешествовать, знакомиться с новыми местами и, когда в прошлом году я 

услышал от местных жителей, что, по слухам, на Чукотке имеется золото, то 

решил отправиться туда на поиски его. По правде говоря, меня влекло туда 


Страница 7 из 103:  Назад   1   2   3   4   5   6  [7]  8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"