Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

была буро-черная, пропитанная водой; липкая, но не совершенно голая, а 

покрытая примятыми стебельками мелкой пожелтевшей травки и искривленными 

стелющимися ветвями приземистого кустарника, лишенного листьев. Нога 

погружалась в землю сантиметра на четыре, и из-под подошвы струйками и 

фонтанчиками выжималась желтая вода. 

- Как вам это понравится? - проворчал Каштанов. - Под восемьдесят 

первым градусом северной широты снег исчезает, тепло, как в Финляндии, 

голая земля и солнце в зените! 

- Неужели придется ставить юрту в этом болоте? - печально спросил 

Папочкин. 

- Это не болото, а северная тундра, - пояснил ему Макшеев. 

- От этого не слаще, что тундра, - заметил Боровой. - Собаки 

отказываются везти нарты, а ночевать в грязи действительно не особенно 

приятно. Лучше уж вернуться на лед! 

Все стали оглядываться вокруг в надежде увидеть более сухое местечко. 

- Вот там, я думаю, будет хорошо! - воскликнул Громеко, указывая 

вперед, где над черно-бурой равниной поднимался плоский холм, 

приблизительно в километре от конца ледяных языков. 

- Но как мы туда дотащимся? 

- Ничего, доплетемся, будем помогать собакам! 

- Попробуем надеть лыжи, чтобы меньше вязнуть. 

Действительно, на лыжах идти оказалось легче. Собаки потихоньку 

тащили облегченные нарты, которые люди сзади подталкивали палками от лыж. 

В полчаса доплелись до холма, поднимавшегося метров на восемь над равниной 

и представлявшего сухое и удобное место для ночлега. На нем среди 

пожелтевшей прошлогодней травы пробивались уже свежие зеленые побеги, а 

приземистый кустарник наливал почки. 

На вершине холма поставили юрту, а нарты и собак расположили ниже на 

склоне. 

Позади, на севере, белел ровным, высоким валом край льдов, уходивший 

в обе стороны за горизонт; впереди черно-бурая равнина уже принимала 

зеленоватый оттенок. 

В полусотне шагов от холма беззвучно струился широкий ручей между 

топкими берегами. Туман клубился над равниной. 

Появлявшееся по временам красноватое солнце по-прежнему стояло в 

зените, хотя часы показывали уже половину девятого вечера. За этот день 

отмахали пятьдесят километров. 

Пока Боровой кипятил воду, остальные строили догадки, какую 

температуру кипения покажет инструмент после такого длинного очевидного 

спуска. 

Одни стояли за 125, другие за 115 градусов. Макшеев даже держал пари 

с Папочкиным. 

- Никто из вас не выиграл! - заявил метеоролог, когда наблюдение 

кончилось. - Термометр показывает только сто десять градусов. 

- Все-таки я был ближе к истине, - сказал Макшеев, - я стоял за сто 

пятнадцать. 

- А не думаете ли вы, что лучше будет перебить все эти негодные 

инструменты? - желчно спросил Боровой. 

- Вы, право, слишком принимаете к сердцу непонятные фокусы 

атмосферного давления, - успокаивал его Каштанов, - как будто считаете 

себя ответственным за них! 

- Не в этом дело, а в том, что инструмент оказывается негодным! Зачем 

его тащить? 

- Сейчас он может быть бесполезен по неизвестной нам причине, но при 

дальнейшем ходе путешествия, вероятно, опять будет оказывать нам услуги. 

После ужина совещались о дальнейшем ходе путешествия. Если бесснежная 

тундра простирается и далее к северу, как это ни странно, то значительная 

часть снаряжения оказывается не только бесполезной, но даже вредной, 

тормозящей быстроту движения, а именно - лыжи, нарты, собаки и запас их 

корма, лишняя теплая одежда, значительная часть спирта и даже сама юрта. 

При установившейся здесь теплой погоде можно было бы довольствоваться 

легкой палаткой, которая имелась в запасе, а топливо пришлось бы собирать 

в тундре. 

Поэтому решили устроить на холме дневку и разослать налегке две 

партии в разные стороны, чтобы выяснить характер местности и условия 

передвижения, ожидавшие экспедицию. После этого можно было оставить все 

лишнее в складе на холме для обратного пути по льдам. 

 

 

 

БРОДЯЧИЕ ХОЛМЫ 

 

На следующий день Иголкин и Боровой остались у юрты: первый для 

надзора за собаками, второй для разных метеорологических наблюдений. 

Остальные четверо отправились на разведки, разделившись на две партии: 

Каштанов и Папочкин пошли на юго-восток, а Макшеев и Громеко на юго-запад. 

Все пошли на лыжах, но с намерением оставить их, если почва сделается 

достаточно сухой. 

Каждый исследователь был вооружен ружьем. Нельзя было думать, что и в 

тундре не попадается никакой дичи, как это было на снежной равнине. 

Беспокойное поведение собак в течение ночи заставляло полагать, что могут 

встретиться какие-то животные. Свежее мясо было очень нужно не только 

людям, но и собакам. 

Каштанов и Папочкин на своем пути вскоре наткнулись на широкий ручей, 

за которым тундра продолжалась. 

Вскоре она стала настолько сухой, что лыжи пришлось совершенно 

оставить. Их поставили конусом, связав наверху веревкой, чтобы легче 

заметить и взять на обратном пути. 

На сухой земле зеленела уже молодая трава, а приземистый кустарник 

покрылся зелеными листочками и цветами. По равнине клубился туман, местами 

моросил очень мелкий дождь. Но в промежутках светило и заметно грело 

красноватое солнце, диск которого все-таки не был ясно виден. 

Километрах в десяти от стоянки путники заметили впереди несколько 

темных крутобоких холмов, очертания которых из-за тумана были нерезки. 

- Вот прекрасное место для обзора окрестностей! - воскликнул 

Папочкин. - На этой гладкой равнине с высоты холма должно быть видно 

далеко. 

- Еще интереснее те коренные породы, которые мы найдем на них, - 

возразил ему Каштанов. - До сих пор геологическая добыча нашей экспедиции 

была очень скудна. 

- Зоологическая еще скуднее. 

- Ну, теперь тундра вознаградит нас. А по форме и цвету этих холмов 


Страница 19 из 103:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18  [19]  20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"