Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

перенести ее спокойно, я предлагаю всем благоразумным людям залезть в 

спальные мешки. 

Все, даже Боровой, рассмеялись и последовали совету врача. Но 

метеоролог предварительно осмотрел, крепко ли вбиты колья, хорошо ли 

натянуты веревки, державшие юрту. Он действительно опасался какой-то 

атмосферной катастрофы, спал тревожно, просыпаясь и прислушиваясь, не 

усиливается ли ветер, не начинается ли ожидаемое явление. Но все было 

спокойно, ветер гудел равномерно, как все это время, сотоварищи 

похрапывали, собаки сквозь сон ворчали и взвизгивали. И Боровой опускал 

голову на подушку, стараясь отогнать тревожные мысли и заснуть. 

Утром он раньше всех вышел из юрты, чтобы отсчитать показания 

инструментов, вывешенных на ночь. Остальные путники лежали еще в спальных 

мешках. 

Вдруг войлочная дверь юрты поднялась. Метеоролог, бледный, с 

вытаращенными глазами, вернулся в юрту и произнес, заикаясь: 

- Если бы я был один, я бы больше не сомневался в том, что рехнулся 

окончательно. 

- Ну, что такое опять? В чем дело? Какая катастрофа разразилась? - 

послышались вопросы, у одних испуганные, у других иронические. 

- Тучи или туман почти рассеялись, и солнце, понимаете ли вы, 

полярное солнце стоит в зените! - прокричал Боровой. 

Все бросились к выходу, толкая друг друга и на ходу одеваясь. 

Над ледяной равниной клубился легкий туман, и сквозь него то ярче, то 

тусклее светил красноватый диск, стоявший прямо над головами, а не низко 

над горизонтом, как полагалось полярному солнцу в пять часов утра в начале 

июля под 80ь северной широты. 

Все стояли, задравши головы кверху, и смотрели молча на это странное 

солнце, находившееся на ненадлежащем месте. 

- Странная эта местность - Земля Нансена, - промолвил Макшеев не то 

трагическим, не то ироническим тоном. 

- Да не луна ли это? - предположил Папочкин. - Может быть, теперь 

полнолуние? 

Боровой порылся в карманном справочнике: 

- Теперь действительно полнолуние, но только этот красный диск не 

похож на луну - и светит сильнее, и греет заметно. 

- Может быть, на Земле Нансена... - начал Макшеев. 

Но Каштанов перебил его: 

- В полярных странах в летние месяцы луна никогда не бывает в зените: 

или ее совсем не видно, или она стоит очень низко. 

- А если это не луна и не солнце, то что же это такое? 

Но ответа никто не мог дать. Все продолжали делать догадки и 

опровергать их; затем позавтракали и собрались в путь. Термометр поднялся 

до +8 градусов. Туман то сгущался, скрывая красное светило, то разрежался, 

а оно показывалось неизменно в зените, не двигаясь с места. Путь шел 

по-прежнему вниз по ледяной равнине вдоль берега большого ручья. Уклон как 

будто становился более пологим. 

Собаки бежали дружно, путешественники сидели на нартах, по временам 

вскакивая, чтобы поправить упряжь или устроить мостик через более глубокое 

русло. 

Как только солнце пробивалось сквозь клубы тумана, все поднимали 

головы и смотрели на это странное светило, принявшее такое 

противоестественное положение на небе. 

В обед сделали обычный привал. 

Полдень, впрочем, показывали только часы, солнце же стояло 

по-прежнему в зените и, казалось, не думало менять своего места. 

- Чем дальше в лес, тем больше дров! - ворчал Боровой. - Солнце и под 

восьмидесятым градусом северной широты должно перемещаться по небу, а не 

стоять на одном месте! Ведь Земля-то вертится! 

Во время привала он определил высоту солнца, которая оказалась равной 

90ь. 

- Можно подумать, что мы находимся под тропиком в день летнего 

солнцеворота или под экватором во время равноденствия! - сказал он после 

наблюдения. - Какую широту прикажете записать? Хоть убейте, а не понимаю, 

где мы находимся и что вокруг нас происходит. Мысли в голове путаются, и 

все кажется каким-то странным сном! 

Все, в сущности, разделяли это чувство Борового и совершенно не могли 

объяснить себе это новое непонятное явление, по своей загадочности 

превосходящее все остальные: противоречивые показания инструментов, 

постоянный ветер с одной стороны, беспросветные тучи, ненормальное тепло, 

красноватый свет и колоссальная впадина с глубиной больше, чем все 

известные на Земле. 

Во время обеда и отдыха строили всевозможные догадки о катастрофах, 

происшедших с Землей с тех пор, как они на <Полярной звезде> и на Земле 

Нансена были отрезаны от всякого общения с остальным миром. 

 

 

 

ПОЛЯРНАЯ ТУНДРА 

 

Под вечер ледяная равнина превратилась в ледяные увалы. Редкий туман 

плыл в воздухе, почти не заслоняя красноватое солнце, которое по-прежнему 

оставалось в зените, словно издеваясь над путешественниками, продолжавшими 

с изумлением смотреть на него. 

Приближалось время остановиться на ночлег; на ледяном гребне это было 

не особенно удобно: хотя места было достаточно, но вода далеко внизу, и 

спускаться к ней по гладкому ледяному откосу было невозможно. Поэтому 

продолжали ехать в надежде найти более подходящее место, тем более что 

впереди сквозь туман видна была какая-то темная равнина. 

И вот около семи часов вечера ледяные увалы снизились и плоскими 

белыми языками, словно исполинскими фестонами, окаймляли эту темную 

равнину, в которую ручьи врезывались неглубокими руслами и текли далее в 

плоских болотистых берегах. Нарты, съехавшие со льда, сразу остановились 

на липкой голой земле; собаки высунули языки и отказались везти. Все 

соскочили с нарт - последний километр ехали уже в напряженном ожидании 

нового сюрприза, который поднесет им эта странная Земля Нансена в виде 

бесснежной равнины. 

Словно по уговору, люди наклонились, рассматривая и щупая руками эту 

долгожданную землю после стольких дней, проведенных на снегу и льду. Земля 


Страница 18 из 103:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17  [18]  19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"