Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

второй половины. Через два часа следопыты вернулись, они проверили десять 

километров пути, который шел все время по прямой линии, согласно 

направлению ветра. Поэтому решили, что последнему можно больше доверять, 

чем компасу, и что следует идти и дальше по ветру. 

И в этот раз темное время ночи так и не наступило; тусклый свет под 

покровом туч не изменился. 

На следующий день уклон местности вниз стал более заметным. 

Температура поднялась немного выше нуля, снег размокал, и дорога, несмотря 

на спуск, сделалась труднее. После полудня появились лужицы и небольшие 

ручейки, которые извивались между неровностями и наконец исчезали в 

трещинах, забитых снегом. Для ночлега пришлось выбрать возвышенную 

площадку и окопать юрту канавками, чтобы отвести воду тающего снега. 

Устанавливая гипсотермометр, Боровой был уверен, что он покажет еще 

большее число градусов, чем накануне, так как целый день продолжался спуск 

на дне загадочной впадины. Но термометр показал 126 градусов, и 

отрицательная высота местности, несмотря на спуск, не увеличилась, а 

уменьшилась на пятьсот семьдесят метров. Метеоролог, совершенно 

растерянный, разразился нервным смехом: 

- Новый сюрприз, новое недоразумение! Сегодня утром мы решили не 

верить компасам, теперь приходится поставить под знак вопроса и 

гипсотермометр! 

Опять все путешественники собрались вокруг шалившего прибора, 

проверяли его показания, кипятили воду еще и еще раз, но результат 

получался прежний. Несмотря на ясный спуск, в котором нельзя было 

сомневаться, потому что ручейки текли в том же направлении, давление 

воздуха не увеличилось, а уменьшилось. В предшествующие же дни, наоборот, 

при подъеме давление не уменьшалось, а увеличивалось. Казалось, что законы 

физических явлений, выработанные поколениями ученых на основании 

наблюдений на земной поверхности, здесь, в этой впадине полярного 

материка, были неприменимы или получили совершенно другой смысл. 

Необъяснимые явления умножались. 

Все были заинтересованы и возбуждены, но понять объяснить их никто не 

мог. Оставалось надеяться, что ближайшее будущее даст ключ к разъяснению 

загадки. 

- Но что за снежная пустыня! - заметил Папочкин. - После встречи с 

мускусными быками на перевале через хребет можно было надеяться, что 

следующие дни дадут мне и Михаилу Игнатьевичу какую-нибудь научную добычу. 

Между тем мы идем с тех пор чуть ли не двенадцать дней, прошли более 

двухсот пятидесяти километров... и абсолютно ничего, кроме снега и льда. 

- И даже Петр Иванович, которому до сих пор везло всего больше по 

части коллекций, не поживился ничем, - прибавил Громеко. 

- Один только Иван Андреевич коллекционирует! - смеясь, заметил 

Макшеев. 

- Я? Что я собрал за это время? - удивился Боровой. 

- Коллекцию непонятных физических явлений - ответил за Макшеева 

Каштанов, догадавшийся на что тот намекает. 

- Это очень странная коллекция, но зато легковесная, не то что ваши 

камни! - смеялся Боровой. - Она наши нарты не задавит! 

- Но может оказаться и очень тяжеловесной, в смысле итогов 

экспедиции. Ведь каждому исследователю хочется найти что-нибудь особенное, 

ранее неизвестное! Вам повезло до сих пор больше, чем нам. 

На следующий день спуск продолжался и стал даже еще заметнее. Ледяная 

равнина начала распадаться на плоские увалы. Во впадинах между ними текли 

ручьи, снег размок, и идти на лыжах стало тяжело: лыжи скользили, 

раскатывались в стороны. Поэтому способ передвижения изменили: люди 

уселись на нарты, по двое на каждую; собаки тащили их быстро вниз по 

уклону; лыжными палками направляли нарты и сдерживали их раскаты на 

неровностях льда. 

Обратили внимание на то, что тучи, клубившиеся по-прежнему низко, 

имеют не серьга, а красноватый цвет, словно их озаряет заходящее, но 

невидимое солнце. 

Ледяная пустыня уходила во все стороны до недалекого горизонта и 

также казалась красноватой. Это странное освещение на дне глубокой 

впадины, куда не могло заглянуть низкое полярное солнце, также 

принадлежало к коллекции необъяснимых явлений, которую собирал Боровой. 

В этот день остановились на гребне увала вблизи большого бурного 

ручья с чистой водой, избавлявшей от необходимости растапливать снег для 

супа и чая. 

 

 

 

НЕОБЪЯСНИМОЕ ПОЛОЖЕНИЕ СОЛНЦА 

 

После ужина метеоролог установил свой кипятильник в твердой 

уверенности, что ввиду такого длинного и опасного спуска на протяжении 

сорока пяти километров ртуть покажет по крайней мере 130 градусов, и 

снижение будет около десяти тысяч метров, то есть рекордным за все время. 

Он даже заранее вычислил высоты для точек кипения от 130 до 135 градусов, 

чтобы огорошить ими своих спутников. Каково же было его удивление, когда 

термометр показал только 120 градусов!.. 

- Моя коллекция опять увеличилась, - заявил он торжественным тоном. - 

Вы, конечно, не сомневаетесь, что мы сегодня ехали все время и очень 

быстро под гору. 

- Ну конечно. Ясно! Вода в гору не течет! - раздались голоса. 

- Так. А вот гипсотермометр показывает, что мы ехали в гору и 

поднялись за день на тысячу семьсот метров с лишком. Как вам это 

понравится? 

После того как все убедились собственными глазами, что Боровой не 

шутит, он заявил: 

- Очевидно, идя и далее все вниз, мы скоро выберемся из этой 

удивительной впадины, может быть, у самого Северного полюса. 

- А я думаю, что готовится какая-то катастрофа! - загадочным тоном 

произнес Громеко. - В таинственной яме происходит необыкновенное 

разрежение воздуха, давление падает, предвещая ураган, циклон, тайфун, 

смерч или что-нибудь подобное. А в ожидании этой пертурбации, чтобы 


Страница 17 из 103:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16  [17]  18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"