Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

вырабатывать новые - сказал Каштанов. 

- Легко сказать - вырабатывать! - сердился Боровой. - На лету их не 

выработаешь! Сотни ученых десятки лет трудились, а тут все идет насмарку, 

словно на другой планете. Я не могу примириться с этим и готов подать в 

отставку! 

Все рассмеялись при этой выходке метеоролога, который все-таки взялся 

за вычисление и объявил, что за день поднялись, то бишь спустились, на 

восемьсот шестьдесят метров, и место находится на девять тысяч метров ниже 

уровня моря. 

- Я навел справку в руководстве по физике, - заметил Каштанов. - 

Оказывается, вода кипит при ста двадцати градусах при давлении в две 

атмосферы и при ста тридцати четырех градусах при давлении в три 

атмосферы. Сейчас мы испытываем давление приблизительно в две с половиной 

атмосферы. 

- Понятно, что при таком давлении чувствуешь себя скверно и голова 

идет кругом, - заявил Боровой угрюмо. 

Остальные подтвердили, что уже с ночи, проведенной среди льдов 

барьера, самочувствие ухудшилось, ощущается давление в груди, тяжесть в 

голове, вялость движений; сон беспокойный, с кошмарами. 

- И собачки тоже чувствуют себя плохо, - заявил Иголкин. - Они словно 

ослабели и тянут хуже, хотя подъем некрутой. Я думал, они просто устали, а 

дело-то вот в чем! 

- Интересно пощупать пульс у всех... - предложил Громеко. - У вас 

нормальный сколько, Иван Андреевич? 

- Семьдесят два... - ответил Боровой, протягивая руку врачу. 

- Ну вот, а теперь сорок четыре! Разница чувствительная. Сердце при 

таком давлении работает медленнее, а это отражается и на самочувствии. 

- Что же, если спуск будет продолжаться, то сердце совсем 

остановится? - спросил Макшеев. 

- Ну, не до центра же Земли мы будем спускаться! - рассмеялся 

Громеко. 

- Почему нет? - проворчал Боровой. - Эта чудовищная воронка, может 

быть, доходит до центра Земли. Я теперь всему поверю. И не удивлюсь даже, 

если мы выйдем из нее среди льдов Южного полюса. 

- Это уж, извините, ерунда! - заметил Каштанов. - Ни сквозной дыры 

через земной шар, ни воронки до центра быть не может. Это противоречило бы 

всем данным геофизики и геологии. 

- Вот как! А с противоречиями всем законам метеорологии, которые мы 

уже наблюдаем, вы миритесь? Вот увидите, и законы вашей геологии полетят 

кувырком. 

Каштанов рассмеялся. 

- Метеорология, Иван Андреевич, паука легкомысленная, - сказал он 

шутливо. - Она имеет дело с непостоянной средой атмосферы, с ее циклонами 

и антициклонами, причины которых до сих пор неясны. А геология основана на 

прочном базисе - твердой земной коре. 

- Прочный базис! - вскипел Боровой. - Пока его не тряхнет хорошеньким 

землетрясением, при котором любой геолог потеряет голову, если не 

что-нибудь похуже! 

Все покатились от смеха. 

- И потом, - продолжал метеоролог ядовито, - вы знаете каких-нибудь 

два-три километра в глубь земной коры, а судите о состоянии недр! И 

сколько голов - столько гипотез о природе этих недр. По мнению одних - 

ядро Земли твердое, по мнению других - жидкое, по мнению третьих - 

газообразное. Разберитесь тут! 

- Разберемся со временем. Каждая гипотеза если она обоснована, 

представляет лишний шаг к познанию истины. А насчет недр вы неправы. В 

данное время сейсмология, то есть изучение землетрясений, дает нам новые 

способы узнать больше о состоянии земного ядра... Интересно, что будет 

завтра, - закончил он. - Теперь каждый день можно ждать каких-нибудь 

фактов, на первый взгляд непонятных, но слагающихся в общую цепь причин и 

следствий, когда в них разберешься. 

На другой день продолжалась снежная равнина с подъемом вверх, но 

более слабым; ветер по-прежнему дул с юга, низкие тучи клубились и 

стлались почти по поверхности земли, скрывая даль. К полудню подъем 

равнины сделался совершенно незаметным, а под вечер он перешел в спуск - 

собаки побежали быстрее, так что лыжники едва поспевали за ними. 

Температура держалась немного ниже нуля, и путь был легкий. Вдруг Боровой, 

шедший, как всегда, впереди, замахал руками и закричал: 

- Стойте! Подождите! Я боюсь, что мы сбились с пути! 

Все подбежали к нему. Он держал в руках компас и упорно смотрел на 

него. 

- В чем дело? - спросил Каштанов. 

- Мы идем не на север, а на юг, назад к ледяному поясу. Смотрите, 

северный конец стрелки показывает не вперед по нашему пути, а назад. 

- Когда же вы заметили это? 

- Только что. Ведь с тех пор, как компас начал чудить, я перестал 

доверять ему и вел караван по ветру, который все время дует упорно с юга. 

Но меня теперь смутил обратный уклон равнины, потому что из воронки мы не 

могли еще выбраться. Я вынул компас и увидел, что он перестал чудить и 

показывает направление пути на юг, а не на север. 

- Но ветер дует по-прежнему нам в спину! 

- Он мог перемениться в течение ночи. 

- Нет, - заявил Макшеев, - ветер не переменился. Мы все время ставим 

юрту дверью по ветру, т.е. на север, чтобы не задувало. Сегодня утром, я 

помню это твердо, юрта стояла еще по ветру. 

- Значит, он менялся постепенно в течение сегодняшнего дня; мы 

описали полукруг и пошли обратно. 

- Или же компас каким-то образом перемагнитился. 

- Хоть бы выглянуло солнце или показались звезды, чтобы проверить, 

куда мы идем, - жаловался Боровой. 

- Во всяком случае, следует остановиться на ночлег и проверить с 

компасом в руках несколько километров нашего пути, который ясно виден по 

следам на снегу, - заявил Каштанов. - Если мы кружили, это обнаружится 

быстро. 

Поставили юрту. Макшеев и Громеко побежали по следам назад. Боровой 

вскипятил гипсотермометр, который показал почти то же, что и накануне. 

Небольшой подъем первой половины дня, очевидно, был уравновешен спуском 


Страница 16 из 103:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15  [16]  17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"