Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

Все вскочили и столпились вокруг прибора, стоявшего на одном из 

дорожных ящиков. 

- Это нечто невиданное, неслыханное! - воскликнул Боровой 

прерывающимся от волнения голосом. - Вода кипит в этой проклятой дыре при 

температуре плюс сто двадцать градусов. 

- А это значит?.. 

- Это значит, что по ледяному поясу мы спустились в какую-то бездну. 

Я сейчас даже не соображаю, сколько тысяч метров ниже уровня моря 

соответствуют этой температуре кипения. Подождите, нужно справиться в 

таблицах. 

Он опустился на свой спальный мешок, вытащил из кармана справочник по 

определению высот, порылся в таблицах и на полях стал вычислять что-то. В 

это время спутники один за другим подходили к прибору, чтобы убедиться, 

что термометр действительно показывает +120 градусов. Светлый столбик 

остановился у этого деления, и сомнений быть не могло. 

Царившее молчание среди пораженных изумлением людей нарушалось легким 

клокотанием кипевшей в приборе воды. 

Но вот раздался глубокий вздох Борового и затем следующие слова, 

произнесенные торжественным тоном: 

- По грубому вычислению, этой температуре кипения при плюс ста 

двадцати градусах соответствует отрицательная высота в пять тысяч семьсот 

двадцать метров. 

- Не может быть! Вы не ошиблись? - раздались возгласы. 

- Проверьте сами! Вот вам таблицы... В них, конечно, нет данных для 

этой температуры кипения, которую никто никогда не наблюдал вне 

лабораторий. Приходится вычислять приблизительно. 

Каштанов проверил вычисление и сказал: 

- Совершенно верно. За эти два дня, карабкаясь через льдины, мы 

спустились на четыре тысячи девятьсот метров на протяжении каких-нибудь 

десяти - двенадцати километров. 

- И не заметили такого спуска! 

- Лезли вниз с высоты Монблана и ничего не знали! Это что-то 

невероятное! 

- И непонятное! Приходится думать, что ледяной хаос - это ледопад на 

крутом обрыве, ведущем из кратера в жерло этого колоссального вулкана. 

- Из которого нам придется теперь вылезать по такому же ледопаду на 

другую сторону! 

- А мне непонятны и эта густая пелена туч, и этот ветер, который 

упорно дует с юга уже столько дней без перерыва, - заявил Боровой. 

Но предположение о втором ледяном поясе не оправдалось. На следующий 

день путь шел по снежной равнине с пологим подъемом; вследствие этого и 

благодаря теплой погоде движение стало труднее. Термометр показывал 

немного выше нуля, снег размокал и прилипал к полозьям нарт, собаки 

тащились все время шагом. К вечеру с трудом сделали двадцать пять 

километров. В подъеме местности нельзя было сомневаться, и, устанавливая 

гипсотермометр, Боровой был уверен, что он покажет меньшую глубину, чем 

накануне. 

Но вода не закипала долго; наконец пошел пар, и Боровой вставил 

термометр. Немного спустя раздался его крик: 

- Это черт знает что такое! Это... это... - Он разразился 

проклятиями. 

- Что такое? В чем дело? Термометр лопнул? - раздались возгласы. 

- Я сам лопну или сойду с ума в этой дыре! - неистовствовал 

метеоролог. - Посмотрите сами, кто рехнулся - я или термометр? 

Все вскочили и подошли к гипсотермометру. Ртуть показывала +125 

градусов. 

- Мы сегодня поднимались, а не спускались? - дрожащим голосом спросил 

Боровой. 

- Конечно, поднимались! Целый день поднимались. Спору быть не может! 

- А вода кипит на пять градусов выше, чем вчера у ледяного барьера! И 

это значит, что мы сегодня не поднялись, а спустились приблизительно на 

тысячу четыреста тридцать метров. 

- И находимся, следовательно, на семь тысяч сто пятьдесят метров ниже 

уровня океана, - быстро подсчитал Макшеев. 

- Но это же ни с чем не сообразно! - засмеялся Папочкин. 

- Поверить в крутой спуск по льдам еще можно было, - прибавил 

Каштанов. - Но поверить, что мы спустились почти на полтора километра, 

когда путь явственно шел вверх по уклону, это противоречит здравому 

смыслу. 

- Если только у нас не повальное помешательство, то я с вами 

согласен! - угрюмо ответил Боровой. 

В это время Громеко и Иголкин, выходившие из юрты покормить собак, 

вернулись, и первый сказал: 

- Еще один странный факт! Сегодня заметно светлее, чем вчера у льдов. 

- А вчера было светлее, чем по ту сторону барьера, - прибавил 

Макшеев. 

- Совершенно верно, - подтвердил метеоролог. - Самая темная ночь, 

вроде петербургской белой ночи, была перед ледяным барьером. Мы полагали, 

что находимся на дне впадины, и ослабление света было понятно: лучи 

полярного солнца не могут проникать так глубоко. 

- Но теперь мы спустились несравненно глубже, а ночь гораздо светлее! 

Долго еще обсуждали все эти противоречивые факты, но, ничего не 

выяснив, уснули. Утром Боровой первый вылез из юрты, чтобы сделать свои 

наблюдения. 

Ветер дул по-прежнему с юга и нес все такие же низкие серые тучи, 

скрывавшие местность на расстоянии сотни-другой метров. Термометр показал 

-1 градус, шел снег. 

- Сегодня нужно проверить, поднимаемся мы или опускаемся, - предложил 

Макшеев. - У нас среди инструментов есть легкий нивелир и рейки. 

Продолжалась та же снежная равнина, но снег немного подмерз и идти 

было легче. Уклон был небольшой, но несомненно вверх, и несколько 

нивелировок, произведенных в течение дня, подтвердили то, что видел глаз и 

что показывали собаки своим ходом. 

За день сделали двадцать три километра, так как нивелировки отняли 

довольно много времени. 

Как только юрта была расставлена, Боровой вынул свои приборы; 

кипятильник показал +128 градусов. 

Боровой сочно выругался и плюнул. 

- Единственное объяснение, что в этом провалище неприменимы 

физические законы, установленные для земной поверхности, и нужно 


Страница 15 из 103:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14  [15]  16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"