Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

или из трещины в земной коре на ее поверхности и после застывания 

превращающаяся в горную породу того или иного состава. Т у ф - горная 

порода, состоящая из пепла, выброшенного вулканом при извержении. 

П е п е л - раздробленная на мельчайшие частицы газовыми взрывами 

лава. Он накопляется на склонах и в окрестностях вулкана в сухом виде 

или падает в воду озер и прудов, где постепенно слеживается и 

цементируется в твердую породу. 

 

- На северном склоне Русского хребта и на его гребне мы видели 

базальты и базальтовые лавы, - напомнил Папочкин. - Некоторые указания на 

вулканическую природу этой впадины мы имеем. 

- Кратеры потухших вулканов, заполненные доверху снегом и льдом, 

известны в Аляске, - добавил Макшеев. 

Вечером в этот день и ртутный барометр отказался служить: его трубка 

доверху наполнилась ртутью; пришлось достать гипсотермометр* и определить 

давление воздуха по температуре кипения воды. Оно соответствовало глубине 

восьмисот сорока метров ниже уровня океана. 

_______________ 

* Г и п с о т е р м о м е т р состоит из сосуда для кипячения 

воды с длинной трубкой на крышке, в которую вставляют термометр, 

чтобы определить точку кипения воды в выделяемых ею парах. 

 

Все заметили, что вечером стало немного темнее. Лучи полуночного 

солнца, очевидно, не проникали непосредственно в эту глубокую впадину. 

Недоумение путешественников увеличилось в связи с тем обстоятельством, что 

компас в этот день также отказался служить: его стрелка вертелась, дрожала 

и не могла успокоиться и показать положение севера. Приходилось 

руководствоваться направлением ветра и общим уклоном равнины, чтобы ехать 

по-прежнему на север. Беспокойство компаса Каштанов также приписал 

вулканической природе впадины, так как известно, что большие массы 

базальта оказывают влияние на магнитную стрелку. 

Но на другой день путешественники встретили в нескольких километрах 

от ночлега неожиданное препятствие: снежная равнина уперлась в цепь 

ледяных скал, тянувшуюся в обе стороны поперек пути, насколько было видно. 

Скалы местами поднимались отвесно на десять - пятнадцать метров, местами 

же представляли хаос крупных и мелких глыб льда, нагроможденных друг на 

друга. Взбираться на эти груды и без груженых нарт было трудно. Пришлось 

остановиться для разведки. Макшеев и Боровой вскарабкались на самую 

высокую груду и убедились, что и впереди, насколько хватает взор, тянутся 

такие же груды и скалы. 

- Это не похоже на пояс торосов морского льда, - заявил Макшеев, 

вернувшись к нартам. - Торосы не тянутся на несколько километров в ширину 

без перерыва. 

- Очевидно, мы достигли дна впадины, - сказал Каштанов, - и этот хаос 

обусловлен напором огромного ледника северного склона хребта Русского, по 

которому мы спускались. 

- Следовательно, все дно впадины занято хаосом льдин, - заметил 

Боровой. - Остальные склоны ее также должны быть покрыты ледниками, 

спускающимися на дно. 

- А благодаря колоссальной величине впадины она до сих пор не успела 

заполниться льдом, как заполнены кратеры вулканов Аляски, - добавил 

Макшеев. 

- Но нам необходимо так или иначе перебраться через это дно, чтобы 

продолжать путешествие на север и выяснить размеры впадины и характер 

противоположного склона, - заявил Каштанов. 

- Всего легче идти вдоль подножия хаоса, чтобы обогнуть его по дну 

впадины до противоположного склона, - предложил Громеко. 

- Но если эта впадина не кратер вулкана, а долина между двумя 

хребтами? - заметил Папочкин. - В таком случае она может тянуться на 

сотню-другую километров, и мы не успеем закончить пересечение Земли 

Нансена. 

- И куда идти вдоль подножия хаоса: направо или налево, чтобы 

обогнуть его? - спросил Боровой. 

- Пойдем налево; может быть, мы встретим такое место, где хаос 

позволит перейти раньше на ту сторону без особого труда. 

Приняв это решение, путешественники направились налево, то есть на 

запад, судя по ветру, так как компас по-прежнему не мог успокоиться и 

показать север. Слева от них поднималась снежная равнина с едва заметным 

уклоном, справа громоздились ледяные груды и скалы; низкие тучи 

по-прежнему закрывали небо и даже задевали за вершины более высоких льдин. 

Около полудня заметили место, где хаос льдин казался проходимым; груды 

были ниже, кое-где виднелись промежутки. Здесь остановились для устройства 

четвертого склада, а Боровой и Макшеев налегке направились в глубь 

ледяного пояса для разведки. К вечеру они вернулись и сообщили, что пояс 

имеет около десяти километров в ширину, что он проходим, хотя и не без 

затруднений, и что за ним ровный подъем на противоположный склон впадины. 

Преодоление пояса потребовало два дня серьезной работы; часто 

приходилось прорубать тропу через нагроможденные льдины, чтобы 

протаскивать нарты одну за другой соединенными усилиями людей и собак. 

Ночевали не расставляя юрты, приютившись для защиты от ветра за огромной 

льдиной, стоявшей отвесно; собаки попрятались в щелях и ямах между 

глыбами. Но после тяжелой работы все спали крепко, несмотря на стоны и 

завывания ветра, гудевшего в хаосе на разные лады. 

На следующий день выбрались на другую сторону преграды. На ночлеге 

Боровой зажег спиртовку гипсотермометра в полной уверенности, что он 

покажет ту же высоту, как и перед ледяным поясом, то есть около девятисот 

метров ниже уровня моря. Но когда он вставил термометр в трубку 

кипятильника, ртуть поднялась до 105, затем 110 градусов и все еще шла 

вверх. 

- Стой, стой! - вскричал Боровой. - Куда ты прешь, хочешь разбить 

стекло?.. 

- Что такое? В чем дело? - раздались возгласы. 


Страница 14 из 103:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13  [14]  15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"