Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

собаки, тащившие ее, скоро уставали. Эти перемены в связи с рыхлостью 

снега не позволяли двигаться быстро; поэтому, несмотря на то что ветер 

ослабел, метель прекратилась, путь шел под гору по ровному склону и 

трещины были совершенно забиты снегом, за день успели пройти только 

двадцать два километра и остановились в пятидесяти пяти километрах от 

перевала. Здесь был устроен третий склад. 

Ночью метель возобновилась с прежней силой, и утром пришлось опять 

выкапываться, хотя из менее глубоких сугробов. Теперь уже слой свежего 

снега на равнине достигал почти метра, и движение сделалось более 

затруднительным; поэтому, пройдя за день всего пятнадцать километров, все 

так устали, что остановились на ночлег раньше обычного времени. 

Местность и погода сохраняли свое удручающее однообразие. 

Вечером метель прекратилась, и сквозь тучи, по-прежнему стлавшиеся 

почти по поверхности бесконечной снежной равнины, по временам показывалось 

солнце, низко повисшее над горизонтом. Картина, которая представилась 

глазам наблюдателей, была совершенно фантастическая: белоснежная равнина, 

клубы и клочья быстро ползущих по ее поверхности серых туч, беспрерывно 

меняющих свои очертания; столбы крутящихся в воздухе мелких снежинок и то 

тут, то там, в этой бело-серой мутной и движущейся мгле, ярко-розовые 

отблески от лучей прорывавшегося солнца, которое то появлялось в виде 

красного шара, то исчезало за серой завесой. Наши путешественники после 

ужина долго любовались этой картиной, пока усталость не загнала их в юрту 

и в спальные мешки. 

На третий день спуска барометры показали, что местность находится уже 

на уровне моря, а уклон равнины на север все еще продолжался. 

Когда Боровой, записав показания барометра, сообщил об этом своим 

спутникам, Макшеев воскликнул: 

- Что же это? Мы уже съехали с хребта Русского, не встретив ни одного 

ледопада, ни одной трещины! 

- Более удивительно, - заметил Каштанов, - что здесь должен быть 

берег моря, а следовательно, конец огромного ледяного поля, которое 

спускается по северному склону этого хребта и, по нашему измерению, имеет 

семьдесят километров в длину. Здесь, подобно тому, что мы знаем об окраине 

антарктического материка, должен быть высокий обрыв, ледяная стена в сотню 

метров высоты, а у ее подножия - открытое море или хотя бы поля торосов, 

полыньи и среди них отдельные айсберги. Ледник ведь двигается, напирает на 

морской лед. 

Но следующий день не принес перемены. Снежная равнина продолжалась с 

тем же характером и уклоном на север; ветер упорно дул в спину 

путешественникам, словно подгоняя их вперед; низкие тучи клубились и 

сыпали по временам снегом. Все ожидали, что спуск вот-вот кончится, 

торопились, всматривались вперед, обменивались надеждами на близкий конец. 

Но все было напрасно, проходил час за часом, километр за километром 

оставались позади, и наконец общая усталость заставила остановиться на 

ночлег. 

Когда юрта была поставлена, все столпились вокруг Борового, 

устанавливавшего ртутный барометр; всем хотелось видеть его показания, так 

как на карманных анероидах стрелки уже вышли за конец делений на 

циферблате и не показывали давления воздуха как следует. 

- По грубому подсчету, мы спустились уже на четыреста метров ниже 

уровня моря, - вскричал метеоролог, - если только на Земле Нансена в 

настоящее время не находится область необычайного по величине 

антициклона!* Барометр показывает восемьсот миллиметров. 

_______________ 

* Ц и к л о н - область низкого давления воздуха; 

а н т и ц и к л о н - область высокого давления. Циклоны, перемещаясь 

по земной поверхности, сопровождаются сильными ветрами и выпадением 

дождя или снега. Антициклоны приносят устойчивую хорошую погоду. 

 

- Насколько я знаю, - заметил Каштанов, - антициклонов с таким 

давлением на Земле не бывает. Кроме того, погода, с тех пор как мы 

находимся на Земле Нансена, не менялась и совсем не похожа на погоду при 

антициклоне. 

- Но в таком случае, что же это такое? - воскликнул Папочкин. 

- Очевидно, земля не кончилась и северная ее часть представляет очень 

глубокую вдавленность, впадину, уходящую ниже уровня моря на сотни метров. 

- Разве это возможно? - удивленно спросил Громеко. 

- Почему же нет? На Земле известны подобные впадины, например долина 

Иордана и Мертвого моря в Палестине, впадина Каспийского моря, Люкчунская 

котловина в Центральной Азии, открытая русскими путешественниками, наконец 

дно озера Байкал в Сибири, которое находится ниже морского уровня на 

тысячу метров с лишком. 

- Впадина Мертвого моря также не маленькая, дно его на четыреста 

шестьдесят пять метров ниже уровня океана, - прибавил Макшеев. 

- Во всяком случае, открытие такой глубокой впадины на полярном 

материке будет крайне интересным и важным результатом нашей экспедиции, - 

заключил Боровой. 

К общему удивлению, спуск продолжался и на следующий день по той же 

равнине и при той же погоде. 

- Мы лезем в какую-то бездонную дыру, - шутил Макшеев. - Это не 

плоская впадина, а скорее воронка, может быть, кратер потухшего вулкана. 

- Но только невиданных на Земле размеров, - заметил Каштанов. - Мы 

спускаемся в эту воронку уже четыре дня, и диаметр этого кратера, 

очевидно, достигает трехсот километров или больше; вулканы такой величины 

известны только на Луне. К несчастью, на всем спуске мы не встретили ни 

одного утеса, ни малейшего выхода горной породы, которые разъяснили бы нам 

происхождение этой впадины. Склоны кратера должны состоять из разных лав и 

вулканических туфов*. 

_______________ 

* Л а в а - расплавленная масса, вытекающая из кратера вулкана 


Страница 13 из 103:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12  [13]  14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"