Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

сите мою молчаливость на свой счет. Скажу вам откровенно, мне было бы 

куда легче, если бы вы снизошли до хотя бы каких-нибудь объяснений. Кто 

эти люди, которые крутились возле нас в Самаре и которых вы видели се- 

годня? Я не верю в то, что вы их не знаете. Почему они появились возле 

нас? Что им нужно? Я уверена, вы прекрасно знаете ответы на мои вопросы, 

но вы молчите, и меня это настораживает. 

Настя сделала ровно полшага - именно столько она отмерила себе для 

этой фразы. Следующие полшага она сделает мысленно. Не может человек, 

имеющий такой опыт работы в качестве агента-профессионала, вести себя 

так, как повел себя сегодня Павел Сауляк. Он не должен был просто убе- 

гать, не сделав ни малейшей попытки выяснить, кто такие его преследова- 

тели. Любой опытный человек постарался бы придумать хоть какую-нибудь 

комбинацию, которая заставила бы преследователей раскрыться. Но Павел 

этого не сделал. Стало быть, для него в этой ситуации секретов нет, а 

есть только необходимость избежать контакта. Это первое, и это и были те 

полшага, которые Настя Каменская сделала, что называется, "вслух". А вот 

второе нравилось Насте куда меньше. Павел не просто знает, кто такие эти 

люди и откуда они взялись. И Павел совсем не дурачок, неопытный и им- 

пульсивный, который, увидев подозрительных личностей, хватает ноги в ру- 

ки и изо всех сил кидается удирать. Кроме того, он целых три дня провел 

в обществе Анастасии по пути из Самары в Москву, он встречался с ней 

после загадочной гибели Риты, он сам обратился к ней за помощью, иными 

словами, он знает о Насте вполне достаточно, чтобы сообразить, что она 

никогда не будет сломя голову удирать от неясной ситуации, она сунет го- 

лову в пекло и начнет с любопытством оглядываться по сторонам, при этом 

стараясь сделать так, чтобы само пекло работало в режиме рефрижератора. 

Ведь все три дня пути она вела себя именно так, то и дело провоцируя 

преследователей и с интересом глядя, как они отреагируют, чтобы по этой 

реакции делать какие-то выводы. И когда Павлу нужно было выйти там, в 

баре, она не стала придумывать ничего хитроумного, а просто подошла к 

двоим преследователям и нагло завела с ними разговор, да не о чемнибудь, 

а именно о том, что они тащатся за Павлом от самой колонии. И то, как 

Павел повел себя сегодня, буквально запихнув Настю в машину и увозя ее 

от Николая и его молодого напарника, говорило само за себя весьма и 

весьма красноречиво: он не только прекрасно знал, кто такие эти люди, он 

не хотел, чтобы это узнала Настя. Он не хотел, чтобы она проделывала все 

те действия, которые потом так детально описала ему, когда упрекала его 

в том, что он недальновиден и не дал ей решить свою стратегическую зада- 

чу. Настя поняла это еще тогда, в машине, когда с досадой говорила Павлу 

о том, что он поступил поспешно и необдуманно. Говорила и внимательно 

наблюдала за его реакцией. Не такой Павел Сауляк человек, чтобы молча 

проглотить упреки со стороны женщины, если это упреки не по поводу невы- 

мытой посуды, а связаны с его профессией. 

И тот факт, что он молча выслушал ее и ничего не возразил, не привел 

никаких аргументов в пользу своего образа действий, более того - изви- 

нился, говорит только об одном: он готов все стерпеть, только бы Настя 

никогда не узнала, кто эти люди, их преследователи. Он готов делать вид, 

что оберегает ее, Настю Каменскую, от контакта с ними. На самом же деле, 

и теперь Настя была в этом абсолютно убеждена, он оберегает их, Николая 

и Сергея, от контакта с ней. 

И теперь она ждала, как же Сауляк отреагирует на ее высказывание. В 

том, что он не станет рассказывать правду, она и не сомневалась, но ей 

было интересно, как он будет выкручиваться. Ведь в конце концов, она 

оказывает ему услугу, позволяя остаться в своей квартире до утра, и не 

может он в ответ на это проявить грубость и сказать что-нибудь типа "не 

ваше дело". То, что в ответ она услышит уклончивую ложь, было понятно 

заранее, зато по содержанию этой лжи можно будет составить некоторое 

представление о личности самого Павла. Ведь она сама говорила ему: не 

старайся понять, правду ли тебе сказали, попытайся понять, почему этот 

человек в этой ситуации счел необходимым и правильным сказать тебе имен- 

но эти слова, и тогда ты узнаешь правду. 

- Видите ли, мне не хотелось бы вдаваться в подробности моей дея- 

тельности под руководством Булатникова, - ответил Павел, по-прежнему не 

глядя на Настю. - Вы не можете не понимать, что генераллейтенант, руко- 

водитель управления в таком могущественном ведомстве, имел дело с очень 

деликатными и щепетильными ситуациями, и даже сейчас, когда после его 

смерти прошло больше двух лет, я не считаю себя вправе разглашать то, 

что знаю. Это чужие секреты, чужие тайны, и я полагаю, что вы меня пой- 

мете правильно. 

"Так, - мысленно прокомментировала Настя, - уклончивость уже имеем. 

Теперь будем ждать, когда появится ложь". 

- Разумеется, - кивнула она, - я и не посягаю на все ваши профессио- 

нальные секреты. Но меня интересуют только эти двое, которые с завидным 

упорством ищут встречи с вами. И знаете, что меня особенно интересует? 

То, что от наших преследователей осталась ровно половина. Волчья шапка 

от вас отстала, мой поклонник тоже. Им вы больше не нужны. А вот эта па- 

рочка проявляет достойную похвалы настойчивость. И я не верю, что у вас 

нет объяснения этому. Если же объяснение у вас есть, но вы не хотите 

сказать об этом мне, то я вынуждена констатировать, что вы пытаетесь ме- 

ня обмануть, вы неискренни со мной. Вы обратились ко мне, когда вам нуж- 

на была помощь, когда вы разыскивали свою девушку, и потом, когда нужно 

было как-то доказать ваше алиби, не разгласив при этом пикантные детали 

вашего сотрудничества с генералом Минаевым. Я была вам нужна, я и сейчас 

вам нужна, и вы просто пользуетесь мной, как вещью, которой не нужно ни- 


Страница 98 из 142:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97  [98]  99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"