Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

зать что-то вроде "я вас в тюрьме сгною" или "я вам никогда этого не 

прощу", но от этих слов за версту разило дешевой мелодрамой. 

- То что? - спросил Павел очень серьезно. 

- Ничего, - резко ответила она. - Но лучше бы вам меня не обманывать. 

- Вы все забыли, - сказал он все так же серьезно. 

- Что я должна помнить? 

- То, что я вам говорил. Я никогда вас не обижу. 

Он снова прикрыл глаза, скрестил на груди руки и откинулся на спинку 

стула. На какое-то мгновение Насте показалось, что они еще не вернулись 

в Москву, что путешествие из Самары в столицу продолжается и неизвестно, 

когда и чем оно закончится. Все было так же: его поза, его непроницаемое 

лицомаска с закрытыми глазами, стена недоверия и отчуждения, стоявшая 

между ними. 

Она встряхнулась, вышла из кафе и пошла искать телефон. Вернувшись 

минут через двадцать, она застала Павла все в той же позе. 

- У вас в Москве есть жилье? - спросила она, усаживаясь за столик. 

Он молча кивнул, не открывая глаз. 

- Вы должны будете находиться в своей квартире и никуда не уходить. Я 

договорилась, ваши липовые документы фигурировать нигде не будут. Сейчас 

мы с вами поедем в одно место, вас сфотографируют, и вы отправитесь к 

себе домой. Наш сотрудник сегодня же вылетит в Белгород и предъявит вашу 

фотографию работникам гостиницы, где вы останавливались. Если они вас 

опознают и подтвердят все, что вы мне рассказали, считайте, что вам по- 

везло. Вас только допросят, вы должны будете рассказать о своей девушке, 

о ее образе жизни, о ее знакомых. И все, больше вас не тронут. 

- После этого я смогу снова уехать? 

- А что, очень надо? 

- Я не могу пока оставаться в Москве. 

- Боитесь, что ли? - насмешливо спросила Настя. 

- Жалею ваш труд и ценю его, - отпарировал он так же насмешливо. - Не 

для того вы меня тащили через пол-России с четырьмя пересадками, чтобы 

меня в первый же месяц шлепнули. 

Они вышли из здания аэровокзала и поехали на Нахимовский проспект, 

где их ждали сотрудники милиции, занимавшиеся убийством Маргариты Дуге- 

нец. 

Григорий Валентинович Чинцов с огорчением констатировал, что остался 

как бы без работы. Столько усилий было приложено к тому, чтобы сплести 

интригу в интересах команды Малькова, а команда распалась. Видно, без 

конкурентов не обошлось, на вкусный кусок криминального пирога всегда 

охотники найдутся. А жаль, Мальков платил хорошо. Можно, конечно, пред- 

ложить свои услуги кому-нибудь еще, надо только выбрать надежного и де- 

нежного хозяина. На днях ему предложили приехать для переговоров к одно- 

му крупному деятелю, который тоже хотел бы попробовать свои силы в 

борьбе за президентское кресло. 

Сидя в машине, он мысленно прикидывал, какими возможностями распола- 

гает на сегодняшний день и что может пообещать новому хозяину. Жаль, ко- 

нечно, что Сауляк сорвался с крючка. Выполнил задание и сказал, что хо- 

чет уехать отдохнуть. Обещал, правда, появиться через некоторое время, 

но когда оно, это время, настанет? Мальков тогда не велел его прижимать, 

сказал, мол, пусть отдыхает, не надо его сердить. А теперь вот Григорий 

Валентинович сожалеет об этом поспешном решении. Дали бы Павлу еще ка- 

кое-нибудь задание, поманили бы хорошими деньгами - никуда бы он не уе- 

хал, остался бы в Москве и на связь регулярно выходил бы. А нынче где 

его найдешь? Упустили, дураки, с досадой думал Чинцов. А все Мальков, 

перестраховщик. Лучше бы за дочкой своей, идиоткой, присматривал. Вот 

где надо было перестраховываться-то, а не с Павлом. Да чего уже те- 

перь... Ничего не поправишь. 

За рулем серебристой "ауди" сидел Сережа, один из тех двоих, что ез- 

дили за Павлом в Самару. Чинцов не любил сам водить машину, он предпочи- 

тал во время поездок подремывать на заднем сиденье. Внезапно машина рез- 

ко затормозила, заставив Григория Валентиновича недовольно поморщиться. 

- В чем дело? - сердито спросил он. 

- Это она, - сказал Сережа, показывая рукой куда-то вправо. 

- Кто - она? 

- Та женщина, которая Сауляка встречала. 

- Где?! - встрепенулся Чинцов. 

- Вон та, в черной куртке, без шапки. Сейчас в магазин заходит. 

- Ну-ка отъезжай в сторонку, - скомандовал Чинцов. 

Они проехали чуть вперед и остановились. Стекла в машине были тониро- 

ванными, и Григорий Валентинович мог спокойно оглядывать улицу, не бо- 

ясь, что его увидят снаружи. Он повернулся поудобнее и стал через заднее 

стекло наблюдать за входом в магазин. Родственница Павла! Очень хорошо. 

Если сесть ей на хвост, можно и до Павла добраться. А нет, так и с ней 

самой поговорить. А вдруг она тоже?.. Чинцов плохо представлял себе, как 

именно работает Сауляк, но одно знал точно: он умеет как-то воздейство- 

вать на людей. Григорий Валентинович был большим поклонником разного ро- 

да чудес, с восторгом и замиранием сердца читал о Джуне, о болгарской 

прорицательнице Ванге, об экстрасенсах, которые умеют, взглянув на фо- 

тографию, точно определять, жив человек или умер, где он сейчас находит- 

ся и даже как его зовут. Чинцов во все это искренне верил и был убежден, 

что Павел Сауляк - именно такой. Чудотворец, маг и волшебник. А коль та- 

кой дар дается природой, то как знать, может, и родственница его все это 

умеет. Гены все-таки. 

Григорий Валентинович был человеком азартным, и рулетка казалась ему 

миниатюрной моделью всей жизни. К чему долгий кропотливый труд, скучные 

упорные занятия, если нужно всего-навсего правильно поставить и сорвать 

миллион одним махом и не прилагая никаких усилий. Надо ждать своего чу- 

да, и оно обязательно случится. Такой исполнитель, как Сауляк или кто-то 

ему подобный, - и есть то самое чудо, которое позволит обогатиться, 

участвуя в игре ополоумевших политиков, рвущихся к власти. То самое чу- 

до, которое сравнимо с выигрышем, выпавшим на зеро. 

Женщина в черной куртке вышла из магазина, и Чинцов окинул ее оцени- 


Страница 93 из 142:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92  [93]  94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"