Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

это совершенно точно. Он не станет вести себя так глупо. 

"Будь я проклят, если когда-нибудь обижу тебя". 

"Помни, о чем я тебе говорил". 

Очарование тихого одинокого вечера исчезло. Настя начала нервничать, 

снова и снова прокручивая в памяти разговор с Павлом и пытаясь понять, 

все ли сделала правильно, не допустила ли ошибку. Спала она плохо, воро- 

чалась в постели и злилась на себя и на весь свет. То и дело пыталась 

вспомнить лицо Сауляка, но перед глазами вставали только отдельные дета- 

ли - маленькие глазки в обрамлении бесцветных ресниц, высокий лоб, впа- 

лые щеки, узкий рот, тонкий длинный нос. А вместе все почему-то никак не 

складывалось. 

Утром она встала разбитая и хмурая, и даже горячий кофе и ледяной сок 

не доставили радости. Придя на работу, она заперлась в своем кабинете с 

твердым намерением заняться делом, но все из рук валилось. "Пусть уж 

скорее настанет полдень, - думала она, - все равно Павел не приедет. Я 

напрасно ему поверила. Он меня обманет, никаких сомнений. Но я дала сло- 

во и должна его сдержать. Пусть скорее настанет полдень, и я с чистой 

совестью позвоню в управление, которое занимается убийством Маргариты 

Дугенец. Пусть начинают его искать. Может, еще не поздно, может быть, он 

не успеет спрятаться очень уж далеко". 

Но Павел позвонил в четверть двенадцатого. 

- Я в аэропорту, - сказал он. - Куда мне приехать? 

- Вся беда в том, что у меня нет алиби, - сказал Павел. 

Они сидели в кафе, на втором этаже городского аэровокзала. Насте по- 

казалось, что вид у Павла еще более измученный и болезненный, чем тогда, 

когда он вышел из ворот колонии. 

- Почему же его нет? Вы говорите, что уехали из Москвы неделю назад. 

Маргарита в это время была жива и здорова. По заключению экспертов, ее 

убили три дня назад. Где вы были всю эту неделю? 

- Вы не понимаете. Я могу представить доказательства, но у меня дру- 

гие документы. Да, я был в разных городах, у меня на руках остались би- 

леты на самолет, я регистрировался в гостиницах, но не под своей фамили- 

ей. 

- Да, конечно, - усмехнулась Настя. - Если вас так усиленно пасли, 

когда вы вышли из зоны, то смешно было бы думать, что вы будете жить по 

своим настоящим документам. Это Минаев вам удружил? 

Павел кивнул. 

- И вы должны понимать, что обнародовать этот факт я не могу, чтобы 

не подвести его. Я, собственно, и уехал только потому, что они продолжа- 

ют меня искать. Две недели я пробыл в Москве, у Риты, я не мог не побы- 

вать у нее. А потом уехал, когда понял, что это становится опасным. Мне 

не нужно было вообще появляться у нее. Но я так скучал... 

Настя недоверчиво взглянула на него, но ничего не сказала. Павел Сау- 

ляк не производил на нее впечатления человека, который может так сильно 

скучать по женщине, что забудет о собственной безопасности. Но как 

знать... В конце концов, она ведь совсем его не знает. Иногда внешне хо- 

лодные и равнодушные мужчины оказываются способными на страстную и само- 

забвенную любовь. 

- И как же мы будем доказывать ваше алиби? - спросила она. - Если вы 

не хотите подвести Минаева, у вас только один выход - сказать, что вы 

украли паспорт и переклеили на него свою фотографию. Или купили его у 

неустановленного мужчины на рынке. Возьмите грех на душу, признайтесь в 

том, чего не совершали. 

- Это вы мне советуете как аферистка-актриса или как работник мили- 

ции? 

- Я вам советую как дура, - в сердцах сказала Настя. - Как последняя 

дура, которая неизвестно зачем пытается вытащить вас из беды. А вдруг вы 

сами убили свою девушку? А я тут с вами кофе распиваю и разговоры разго- 

вариваю. 

- Не надо так, - тихо произнес Сауляк. - Вы же прекрасно знаете, что 

я ее не убивал. 

- Откуда мне знать? Почему я должна вам верить? 

- Вы знаете. И вы мне верите. 

- Вот только не надо меня гипнотизировать этими вашими заклинаниями, 

- сердито откликнулась Настя. - И не надо меня уговаривать. У меня тоже 

есть свой профессиональный гонор. Не для того я вас с такими мучениями 

вытаскивала из Самары, чтобы меньше чем через месяц отдать на растерза- 

ние следователю и новому суду. Давайте-ка пройдемся по последней неделе, 

желательно по часам. Когда вы уехали из Москвы? Только точно. Часы, ми- 

нуты, номер рейса - все подробно. 

Павел снова сидел с прикрытыми глазами и старательно перечислял все 

свои передвижения за минувшую неделю, а Настя, отодвинув чашку с остыв- 

шим кофе и хилым бутербродом, записывала за клочке бумаги. 

- В Белгороде я устроился в гостиницу "Юность", два дня подряд ездил 

за город, гулял. Потом, в понедельник вечером, приболел и весь вторник 

пролежал у себя в номере. В среду мне стало лучше, и я снова поехал за 

город... 

- Кто-нибудь может подтвердить, что весь вторник вы провели в гости- 

нице? - перебила его Настя. 

Это было важно. Маргарита Дугенец была убита именно во вторник. 

- Дежурная по этажу, горничная. Горничная в первый раз пришла убирать 

номер часов в одиннадцать, увидела меня, извинилась и сказала, что при- 

дет попозже, чтобы меня не беспокоить. Потом она пришла спустя часа два. 

Я сказал ей, чтобы она не стеснялась и убирала. Я лежал на кровати, иона 

забеспокоилась, спросила, не нужно ли врача пригласить. Я отказался. Она 

включила пылесос, а у меня очень болела голова, поэтому я вышел в холл, 

где сидит дежурная. Она оказалась очень милой женщиной, угостила меня 

чаем, пока горничная убирала номер... 

- Как вы думаете, они хорошо вас помнят? 

- Думаю, да. Горничная, во всяком случае, точно помнит. Вчера я 

столкнулся с ней в коридоре, и она спросила, как я себя чувствую. 

- Они смогут вас опознать по фотографии? 

- Надеюсь. 

- Ладно. - Настя решительно поднялась из-за стола. - Посидите здесь, 

никуда не уходите. Мне нужно позвонить. Но я предупреждаю вас, Павел, 

моя доверчивость не безгранична. Если окажется, что вы меня обманывае- 

те... 

Она остановилась, подыскивая подходящие слова. Ей очень хотелось ска- 


Страница 92 из 142:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91  [92]  93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"