Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

Гарик Асатурян и погоревший на бабах психиатр Карл Фридрихович Рифиниус. 

Всех их находил и вытаскивал из беды сам Булатников, но работал с ними 

только Павел. Даже имя Владимира Васильевича упоминать было запрещено. 

Павел занимался с каждым из них индивидуально, строго следуя той методи- 

ке, которую разработали в секретной лаборатории. И убеждался, что мето- 

дика действительно хорошая, грамотная. Даже Рита, которая не могла вооб- 

ще ничего, кроме как заставить соседа вылить водку в раковину, научилась 

просто поразительным вещам. Единственным препятствием была ее доброта и 

наивность. Она не могла внушать людям ничего такого, что грозило опас- 

ностью их жизни, если сама знала, что это опасно. При мысли, что она 

своим внушением ставит под угрозу чью-то жизнь, она мгновенно слабела и 

теряла способность работать. 

- Я не могу, - говорила она виновато. - Прости меня, Паша. У меня не 

получается. Все-таки это очень большой грех. 

Павел не настаивал. Зачем ломать психику девушки? Поэтому он старался 

использовать Риту на менее сложных заданиях, а также в тех случаях, ког- 

да содержание внушения никак не свидетельствовало о намерении причинить 

смерть. Например, тот случай с Семеновым. Рите и в голову не могло прий- 

ти, на что она толкает водителя. У нее никогда не было машины, она ни- 

когда ее не водила и вообще плохо разбиралась в правилах дорожного дви- 

жения. Она была абсолютно уверена, что внушает ему обыкновенное передви- 

жение определенным маршрутом по определенному временному графику. Такое 

задание она выполняла десятки раз и не видела в нем ничего опасного и 

предосудительного. 

Рита, которая не чувствовала себя ни в чем виноватой, девятнадцати- 

летняя, наивная и влюбленная, сразу стала говорить Павлу "ты". Она была 

в этом смысле единственной во всей группе. Трое мужчин, более четко 

представлявшие степень своей замаранности и зависимости от Павла, назы- 

вали его по имени-отчеству и на "вы". Они-то хорошо понимали, что он - 

руководитель и работодатель, а они - подчиненные. И только Рита считала 

Павла прекрасным принцем, который так добр, что поселил ее в отдельной 

квартире, дал возможность закончить финансовый техникум, да еще и деньги 

платит за пустяковые услуги. Господи, да она так его любит, так ему бла- 

годарна, что готова и бесплатно ему помогать! 

К сожалению, Павел многого не понял тогда. И только сейчас, спустя 

два года, у него глаза раскрылись. 

Неделю назад он предупредил Риту, что появится примерно через месяц. 

Он так и планировал - закончить в течение месяца свое дело и вернуться к 

ней. Но прошла неделя, и он неожиданно для себя затосковал. Нет, не в 

том дело, что он любил Риту. Он не любил никогда и никого. Для души ему 

достаточно самого себя, а для тела существовало множество женщин, кото- 

рых можно было использовать в случае надобности, за деньги или бесплат- 

но, но без слов и обязательств. Павел впервые оказался в ситуации, когда 

никто за него ничего не решал и не придумывал. Вылетев из КГБ, он приоб- 

рел руководителя в лине Булатникова. И снова привычная дисциплина, и 

снова все нацелено только на то, как наилучшим образом выполнить приказ, 

то бишь задание. Заказчиков искал сам Булатников, отдавал Павлу приказ и 

потом платил деньги. После гибели Булатникова Павел спрятался в зону, а 

там все та же привычная, расписанная по часам и минутам дисциплина, по- 

рядок, иерархия, законы. Выйдя из зоны, он сразу попал в руки Минаева, 

который дал задание. И снова все привычно: получил задание - организовал 

исполнение - получил деньги. 

А теперь? Теперь у Павла нет хозяина, им никто не руководит, никто не 

решает за него, какие задания надо выполнять, а от каких отказываться, 

сколько денег запрашивать за одно задание и сколько - за другое. Он 

чувствует себя неуютно, он растерян, он не может так жить. Он не умеет. 

Его никогда не учили принимать решения, распоряжаясь собственной жизнью. 

Чужой - пожалуйста, сколько угодно. А своей - нет. Сначала были строгие 

и требовательные родители, потом армия, потом вуз с казармой, потом офи- 

церская должность, потом за него все решил Булатников, а после Булатни- 

кова решал суд и начальник колонии. 

И он невольно тянется к Рите, которая еще более беззащитна и растеря- 

на. Ему кажется, что рядом с ней он обретет уверенность. Раз он несет 

ответственность за нее, значит, эта ответственность и станет для него 

тем командиром, тем руководителем, который и подскажет, какое решение 

надо принять. Рита нуждается в нем, и, может быть, хотя бы это вразумит 

его и научит, как жить дальше. 

Он неожиданно скучает по ней. Он звонил ей вчера и сегодня, звонил 

раз двадцать, и утром, и вечером, и ночью, но она не подходит к телефо- 

ну. У Павла был ее служебный телефон, но он боялся звонить в Сбербанк. 

Это противоречило его принципам и могло быть опасным. Дома трубку снима- 

ет только Рита. В Сбербанке полно народу, и ему совсем не нужно, чтобы 

хоть кто-то слышал, как Рите звонит мужчина. Рита, конечно, человек дис- 

циплинированный и никогда в жизни никому на работе не произнесет его 

имя, но, если он позвонит ей, да еще неожиданно, она может от радости 

потерять над собой контроль и радостно крикнуть что-нибудь, назвав его 

по имени. А этого Сауляку совсем не хочется. 

Почему же Рита не подходит к телефону? Случись это еще два года на- 

зад, Павел и не думал бы беспокоиться. Рита - женщина свободная, у нее, 

без сомнения, есть мужчины, и она вполне может у них ночевать. Ничего 

странного. Но сейчас, после двух недель, проведенных вместе, Рита просто 

не могла пойти ночевать к другому мужчине, Павел был в этом уверен. Так 

где же она? 

Он с трудом поднялся с дивана, на котором лежал, и вышел на улицу. 

Телефон-автомат находился неподалеку, рядом со зданием почты, прямо пе- 

ред входом. Павел бросил жетон в прорезь и снова набрал номер Риты. На 


Страница 86 из 142:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85  [86]  87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"