Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

него знания есть, а уж шестидесятилетнего просто молодым считали. И ког- 

да в девяностом году одна уважаемая дамочка ручки на себя наложила, у 

нее нашли таблетки, которые отправили, естественно, на экспертизу. Вот 

тогда этот специалист их и опознал. Наша, говорит, идея, а выполнение не 

наше, но тоже очень хорошее. И формулу по памяти всю восстановил, и тех- 

нологию. Я ж говорю - клад, а не эксперт. 

- И таблетки Юрцева тоже он смотрел? - с надеждой спросила Настя. 

- Нет, Стасенька, тут нам с тобой не повезло, - развел руками Горде- 

ев. - Помер старик. Хотя какой он старик? В восемьдесят восьмом, когда 

он к нам пришел, ему было шестьдесят, а умер в прошлом году. Вот и пос- 

читай, сколько ему было. Но записи все, конечно, остались. Вот и возни- 

кает вопрос, как эти таблетки попали к Юрцеву. 

- А к той даме в девяностом году как они попали? Удалось выяснить? 

- Если бы, - вздохнул Гордеев. - То дело так и висит мертвым грузом. 

Сошлись на том, что выпила яд она все-таки сама. Но это, дети мои, еще 

не самое плохое. Сегодня выплыла информация, которую некоторое время 

тщательно скрывали. Покончил с собой человек из окружения Президента, 

Евгений Шабанов. И вот это наводит меня на совсем уж грустные мысли. 

- Вы хотите сказать, что, разобравшись к группой Малькова, кто-то на- 

чал прореживать ряды президентской команды? 

- А ты сама не хочешь этого сказать? - ехидно переспросил полковник. 

- Тебе самой так не кажется? 

- Не знаю пока. Когда это случилось? 

- Шестнадцатого февраля, на следующий день после исторического выс- 

тупления нашего Президента. 

- Тогда не получается, - возразила Настя. - Сегодня уже двадцать шес- 

тое. Если и там и там действует одна рука, то за десять дней они бы уже 

человек пять-шесть убрали. Ведь команду Малькова они фактически за неде- 

лю вычистили. Виктор Алексеевич, я все равно не понимаю. Если эти ядови- 

тые таблетки производят в достаточном количестве, то для чего их ис- 

пользуют? Получается, что людей ими отравили всего два раза. Столько 

усилий, добывали документацию, рисковали, старались, а все для чего? За 

столько лет - и всего два применения? Не верю. 

- А я все жду, когда ж ты наконец спросишь, - усмехнулся Гордеев. - 

Правильно делаешь, что не веришь. Два случая - только в Москве. А по 

всей стране? И по СНГ? Информация теперь на местах застревает, связи все 

разрушились. Я вот наугад позвонил двум своим приятелям в две разные об- 

ласти России. И у каждого были случаи самоубийства при помощи неизвест- 

ного таблетированного ядовитого вещества. Поскольку обстоятельства само- 

убийства были бесспорными, они и не стали копаться глубже и выяснять, 

откуда у человека эти таблетки. Они даже не стали выяснять, что это за 

таблетки. Эксперты сказали, что это быстродействующий яд, и все остались 

довольны. Никому ничего не нужно, черт бы их всех взял! Никому ничего не 

интересно! Даже если все они, включая Юрцева, покончили с собой добро- 

вольно, то ведь сидит же где-то сволочь, которая этот яд производит и 

снабжает им всех желающих. И никому дела нет. Никто даже не почешется. 

Он снова разнервничался, и Настя поняла, отчего он был так рассержен, 

когда она только зашла к нему в кабинет. Наверное, говорил Мише Доценко 

то же самое. 

Михаил тоже ничем ее не порадовал. Никто из участников нефтяной пре- 

зентации не видел ни высокого седого мужчину с яркими черными глазами, 

ни маленького симпатичного армянина. Правда, наметилась фигура человека, 

которого кое-кто видел, но никто не знал. Среднего роста, полноватый, 

длинные кудрявые волосы, очки с тонированными стеклами. Но это пока еще 

было так расплывчато... 

Было уже около семи часов вечера, когда они вышли из кабинета Гордее- 

ва. Коротков зашел вместе с Настей к ней в кабинет. 

- Чего твои медики молчат? - спросила она, включая кипятильник, чтобы 

сделать кофе. - Ты ж клялся, что проведут вскрытие Асатуряна вне очере- 

ди. 

- Ну, Асенька, ты как с Луны свалилась, - возмутился Юра. - Я ж им 

всего-навсего бутылку принес. За бутылку "вне очереди" означает "в сле- 

дующей десятке". Если б его вскрывали в полном смысле слова без очереди, 

то это стоило бы бутылок пять. У меня таких денег нет. 

- Ладно, займемся пока Шабановым. Хотя никто нам никаких сведений на 

него не даст. Все-таки лицо, приближенное к императору. Слушай, по-мое- 

му, мы с тобой давно уже в такие тиски не попадали, да? Трупы сыплются 

нам на голову один за другим, мы ничего не успеваем, а то, что успеваем, 

не дает никаких результатов. Личность седого до сих пор не установили. 

Обстоятельства гибели Асатуряна не установили. Обстоятельства смерти Юр- 

цева - то же самое. Зачем и почему Базанов расстрелял Лученкова - непо- 

нятно. А теперь еще Шабанов этот... 

Ее тираду прервал звонок внутреннего телефона. 

- Анастасия Павловна, - послышался голос Миши Доценко. - Тут Юре по 

городскому звонят. 

- Пусть сюда перезвонят, - быстро откликнулся Коротков. 

Через полминуты тренькнул другой аппарат. Юра схватил трубку и, услы- 

шав абонента, подмигнул Насте. По его скупым репликам невозможно было 

понять, о чем идет речь. Наконец он положил трубку и широко улыбнулся. 

- Ну вот, а ты хныкала, что медики не звонят. Теперь все понятно. В 

легких и в крови Асатуряна обнаружен газ нервно-паралитического 

действия. 

- Точно. - Настя чуть не подпрыгнула на своем стуле. - Я так и 

чувствовала. В него выстрелили из газового пистолета, направили струю 

прямо в лицо. После чего убийца сел за руль и спокойно переехал несчаст- 

ного. Вернее, в первый раз он его просто сбил, потом развернулся, вклю- 

чил фары, чтобы лучше видно было, и аккуратненько проехал по телу так, 

чтобы уж наверняка. Вышел из машины и ушел. Гениально и просто. Ни кри- 

ков, ни погони, ни драки, ни брызжущей на одежду крови. Чисто и красиво. 

Господи, ну и мразь нам с тобой попалась! Хотела бы я на рожу его пос- 


Страница 81 из 142:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80  [81]  82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"