Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

лем. 

- Вера Михайловна - не свидетель, - пробормотал он с набитым ртом. - 

Она - добровольный помощник, стало быть - одна из нас. А какие счеты мо- 

гут быть между своими? 

"Ах, хитрец! - подумала Настя. - Умеет с людьми ладить, этого у него 

не отнимешь. Сейчас с просьбами приставать начнет". 

И как в воду глядела. 

- Вера Михайловна, раз уж нам так повезло, что мы вас нашли и вы нам 

помогаете... - начал он. 

- ...то, может быть, вы поспрашиваете у проводников с других соста- 

вов, не видел ли кто этих людей на обратном пути? - подхватила Настя. - 

Они, скорее всего, возвращались в Москву тоже "Стрелой" и тоже в СВ. 

- Спрошу, - охотно согласилась Вера. - А вы мне карточки их дадите, 

чтобы показывать? 

- Нет, Верочка, карточки показывать не нужно. Не все же такие смелые, 

как вы, - польстил Коротков. - Увидят трупы и испугаются. Вы никому не 

говорите, что их убили, а описывайте на словах. Ладно? И если кто-то их 

видел и запомнил, пусть обязательно нам позвонят. Или Анастасии, или 

мне. Я вам свой телефон тоже оставлю. 

Вера ушла, и Коротков тут же уселся на ее место перед Настиным сто- 

лом. 

- Значит, так, Ася. Покойник наш - Асатурян Гарри Робертович, ку- 

пи-продай мелкого пошиба, но высокой интенсивности. Холост. Проживал на 

улице Подбельского. Труп обнаружен сегодня в районе Химок. Время наступ- 

ления смерти ориентировочно - вчера поздно вечером. 

- Причина смерти? 

- Ну догадайся. Ты же у нас самая догадливая. 

Настя задумалась. Проще всего было бы сказать - огнестрельная рана. 

Если два убийства между собой не связаны, то, скорее всего, так и было. 

Но если тут поработала одна рука, и рука квалифицированная, то способ 

убийства должен быть другим, чтобы никаким ушлым ментам не пришло в го- 

лову их связывать. Холодное оружие? Возможно, но что-то слабо верится. 

Профессионалы этого не любят: на одежде и руках остается кровь, а ведь с 

места убийства надо уйти, и тебя обязательно кто-нибудь увидит в этой 

окровавленной одежде. Чем-нибудь тяжелым по черепу? Может быть, вполне 

может быть. Но тоже на профессионала не похоже. 

- У Асатуряна есть машина? - спросила она внезапно. 

- Ну ты даешь! 

У Короткова чуть челюсть не отвисла от изумления. 

- Как ты догадалась? 

- О чем? 

- Насчет машины. 

- Я пока не догадалась, а только спросила. Так где его машина? 

- Там, рядом с трупом. 

- Ясно. Сколько раз его переехали? 

- Похоже, два. Туда и обратно. Нет, правда, Аська, как ты догадалась? 

- Не знаю. - Она пожала плечами. - Случайно, наверное. Интересно, как 

же это Асатурян дал себя задавить своей же собственной машиной? В беспа- 

мятстве был, что ли? 

- Вскрытие покажет, - хмыкнул Юра. - Хорошо, что я вовремя подсуетил- 

ся, вместе с трупом судебным медикам бутылку привез, чтобы без очереди 

пропустили. Они, бедные, совсем зашиваются, ничего не успевают. Ты поду- 

май, как времена меняются! Раньше живые в очереди за финскими сапогами и 

сырокопченой колбасой стояли, а теперь мертвые ждут в очереди на вскры- 

тие. Аська, тебе никогда страшно не бывает? Мне порой кажется, что наша 

действительность как-то плавно переходит в непрерывный кошмар. И вроде 

переход такой мягкий, незаметный, что успеваешь адаптироваться и уже ни- 

чего странного в происходящем не замечаешь. А потом вдруг вспомнишь, как 

жил совсем еще недавно, всего несколько лет назад, - и оторопь берет. Во 

что мы свою жизнь превратили? Ты же статистикой все время занимаешься, 

тебе должно быть заметно. 

- Заметно, - кивнула Настя. - В те времена, о которых ты говоришь, в 

Москве совершалось в среднем три-четыре убийства в неделю. А сейчас - 

четыре-пять в день, а то и семь-восемь. Я вообще не понимаю, как мы ус- 

певаем хоть что-то раскрывать. По-моему, это просто чудо. Но если мы с 

тобой будем сидеть и охать, чудес больше не будет. 

- Конечно, - проворчал Коротков, - так я и знал. Никогда не дашь по- 

философствовать, о жизни поговорить. Небось опять бежать куда-нибудь 

заставишь? 

- Обязательно. Во-первых, нужно пообщаться со следователем. Ты, кста- 

ти, Гордееву доложил про этого Асатуряна? 

- Не волнуйся, сам сообразил. Дело Ольшанский заберет. 

- Во-вторых, открываем записную книжку Гарри Робертовича и планомерно 

начинаем опрашивать всех его знакомых. 

- Которые, как ты надеешься, знают его убийцу? - скептически подхва- 

тил Юра. 

- Которые, как я надеюсь, могут знать другого убитого, чья личность 

до сих пор не установлена. Вера, между прочим, сказала, что они вели се- 

бя как добрые старые знакомые. Якобы часто вместе ездят по делам. И Аса- 

турян даже изволил пошутить, что, дескать, все его женщины рано или 

поздно отдают предпочтение высокому представительному седому мужчине. 

Конечно, это мог быть дурацкий треп, но насчет малознакомых людей и слу- 

чайных попутчиков так обычно не шутят. Ты согласен? 

- Не во всем. 

- Тогда поправь меня. 

- Так действительно обычно не шутят. Но во всей этой истории вообще 

нет ничего обычного. Ладно, я пошел сливаться в экстазе с записной книж- 

кой Асатуряна. 

Они вместе вышли Из кабинета. Насте нужно было добежать до фотолабо- 

ратории, чтобы сделать еще один отпечаток с фотографии Асатуряна. Пусть 

Миша Доценко попробует показать его тем, кто находился в банкетном зале 

гостиницы "Россия", когда там отравился Олег Иванович Юрцев. 

 

 

Глава 12 

 

Посещение Института судебной психиатрии всегда оставляло у Насти неп- 

риятный осадок. Жалость к несчастным больным людям, невиноватым в своей 

болезни, боролась с ужасом при мысли о том, какие жестокие и кровавые 

преступления они совершили. Конечно, это относилось далеко не ко всем 

обитателям института. Многие вообще не были серьезно больны, а только 

находились здесь на экспертизе. Некоторые симулировали, "косили". Часть 

действительно тяжелых больных не совершила ничего жуткого и злодейского, 

а попалась на дурацкой краже или хулиганстве. Но как бы Настя ни убежда- 


Страница 77 из 142:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76  [77]  78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"