Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

кто-нибудь что-нибудь вспомнит. Дисциплинированный Михаил звонил ей каж- 

дые два часа, но сообщения его были неутешительными. Этого мужчину никто 

из опрошенных не видел. Правда, опрошены были пока еще далеко не все. 

Стасов позвонил в начале одиннадцатого. 

- Настасья Павловна, раскрой секрет, - весело закричал он в трубку, - 

как тебе удается по таким вялым приметам безошибочно находить людей? Да 

еще в такие сроки. 

- Убийце скажи спасибо, не мне. А что, Влад? Неужели получилось? 

- А как же. У тебя, Настюха, всегда все получается. Жена Мхитарова 

опознала его с первого взгляда. Даже не сомневалась ни секунды. Выбрала 

его из восьми предъявленных для опознания снимков. Моя Танюшка шлет тебе 

привет и поздравления. А юный Веселков ей сказал, что ты превосходная 

спортсменка. Он в окно видел, как ты наперегонки с поездом бежала. Ты 

произвела на несчастного ребенка неизгладимое впечатление. Танюшка после 

его восторженных рассказов думает, что ты эдакая милицейская суперменша, 

и страшно комплексует. 

- Ты ей объясни, что я трех метров не могу пробежать из-за одышки. А 

за поездом бежала исключительно от ужаса: такой свидетель нашелся - и 

прямо на глазах исчезает. Тут и черепаха рысью побежит. Так что пусть 

твоя красавица не комплексует. И потом, она следователь, ей вообще эти 

глупости не нужны. Честно признаться, они и мне не нужны. Десять лет в 

розыске работаю, а бегала вчера в первый раз. До этого как-то сидя 

справлялась. 

- Ладно, я понял, что ты терпеливая и малоподвижная. У меня такое 

ощущение, что придется сегодня опять везти тебя домой. Время-то - поло- 

вина одиннадцатого. Поздновато для одинокой женщины. А я чувствую себя 

виноватым, ты же из-за меня домой не уходила, звонка ждала. Ты прости, 

Настюша, я правда не мог раньше позвонить. 

- Ничего, - великодушно сказала она. - Отвезешь домой - прощу. 

Прошло еще несколько дней, пока не объявилась проводница Вера. За это 

время дело с места почти не сдвинулось. Ни с кем из команды Малькова, 

правда теперь уже бывшей, никаких несчастий больше не случалось. Лич- 

ность мужчины, убитого в Крылатском, тоже установить не удалось. 

Вера приехала к Насте на Петровку, хотя сама Настя на этом совершенно 

не настаивала. Она готова была встречаться с проводницей где угодно, 

хоть у черта на куличках, лишь бы подробно ее обо всем выспросить и все 

записать. Но Вера, запинаясь и путаясь в словах, объяснила, что сама 

очень хочет побывать в легендарном МУРе. Настя не возражала, ей самой 

так было даже лучше. Она договорилась с ребятами, что после беседы с Ве- 

рой они попробуют сделать композиционный портрет второго попутчика, как 

выразилась сама проводница - маленького армянина. 

- Кстати, Верочка, а почему вы так уверены, что он был именно армяни- 

ном, а не грузином, например, или не азербайджанцем? 

- Да что вы, - удивилась Вера, - они же все разные. Как их можно спу- 

тать? 

Настя вытащила из сейфа пачку фотографий, выбрала полтора десятка 

снимков, на которых были сняты лица кавказского происхождения, и предло- 

жила Вере попытаться определить национальность каждого. Вера выполнила 

задание легко и допустила только одну ошибку, но вполне простительную, 

определив как азербайджанца мужчину, который считался армянином, но имел 

бабку - уроженку Баку. Внук был очень на нее похож. 

- Где вы этому научились? - с восхищением спросила Настя. 

- А нигде, - обезоруживающе улыбнулась проводница. - Само собой полу- 

чилось. У проводников на такие вещи глаз наметанный. 

Настя взглянула на часы - половина пятого, она беседует с Верой уже 

битых два часа. 

- У меня к вам просьба, - сказала она. - Давайте мы сейчас с вами 

чайку выпьем, мы же обе без обеда сегодня, а потом пройдем в лабораторию 

и попробуем сделать что-то типа фоторобота этого армянина. 

Вера тут же полезла в свою огромную сумку. 

- А у меня хлеб есть и баночки с паштетом. Может, покушаем? - робко 

предложила она. 

Они с аппетитом съели по два толстых ломтя свежего черного хлеба, 

щедро намазанных финским паштетом, запили чаем и уже собрались идти в 

лабораторию, когда в комнату буквально ворвался Коротков. 

- Вот! - сказал он, кладя перед Настей на стол какую-то фотографию. - 

Извольте полюбоваться. 

На фотографии был запечатлен мертвый мужчина с ярко выраженным кав- 

казским типом лица. 

- Кто это? - спросила она, недоуменно поднимая глаза на Юру. - Тоже 

без документов? 

- Нет, этот как раз при полном параде. И паспорт, и визитные карточ- 

ки, и записная книжка. Но ты на всякий случай покажи своей гостье. 

- Посмотрите, Вера. - Настя протянула проводнице снимок. 

Та взяла фотографию и сразу же кивнула. 

- Он это. Господи, его что, тоже?.. Как же это? 

- Сами не знаем, - зло откликнулся Коротков. - Эх вы, дамочки, сами 

едите, а голодного мужика покормить? 

- Юра, имей совесть, - с упреком сказала Настя. 

- Ой, что вы, что вы, - захлопотала Вера, снова открывая свою бездон- 

ную сумку и доставая из нее хлеб и новую баночку с паштетом. - Кушайте, 

пожалуйста, у меня много этих банок. 

- Спасибо, Вера Михайловна, - подмигнул ей Коротков. - Покажите Анас- 

тасии Павловне пример добросердечия и бескорыстия, а то я у нее иной раз 

чашки кофе допроситься не могу. Жадная она - спасу нет. Прямо Гобсек в 

юбке. 

Вера сообразила, что он шутит, и рассмеялась одновременно смущенно и 

озорно. 

Коротков ловко вскрыл банку, потянув за колечко, отрезал кусок хлеба 

и принялся есть паштет ложкой прямо из банки. 

- Какой же вы голодный, - покачала головой проводница, глядя на Юру с 

сочувствием и жалостью и в то же время с какой-то почти материнской неж- 

ностью. Так матери порой смотрят на своих взрослых сыновей, вернувшихся 

после тяжелой работы и с жадностью поедающих заботливо приготовленный 

обед. Настя сделала ему кофе. 

- Пей, вымогатель, - улыбнулась она. - Позоришь меня перед свидете- 


Страница 76 из 142:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75  [76]  77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"