Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

сразу-то не сообразила. Немудрено, что мне туда нельзя. Сидит небось го- 

лубчик, к Веселкову наручниками прикованный. Потом, когда проводник би- 

леты соберет, его пристегнут к штанге столика, а пока они сидят рядышком 

и изображают друзей "не разлей вода". Она достала из сумки удостоверение 

и раскрыла его перед глазами собеседника. 

- Послушайте, - попросила она почти ласково, - все ваши секреты я сто 

раз видела. Ну мне правда очень нужно сказать Веселкову пару слов. Пожа- 

луйста, будьте так любезны. 

Он улыбнулся весело и с явным облегчением. Видно, задержанный у них 

был тот еще фрукт, и они опасались всяких приключений. Но профессиональ- 

ная выучка взяла свое. 

- Позвольте вашу сумочку, - попросил он, немного смутившись, но до- 

вольно твердо. 

Настя послушно раскрыла все молнии на сумке и протянула ему. Она по- 

нимала, что в неверном свете ночного перрона невозможно отличить настоя- 

щее удостоверение от поддельного, и парень должен проверить, нет ли у 

нее оружия. А вдруг она никакой не майор милиции, а преступница, сообщ- 

ница и явилась освобождать задержанного дружка? И такое бывает. 

- Теперь карманы, пожалуйста, - сказал он, вернув ей сумку. 

Она подняла вверх руки, дав ему возможность ощупать себя. Проходящие 

мимо пассажиры с недоумением косились в их сторону и спешили отойти по- 

дальше. 

- Пойдемте, - наконец разрешил он. 

Они снова вошли в вагон. Оперативник зашел в купе, и через некоторое 

время вышел Веселков. 

- Вы ко мне? 

- Если вы Геннадий Петрович Веселков. 

- Я вас слушаю... 

Но теперь разговаривать, стоя в узком коридоре, стало неудобно. В ва- 

гон входили все новые и новые пассажиры, и Настя с Веселковым всем меша- 

ли. Пришлось снова выходить на перрон. Проводница глянула на них с явным 

подозрением. Сначала вошла, потом с одним вышла, тот ее обыскал, теперь 

с другим на перрон пошла... Черт знает что! 

- Татьяна Григорьевна Образцова просила меня передать вам вот этот 

конверт. Завтра она его заберет. 

- Что в конверте? 

- Это имеет значение? - удивилась Настя. - Видно же, что не бомба. 

- Я должен знать. Вскройте, пожалуйста. 

"Все правильно, - подумала Настя. - Молодец, лейтенант Веселков. Хо- 

рошо тебя выучили. Никогда не бери никаких конвертов у незнакомых людей, 

если не знаешь, что внутри. Одна из сыщицких заповедей". 

Она вскрыла конверт и вытащила фотографию неизвестного мужчины. 

- Только вот это. Больше ничего. 

- Татьяна Григорьевна знает, что с этим делать? 

- Да. 

- На словах ничего передавать не надо? 

- Нет. Только мое огромное спасибо. 

Он шагнул к окну соседнего вагона, чтобы взглянуть на фотографию при 

свете. Проводница шестого вагона, симпатичная толстушка, до этого о чем- 

то шептавшаяся с проводницей из седьмого, недовольно покосилась на них, 

потом вдруг ойкнула и схватила Веселкова за локоть. 

- Это кто это у вас на карточке? 

Веселков бросил на Настю быстрый взгляд и отдернул руку. 

- А в чем дело? 

- Мне показалось, он у меня ехал недавно. Представительный такой муж- 

чина, вежливый. Можно посмотреть? 

Настя слегка кивнула, и Веселков протянул снимок женщине. 

- Батюшки! - всплеснула она руками, вглядевшись в изображенное на фо- 

тографии лицо. - Да он неживой! 

- Неживой, - подтвердила Настя. - Ну как, узнали вы его? Он у вас 

ехал или просто похожий кто-то? 

- Он. Их двое было. С ним еще такой симпатичный армянин был. Вдвоем и 

ехали, в двухместном купе. У меня же СВ, спальный вагон. 

Настя запаниковала. До отхода поезда оставалось всего несколько ми- 

нут, сейчас эта женщина уедет, эта бесценная свидетельница уплывет прямо 

из рук, и теперь придется ждать, когда она снова окажется в Москве. 

"Красная стрела" - поезд не московский, а питерский, проводник делает 

ездку из Петербурга в Москву и обратно, потом отдыхает. Если бы было на- 

оборот, это пухленькая проводница уже послезавтра утром была бы в Моск- 

ве, а так... 

За оставшиеся несколько минут Настя сделала невозможное, вытащив из 

оторопевшей проводницы массу информации, и заручилась ее твердым обеща- 

нием позвонить, как только та окажется снова в Москве. Поезд тронулся, 

проводница стояла в тамбуре и захлебываясь продолжала рассказывать о за- 

помнившихся ей пассажирах, а Настя сначала быстро шла, потом уже бежала 

рядом, боясь пропустить хоть слово. Она и не подозревала, что может так 

быстро бегать. 

- Позвоните! - крикнула она вслед, когда перрон кончился и бежать ря- 

дом с вагоном больше было нельзя. - Обязательно позвоните! Это очень 

важно! 

- Позвоню... - донеслось до нее из удаляющегося вагона. 

Настя с трудом восстановила дыхание и поплелась обратно. Сердце коло- 

тилось где-то в горле, во рту пересохло, ноги подгибались. Она шла по 

перрону и счастливо улыбалась. Похоже, что-то начинает склеиваться. 

Текучку обычно не любят, на нее жалуются, говорят, что она засасыва- 

ет, не дает нормально работать, заставляет заниматься скучными мелочами, 

вместо того чтобы делать нужные и важные дела. Но Настя Каменская знала, 

что у текучки есть одно замечательное свойство: она помогала легко пере- 

носить напряженное ожидание. Если бы не множество мелких, а также не 

очень мелких дел, она бы, наверное, умерла от напряжения, ожидая ре- 

зультатов из Петербурга. 

- Стасов, - предупредила она Владислава, - я не уйду с работы, пока 

ты мне не позвонишь. До ночи буду ждать, если нужно. 

- А дома ты ждать не можешь? - съехидничал Стасов. 

- Не могу. На работе легче, дела всякие отвлекают. 

Дел было действительно много, потому что на каждом оперативнике висе- 

ло по нескольку убийств одновременно, и в каждом деле у Насти был свой 

кусочек, который она должна была отработать. Один отпечаток с посмертной 

фотографии неизвестного мужчины она дала Мише Доценко, чтобы показывать 

его участникам нефтяной презентации, и тоже с нетерпением ждала, а вдруг 


Страница 75 из 142:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74  [75]  76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"