Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

знает и может в любой момент рассказать. 

- Он не из болтливых. По крайней мере, за те два года, что он провел 

в колонии, информация никуда не прошла. Значит, он держит язык за зубами 

и не собирается пользоваться сведениями, которыми располагает. Почему вы 

боитесь, что, выйдя на свободу, он начнет болтать? Откуда у вас эта уве- 

ренность? 

- Потому что я слишком хорошо представляю себе, что такое свобода и 

чем она отличается от тюрьмы. Находясь в зоне, на что он мог бы рассчи- 

тывать, разгласив известные ему секреты? Только на славу. Разглашенная 

тайна перестает иметь цену, а шантажировать кого бы то ни было из коло- 

нии практически невозможно. Оттуда не позвонишь, а почта досматривается. 

Зато на свободе он может продать свою осведомленность очень и очень до- 

рого. Я надеюсь, ты понимаешь, чего я добиваюсь. Сауляк должен умереть 

раньше, чем он раскроет свою набитую секретами пасть. Ты понял меня? Он 

должен умереть так, чтобы никому не пришло в голову искать за этим чтото 

пикантное. Самое милое дело - обоюдная пьяная драка где-нибудь на строй- 

ке или в поле. Бомжи перепились. Я точно знаю, этого Сауляка пасут, его 

ждут и за ним будут гоняться, чтобы узнать, что находится у него в голо- 

ве. И не дай тебе Бог избавиться от него так, чтобы дать им повод кри- 

чать о том, что от него именно избавились. 

- Хорошо, Григорий Валентинович, я все понял. 

"Тридцать шесть инициативных групп выдвинули к сегодняшнему дню трид- 

цать кандидатов, но кто из них согласится баллотироваться на прези- 

дентских выборах - станет известно несколько позже", - говорила очарова- 

тельная черноволосая ведущая теленовостей. 

На экране в это время стали появляться фотографии известных полити- 

ков, о которых шла речь. Вячеслав Егорович Соломатин нехорошо усмехнул- 

ся, глядя на знакомые лица. Вот они все где у него, подумал он, бросив 

взгляд на непроизвольно сжавшийся кулак. Все. До единого. Все они зама- 

раны, потому что нет среди них ни одного по-настоящему независимого че- 

ловека. За каждым стоит криминальный капитал, потому что некриминально- 

му, честно заработанному взяться неоткуда. Закон экономики. Честные 

деньги в большом количестве на одних руках - это песня далекого будуще- 

го, такого далекого, что нам не дожить. 

Про этих, которые сейчас на экране, Володька Булатников много мог бы 

порассказать, да жаль, нет его, заткнули ему рот, побоялись. Но ничего, 

есть помощник его, Пашка Сауляк. Тот, конечно, поменьше знает, но тоже 

достаточно, чтобы этим президентам недоделанным шею свернуть. Есть 

только один Президент в этой стране, один раз народ его уже выбрал, и 

другого ему пока не нужно. И для того, чтобы выбить из борьбы всех кон- 

курентов, Соломатину нужен Паша Сауляк. 

Вячеслав Егорович ни минуты не сомневался, что сумеет договориться с 

помощником покойного генерала Булатникова. Ведь любая договоренность - 

это в конечном итоге всего лишь вопрос денег и гарантий. Деньгами Соло- 

матин располагал огромными, и гарантии он мог бы дать любые. 

 

 

Глава 2 

 

Третье февраля пришлось на субботу, и в восемь утра дорога от станции 

до колонии была абсолютно пустынной. Было уже светло, окрестности хорошо 

просматривались, и Настя подумала: наверное, даже лучше, что Сауляк ос- 

вобождается в субботу. Если Колобок-Гордеев прав и за этим хулиганствую- 

щим агентом кто-то собирается охотиться, то по крайней мере, субботним 

утром в поселке это будет не так-то просто сделать, оставшись незамечен- 

ным. 

Дня два назад, приехав в Самару, она хотела было связаться с адми- 

нистрацией колонии и выяснить, в котором часу Сауляк выйдет за ворота. 

Но потом поразмыслила немного и передумала. Судя по словам генерала Ми- 

наева, Павлом Дмитриевичем начали интересоваться, и весьма активно. Сле- 

довательно, скорее всего, действовали через администрацию колонии. А 

коль так, то незачем ей, майору милиции Анастасии Каменской, светиться 

лишний раз. Как знать, кто из сотрудников колонии подкуплен. Ведь по за- 

кону подлости, как раз на него и нарвешься. 

Около половины девятого она подошла к зданию административного корпу- 

са колонии и уселась на скамейку. Вход, откуда должен был появиться Сау- 

ляк, находился в пяти метрах от нее. Настя поставила рядом с собой лег- 

кую, но вместительную сумку, сунула руки в карманы и приготовилась к 

долгому ожиданию. 

Ноги у нее замерзли еще в электричке, и, сидя на скамейке, она вяло 

пыталась шевелить пальцами в сапогах, чтобы разогнать кровь и хоть нем- 

ного согреться. 

В девять пятнадцать к колонии подъехала серая "Волга". Водитель при- 

тормозил почти у самых ворот, но, повинуясь команде пассажира, оглянув- 

шегося на Настю и недовольно скривившегося, снова тронулся и отъехал по- 

дальше, метров на пятьдесят в ту сторону, куда должен будет идти только 

что освободившийся бывший осужденный Сауляк. 

"Первые подвалили, - с удовлетворением отметила Настя. - Интересно, 

они тоже заранее приехали, как и я, или им точно сообщили, когда Сауляк 

выйдет? Если сообщили, значит, у этих есть свои люди в зоне. Учтем". 

Она не спеша поднялась со скамейки и подошла к самым воротам. Как бы 

там ни было, но она должна быть первой, кого увидит Сауляк. И самое 

главное, ее должны видеть те, кто тоже интересуется Павлом Дмитриевичем. 

В девять двадцать пять с дороги, ведущей от станции, свернул и оста- 

новился метрах в двухстах от серой "Волги" молодой человек в куртке-пу- 

ховике и большой шапке из волчьего меха. Настя заметила, что пассажир и 

водитель "Волги" перекинулись несколькими словами, после чего автомобиль 

снова начал маневрировать, словно отыскивая наиболее удобное положение. 

Только непонятно, для чего именно это положение должно было быть удоб- 

ным. Парень в волчьей шапке постоял минуты три, задумчиво глядя на выпи- 

сываемые "Волгой" круги, и снова вернулся на тракт. 

"Обложили со всех сторон, - подумала Настя. - Круто, ничего не ска- 


Страница 7 из 142:  Назад   1   2   3   4   5   6  [7]  8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"