Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

- Мужская солидарность, - улыбнулся брат. - Все, приехали. Пойдем 

быстрее, очень есть хочется. Когда я приехал, твой муж сооружал что-то 

невероятно вкусное. На кухню посмотреть меня не пустили, но запах стоял 

просто душераздирающий. 

Запах действительно был соблазнительным и чувствовался даже на лест- 

ничной площадке. Даша вылетела им навстречу и повисла у Насти на шее. 

- Настюшечка, я так соскучилась! 

"Неужели правда? - подумала Настя, обнимая ее. - Ведь мы виделись две 

недели назад. Маленькому Санечке исполнилось восемь месяцев, и я заезжа- 

ла их поздравить". Но в Дашиной искренности она не сомневалась. Молодая 

женщина просто органически не способна была кривить душой. Именно поэто- 

му Настя так любила ее. 

- С кем ты оставила моего единственного племянника? - спросила она, 

стаскивая куртку и пристраивая ее на вешалку. 

- С бабушкой. 

- С которой? 

Даша кивком указала на мужа. 

- Со свекровью. 

- А что, наш общий папенька в деле воспитания внука не участвует? 

- Ну что ты, Настя, - укоризненно сказала Даша. - Павел Иванович 

очень заботливый дед, он нам все время помогает. Ты обижаешься, что он 

твоей маме не помогал тебя растить? 

- Ну, положим, он и моей маме не очень-то помогал меня растить, - за- 

метил Александр. - Все время был в командировках. Но не зря же говорят, 

что первый ребенок - это последняя кукла, а первый внук - первый ребе- 

нок. Наверное, так и есть. Вот увидишь, Аська, что будет, когда ты ко- 

го-нибудь родишь. Дед рядом с твоим ребенком дневать и ночевать станет. 

- Вряд ли, - миролюбиво улыбнулась Настя, чувствуя, что разговор за- 

ходит явно не туда. - Если я кого-нибудь рожу, то для Павла Ивановича 

это будет уже второй внук. Совсем другое дело. 

- Ну и что, - послышался из кухни сердитый голос Алексея, - вы так и 

будете, стоя в прихожей, копаться в семейных драмах рода Каменских? Мы 

за стол сядем когда-нибудь или нет? 

Готовил Алексей превосходно, напитки к столу были поданы хорошие, и 

уже минут через двадцать все расслабились и развеселились. Однако Настя 

заметила, что сидящая рядом Даша ест очень аккуратно, словно каждый раз 

прикидывая, можно ей положить это на тарелку или нельзя. А к спиртному 

вообще не притронулась, хотя и поднимала свой бокал вместе со всеми. 

- Дарья! - строго сказала Настя. - Ты что это удумала? На диету села? 

- Нет, - смущенно пробормотала Даша, почемуто отводя глаза в сторону. 

- Тогда почему так плохо ешь? Я тебе тысячу раз говорила, чтобы ты не 

смела худеть, пока кормишь грудью. 

- Я не кормлю, - еще тише сказала Даша. - Два месяца уже. 

- Что?! Ты хочешь сказать... 

Та кивнула и залилась румянцем. 

- Ты с ума сошла! - прошептала Настя яростно. - Санечке еще только 

восемь месяцев. Ты же не справишься с двумя. О чем ты только думаешь, 

хотела бы я знать. 

- Справлюсь, - радостно улыбнулась Даша. - Ты не сомневайся. Я еще и 

твоего выращу, если родишь. Ты же с работы ни за что не уйдешь, а я все 

равно дома сижу. Не ругайся, пожалуйста. Мне очень хочется маленькую 

Настеньку. 

- Ты же на этом не остановишься. Потом тебе захочется маленького Але- 

шеньку, это ты мне уже обещала. А потом еще кого-нибудь. Санька-то зна- 

ет? 

- А как же! Он первый узнал. 

- То есть? - не поняла Настя. - Как это - первый? Раньше тебя, что 

ли? 

- Раньше. Ты представляешь? Проснулся как-то утром, посмотрел на меня 

и говорит: "Даня, кажется, у нас будет маленькая Настенька". Я ему сна- 

чала не поверила, думала - шутит. А через несколько дней поняла, что он 

не ошибся. Правда, здорово? 

- Здорово, - согласилась Настя. - Ты молодец, Дашуня. Я тебя поздрав- 

ляю, и Саню тоже. 

Они тихонько продолжали говорить о своем, пользуясь тем, что мужья 

громко и увлеченно обсуждали шансы различных кандидатов на победу в пре- 

зидентских выборах. В присутствии Даши на Настю обычно находило умирот- 

ворение, состояние тихого светлого покоя. Но сегодня этого не произошло. 

Тревога, зародившаяся во время поездки с Павлом Сауляком, продолжала то- 

чить ее, и Настя ничего не могла с этим поделать. 

Всю жизнь ее преследовали три сна. Первый - когда ей снилось, что она 

умирает, - приходил, если во сне что-то не ладилось с сердцем или сосу- 

дами. Второй сон был о том, что она оказывается на узкой и скользкой 

вершине утеса и понимает, что сейчас разобьется, потому что спуститься с 

него невозможно. Потом приходит спасительная мысль о том, что каким-то 

образом она ведь сюда забралась, значит, этим же путем можно и спус- 

титься. Вариантом этого неприятного сна было обнаружение себя на улице 

совершенно голой. И снова спасала мысль о том, что раз она сумела дойти 

сюда без одежды и ничего не случилось, то, может быть, удастся и вер- 

нуться без приключений. Но ужас, охватывавший ее во сне, был при обоих 

вариантах одинаково сильным, и таким же сильным было облегчение, когда 

приходило понимание того, что выход из ситуации все-таки есть. 

Третий сон был не страшным, но тягостным. Ей снилось, что она закан- 

чивает школу и ей предстоят выпускные экзамены, часть которых она ни за 

что не сдаст, потому что не учила предмет. Самое смешное, что ей, закон- 

чившей вместе с Алексеем физикоматематическую школу, снилось, что она не 

сможет сдать именно физику и математику. Почему-то получалось, что начи- 

ная с шестого (в каждом сне - обязательно с шестого) класса она вообще 

не занималась, даже учебник не открывала, и не знает по этим предметам 

абсолютно ничего. Ни единого слова. Ни буквы. И как сдать эти экзамены - 

она просто не представляет. Во сне ее начинали грызть идеи самообвине- 

ния: вот, допрыгалась, доленилась, надо было с самого начала учить, а ты 

дурака валяла столько лет, теперь придется за это расплачиваться. Она 

мучительно ищет выход (то ли начать заниматься с репетитором, то ли поп- 

робовать получить освобождение от экзаменов по состоянию здоровья, то ли 


Страница 69 из 142:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68  [69]  70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"