Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

негативный раздражитель. Найди мотив - найдешь убийцу, все просто. А вот 

если не удавалось понять, кому выгодна смерть потерпевшего, тогда все 

сильно осложнялось. Убийца и потерпевший друг с другом не знакомы, жерт- 

ва выбрана случайно, и поди найди этого психа... 

Ближе к вечеру Настя вытащила из сейфа и разложила на столе копии 

собственных аналитических справок о нераскрытых преступлениях. Для нача- 

ла она решила ограничиться тремя последними годами. Потом, если будет 

нужно, можно и предыдущие годы посмотреть. 

Нераскрытые убийства были сгруппированы в ее записях по сериям. Настя 

обычно выбирала разные основания классификации и по каждому отдельному 

основанию разбивала преступления на группы. Были группы, в которых прес- 

тупника видели и в которых его не видел никто. Были группы, собранные в 

зависимости от способа убийства. Были варианты классификации в зависи- 

мости от личности потерпевшего, от места совершения убийства, от времени 

года, дня недели, времени суток и так далее. Были в отдельную группу 

собраны убийства, совершенные с так называемым "чрезмерным насилием", 

когда в жертву производили множество выстрелов или наносили ей явно из- 

быточное количество ножевых ран, и убийства самые обыкновенные. 

Убийство чиновника из Генеральной прокуратуры было совершено утром в 

людном месте в будний день. И выстрелов было достаточно, чтобы расстре- 

лять человека четыре. И преступником оказался мужчина двадцати четырех 

лет, среднего роста, с нездоровым одутловатым лицом. Итак, спросила себя 

Настя, что мы с этого имеем? 

Случаев, когда кто-то видел убийцу и описывал его как молодого мужчи- 

ну среднего роста с одутловатым лицом, оказалось в ее списках два. Пер- 

вый имел место весной девяносто третьего года. Точно так же из пистолета 

был расстрелян в упор ничем на первый взгляд не примечательный человек, 

который при ближайшем рассмотрении оказался ловким шантажистом. Тогда 

вся работа была сосредоточена вокруг тех, кого он мог шантажировать, но 

преступника среди этих людей обнаружить не удалось. Пистолет, из которо- 

го застрелили шантажиста, вскоре был найден, но никаких следов рук на 

нем не обнаружили: он был тщательно протерт. 

Второй случай произошел позднее, уже в конце девяносто четвертого го- 

да. Там тоже фигурировали показания о человеке с одутловатым лицом, но 

орудием преступления на этот раз был нож. Этот случай Настя оставила про 

запас и решила вплотную заняться убийством шантажиста. Интересно, где 

был и чем занимался задержанный сегодня утром убийца весной девяносто 

третьего года? С точностью до дня, конечно, этого не установить, и меч- 

тать нечего. Но может оказаться, например, что этот человек в тот день 

просто не мог совершить, преступление в Москве, и тогда его с чистой со- 

вестью можно будет оставить в покое. 

Настя вздрогнула, когда прямо у нее над ухом зазвенел телефон. 

- Эй, подруга, ты домой собираешься или как? - спросил муж. 

- Или как, - ответила она, не отрывая глаз от разложенных на столе 

листков. - А что, уже пора? 

- Вообще-то я не настаиваю, но хотелось бы, чтобы ты уже пришла. 

- А что, я тебе нужна? - глупо спросила Настя. 

- Да нет, конечно, - рассмеялся Алексей. - Зачем ты мне? От тебя одни 

хлопоты. Но между прочим, Асенька, мы пригласили в гости твоего брата, и 

через полчаса он будет здесь. Ты как к этому относишься? 

- Ой, Леш, прости! - охнула она. - Я тут про все забыла. Все, уже бе- 

гу. Погоди, а почему ты сказал, что Саша будет через полчаса? Он что, 

один придет, без Дашки? 

- А Дашунчик уже давно здесь. И пока ты и твой брат делаете вид, что 

вы страшно деловые и занятые, твой муж и его жена вам изменяют. 

- Что, оба сразу? 

- Нет, только я один, - фыркнул Алексей. - Я тебе изменяю, а Дашуня 

хранит верность своему супругу. Ты едешь или нет? 

- Еду, Лешик, уже одеваюсь. Попроси Саню встретить меня у метро, лад- 

но? 

Она быстро сложила бумаги в сейф и стала одеваться. В самом деле, не- 

удобно как получилось! В кои веки пригласили брата с женой в гости, а 

она опаздывает. Конечно, никто на нее обижаться не будет, но все-таки... 

Выйдя из метро на станции "Щелковская", она сразу увидела машину бра- 

та. 

- Привет, Санечка, - сказала она, усаживаясь рядом с ним. - Прости 

меня, глупую. 

- Да ладно, - засмеялся Александр Каменский. - Чего еще от тебя 

ждать! 

Он поцеловал сестру, потом отстранился и посмотрел на нее более вни- 

мательно. 

- Ты какая-то... - Он запнулся, подыскивая подходящее слово. 

- Что? Тебе что-то не нравится? 

- Да нет... Какая-то ты перевернутая. Не знаю даже, как сказать. На 

себя не похожа. Неприятности? 

- Вроде нет. - Она пожала плечами. 

- И настроение нормальное? 

- Даже хорошее. 

- Не врешь? 

- Не вру. Да что ты, Саня, ей-богу! У меня все в порядке. 

- Нет, все-таки что-то не так, - сказал он, заводя двигатель. - Я 

чувствую. 

Они проехали уже половину пути от метро до ее дома, когда Настя вдруг 

произнесла: 

- Ты прав, Саня. Со мной что-то не то. 

- Заболела? - встревоженно спросил брат. 

- Нет, тут другое. Я недавно в командировку ездила... 

- Да, помню. Лешка говорил. И что в командировке? 

- Познакомилась с очень странным человеком. И это меня почему-то все 

время беспокоит. 

- Батюшки! - ахнул Александр. - Да ты никак влюбилась?! 

Настя не выдержала и расхохоталась, настолько чудовищным показалось 

ей такое предположение. 

- Чего ты хохочешь? Не смей меня пугать. 

- Да не бойся ты, не влюбилась. Даже в мыслях не было. 

- А что было в твоих мыслях? 

- Вот этого я и не могу понять. Именно поэтому и беспокоюсь. Знаешь, 

неприятное такое чувство, что я что видела, что-то очень важное, но не 

придала значения. И меня это мучает. 

- Сыщицкие тревоги? Это можно, - великодушно разрешил Каменский. - 

Лишь бы Лешка не пострадал. 

- Конечно, - поддела его Настя, - тебе его страдания важнее моих. 


Страница 68 из 142:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67  [68]  69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"