Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

- Ничего, Влад. Пакетик сделан из листочка бумажки, вырванного из за- 

писной книжки самого же Юрцева. Приятно, правда? 

- Куда уж приятнее, - покачал головой Стасов. - И что твой шеф от ме- 

ня хочет в этой ситуации? 

- Подозреваю, он хочет поиграть в догонялки с руоповцами. Рассказываю 

дальше. Вскрытие трупа показало, что никакими серьезными заболеваниями 

Юрцев не страдал, сердце, сосуды и прочее были во вполне удовлетвори- 

тельном для его возраста состоянии, так что вопрос о том, отчего ему 

стало плохо и что у него заболело так внезапно, остался открытым. При- 

мерно за полчаса до смерти он принял какое-то лекарство из группы бензо- 

диазепинов - нозепам, тазепам, диазепам или что-то в этом роде. Эти пре- 

параты никаких болей не снимают и при хронических заболеваниях не приме- 

няются. Вопрос: зачем он пил это лекарство? 

- А зачем его вообще пьют? - спросил Стасов. - Оно же, кажется, успо- 

коительное, тревогу снимает. Разнервничался, наверное. 

- Может быть, - согласилась Настя. - Только непонятно отчего. Те 

участники мероприятия, которых удалось опросить, ничего внятного на этот 

счет не сказали. Юрцев ни с кем там не ссорился, отношений не выяснял, и 

вообще все было очень мирно. Но возникает другой вопрос: откуда у него 

появился этот бензодиазепин? Ни флакона, ни упаковки при нем не обнару- 

жено. Что же, выходит, он носил в кармане одну-единственную таблетку? 

Стасов, поверь мне, так не бывает. Если человек знает, что здоровье мо- 

жет подвести и могут понадобиться лекарства, он носит их с собой в дос- 

таточном количестве. Просто кладет в сумку или в портфель упаковку, что- 

бы все время были под рукой. Не могу поверить, чтобы человек каждый раз 

перед выходом из дома брал с собой одну таблеточку. 

- Тоже верно. Тогда получается, что кто-то ему это лекарство дал. 

- Вот именно. Ему стало нехорошо, он вышел в холл, чтобы отсидеться в 

тишине и прохладе, пожаловался кому-то на нездоровье, и этот доброжела- 

тельный кто-то дал ему лекарство. Но никто из участников презентации об 

этом не рассказывает. Почему? 

- Потому, что лекарство дал человек, не имеющий к ней никакого отно- 

шения. Случайный человек. 

- Стасов, возьми себя в руки, - возмутилась Настя. - Умерь полет фан- 

тазии. Ты что, всерьез веришь в возможности появления случайного челове- 

ка там, куда с каждым присутствующим приехал по меньшей мере один охран- 

ник? Там, куда вход был только по специальным пригласительным билетам? 

Да туда мышь не проскочила бы. Там же нефтяные короли собрались, магна- 

ты, мафиози. 

- Допустим. Как тогда ты все это объяснишь? 

- Не знаю, - вздохнула она. - Думать буду. Может, ты чего подскажешь, 

ты же умный. 

- Не подлизывайся, - рассмеялся Стасов. - Сколько человек было на 

этой презентации? 

- Около ста. Я знаю, на что ты намекаешь, Стасов. Но ты должен пони- 

мать, что это нереально. Так работать умеет только Доценко, но он один, 

а их - сто. Да еще охрана. Это же два месяца работы. 

Стасов промолчал, только подмигнул озорно. Логика была очевидной. 

Пусть сотрудники подразделения по борьбе с организованной преступностью 

разрабатывают криминальные связи Юрцева, его конкурентов и партнеров по 

бизнесу. А сотрудники Гордеева будут вести тихую кропотливую традицион- 

ную работу, опрашивая людей и пытаясь выяснить, не видел ли ктонибудь 

постороннего человека. Хотя на таких мероприятиях очень многие друг с 

другом не знакомы, но на то и существуют сыщики. Особенно такие, как Ми- 

ша Доценко, который славится своим умением работать со свидетелями. 

Прошло еще два дня, и Настя Каменская вполне успешно справилась с 

простудой. Настроение сразу стало лучше, и она с головой ушла в анализ 

сведений, добываемых по делу о странной смерти Олега Ивановича Юрцева. 

Бригаду все-таки создали, но Гордеев сдержал слово и включил в нее Селу- 

янова, оставив Настю в покое. Однако состояние этого мифического покоя 

продлилось не долго. 

- Принимай второй сиятельный труп, - заявил Виктор Алексеевич, входя 

к ней в кабинет и усаживаясь за свободный стол. 

- Кто еще? 

- Крупный чиновник из Генеральной прокуратуры. И не далее как сегодня 

утром. Не надейся, лентяйка, в главк его не заберут. Преступник пойман 

на месте. 

- Тогда зачем я вам? - удивилась Настя. - Вас что-то смущает? 

- Абсолютно ничего. Там миллион очевидцев. Убийца расстрелял жертву в 

упор у подъезда дома. Белым днем и на глазах у изумленной публики. Но он 

не может объяснить, почему это сделал. 

- Сумасшедший, что ли? Или прикидывается? 

- Это пусть врачи разбираются. А я хочу, чтобы ты примерила его на 

другие нераскрытые убийства. И выяснила, откуда у него оружие. 

- А он что говорит? Что нашел или По почте в посылке получил? 

- Так в том-то и дело, деточка, что он ничего умного не говорит. Не- 

сет такой бред, что слушать тошно. 

- Да ну? Например? 

- Например, он говорит, что украл этот пистолет у своего соседа по 

дому. 

- А кто сосед? 

- Работник милиции, представь себе. И никакой пистолет у него никто 

не крал. 

- Точно не крали? Может, врет? 

- Может, и врет. Короткова я послал разбираться с соседом, а ты зай- 

мись личностью этого стрелка-психопата. У нас по Москве десятки таких 

убийств. Посмотри, может, что проклюнется. Если он действительно маньяк, 

то не исключено, что это у него далеко не первый заход на подвиги. Тогда 

понятно, почему преступления оставались нераскрытыми. Маньяков же труд- 

нее всего искать, сама знаешь. 

Конечно, Настя это знала. Раскрытие любого убийства еще с древнейших 

времен начинается поиском ответа на вопрос "кому выгодно?" Кто шляпку 

спер, тот и тетку пришил, как утверждала незабываемая Элиза Дулитл. При 

этом под выгодой понимается не только материальное обогащение, но и пси- 

хологический комфорт. В конечном итоге убийства из мести или ревности 

тоже несут определенную выгоду убийце: для него с лица земли исчезает 


Страница 67 из 142:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66  [67]  68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"