Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

цепь отца, которую тот забыл надеть после утреннего массажа. За эту цепь 

ей дали столько героина, что можно было дня два-три не дергаться. 

Миша вошел к ней в комнату и брезгливо поморщился. Анжелика весила 

килограммов сто двадцать, при этом внешний вид ее опрятностью не отли- 

чался. Он сразу понял, что она "в кайфе", но в легком и уже на исходе. 

Это хорошо, подумал Михаил, если успеть влезть в систему наркотического 

мировосприятия, пока она не прочухалась, то можно все сделать уже сегод- 

ня. 

- Салют, - сказала губернаторская дочка противным визгливым голосом. 

- Ты кто? 

Ларкин обернулся, убедился, что дверь за ним плотно закрыта, и на цы- 

почках подошел к широкой постели, на которой возлежала пышнотелая особа. 

- Я твой принц, красавица, - тихонько сказал он. - Ты же столько лет 

спала, ожидая меня. Вот я и пришел. Сейчас я буду тебя будить, ты прос- 

нешься и начнешь жить такой жизнью, какая бывает только в сказках. А до 

этого ты много лет спала и тебя мучили кошмары, поэтому тебе было так 

плохо и тяжело. Понимаешь? 

- А то, - откликнулась Анжелика. - А ты как, сначала трахать меня бу- 

дешь, потом будить или наоборот? 

- Одновременно, - обаятельно улыбнулся Ларкин. - Сейчас ты разде- 

нешься, и я начну тебя будить. Тебе понравится, вот увидишь. 

- Ладно, - покладисто согласилась она. - А правда, ты кто? Я тебя 

знаю? 

- Конечно. 

Миша сел на краешек кровати и взял ее за руку. Пальцы Анжелики были 

пухлыми и почему-то липкими. Другой рукой он провел несколько раз перед 

ее глазами, потом подсунул ладонь под ее затылок. 

- Конечно, ты меня знаешь, - заговорил он, стараясь имитировать ритм 

ее речи и дыхания. - Я - музыкант, меня зовут Аркадий. Аркадий Гринберг. 

Несколько лет назад я был здесь на гастролях со своим оркестром, у нас с 

тобой был роман. Ты очень сильно меня любила. И я тебя тоже. Я даже при- 

езжал потом несколько раз специально чтобы встретиться с тобой. Потом ты 

меня прогнала. Именно так: не я тебя бросил, а ты меня прогнала... 

Через два часа он вышел из комнаты Анжелики, осторожно прикрыл за со- 

бой дверь и спустился на первый этаж, где сидела мать молодой женщины. 

- Это ужасно, правда? - с тоской сказала она, поднимая глаза на Лар- 

кина. - Вы, наверное, не ожидали, что все так плохо. Думаю, у вас ничего 

не получилось. 

- Вы правы, - грустно кивнул он. - Она даже с трудом меня вспомнила. 

Боже мой, Боже мой, что она с собой сделала! 

Он трагическим жестом схватился за голову. 

- Но вы знаете, все-таки, мне кажется, надежда есть, - заговорил он, 

решив, что трагизма и безысходности, пожалуй, достаточно. - Мне удалось 

пробиться к тому хорошему, что еще не погибло в ней. И мне кажется, что 

ей даже стало стыдно за все то, что она делает. Совсем немного, конечно, 

мне жаль вам это говорить, у наркоманов чувство стыда и совестливости 

полностью отсутствует, но у нее еще отчасти сохранилось... Ах, если бы я 

мог остаться здесь и приходить к ней каждый день! Я уверен, что мог бы 

вылечить ее. Я чувствую, что могу. 

- Так что же вам мешает? 

- Я должен уезжать. 

- Когда? 

- Через неделю. 

- И вы не можете задержаться? 

В голосе жены губернатора затрепетала слабая надежда. А вдруг этот 

славный еврейский музыкант спасет ее дочь, спасет их всех? 

- Нет, увы. Через десять дней я должен лететь с оркестром на гастроли 

в Австралию. Но может быть, когда я вернусь... Я постараюсь устроить 

так, чтобы пробыть здесь как можно дольше. Я очень хочу сделать для Ан- 

желики все, что в моих силах. 

В это время на лестнице послышались тяжелые шаги. Они одновременно 

подняли головы и увидели Анжелику, которая спускалась к ним, вполне при- 

лично одетая, умытая и даже причесанная. 

- Вы не возражаете, если я приготовлю чай? - спросила она светским 

тоном. 

Губернаторша ошеломленно поглядела на гостя, она отродясь не слышала, 

чтобы ее девочка так разговаривала. 

- Благодарю вас, Анжелика Сергеевна, - в тон ей ответил Ларкин, - вы 

очень любезны, но мне нужно уходить. Надеюсь, ваша матушка с удо- 

вольствием присоединится к вам. 

- Жаль, что вы так быстро уходите, - сказала Анжелика по-прежнему не- 

торопливо и вежливо. - Позвольте, я вас провожу. Мама, ты простишься с 

нашим гостем здесь? 

- Нет-нет, - вскочила она, - я тоже провожу вас. 

Они вдвоем вышли на крыльцо и стояли плечом к плечу, пока Ларкин под 

бдительным взором охраны не вышел за ворота, окружавшие особняк. 

Мать не могла прийти в себя от удивления. Анжелика не только не стре- 

милась уединиться в своей комнате, оставаясь после ухода гостя на первом 

этаже вместе с матерью, но и предложила помочь сделать что-нибудь по до- 

му. Мать, осторожно выбирая слова, от предложенной помощи отказалась. 

Анжелика никогда ничего не делала, и были все основания подозревать, что 

она ничего не умеет и не справится даже с простейшей работой. 

- Мне так стыдно, мама, - сказала она. - Я вела себя просто безобраз- 

но. И жила безобразно. Я как будто спала и видела кошмарные сны. А те- 

перь я проснулась. Теперь все будет по-другому, я обещаю тебе. 

Голос ее был тих и невыразителен, но матери это не показалось стран- 

ным. Анжелика ходила за ней по пятам как привязанная и постоянно спраши- 

вала: 

- А где папа? Когда он вернется? Я хочу перед ним извиниться за все, 

что сделала. Мне так тяжело, я хочу извиниться и снять с себя эту тя- 

жесть. 

В четыре часа пришел из школы младший сын, быстро поел и поднялся в 

свою комнату. Теперь он не спустится часов до девяти, до ужина, будет 

упорно сидеть над книжками, заниматься. Около восьми раздался шум мото- 

ра, хлопнули дверцы. 

- Вот и отец приехал, - с улыбкой сообщила мать Анжелике. 

В следующую секунду пуля, выпущенная из пистолета, разнесла ей заты- 

лок. Несчастная женщина так и не узнала, что ее толстая неповоротливая 

дочь метнулась в прихожую и, как только дверь распахнулась и на пороге 


Страница 63 из 142:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62  [63]  64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"