Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

териал в пятницу, шестнадцатого февраля. Шестнадцатого февраля вы 

возьмете дискету с готовым текстом и пойдете домой. По дороге я к вам 

подойду и заберу ее. До шестнадцатого февраля осталось три дня. Эти три 

дня вы будете находиться в трансе, в который я вас погрузил. Вы будете 

ходить на работу, выполнять свои обязанности, принимать решения, но при 

этом помните, что я - это часть вас, часть вашего сознания, и я строго 

слежу за тем, чтобы вы сделали то, что я вам приказываю. Вы никому не 

скажете о нашей встрече, но все время будете помнить о том, что должны 

сделать. И вы будете очень стараться сделать все наилучшим образом и к 

назначенному сроку. Вы меня поняли? 

- Да, - тупо произнес Сергун. 

В пятницу, шестнадцатого февраля, по дороге домой Петр Павлович Сер- 

гун снова встретил того мужчину с седыми волосами и яркими темными гла- 

зами и отдал ему дискету, на которой был записан шестидесятистраничный 

аналитический материал. На этот раз незнакомец был с большой сумкой, из 

которой он вытащил портативный компьютер, открыл его, включил и проверил 

дискету. Сергун принес то, что и должен был принести. Вообще-то Рифиниус 

не сомневался, ему и в голову не могло прийти, что человек, погруженный 

им в гипнотический транс, может ослушаться приказа, но проверить на вся- 

кий случай все равно следовало. Вдруг у дискеты какая-нибудь хитрая за- 

щита и с нее нельзя списывать и даже считывать? Вдруг Сергун перепутал и 

по ошибке взял со стола не ту дискету? Да мало ли что... Он возьмет дис- 

кету, выведет Сергуна из транса, а что потом делать, если обнаружится 

накладка? 

Но все оказалось в порядке. 

- Вы никогда не вспомните, как я выгляжу; - говорил Карл Рифиниус, 

глядя на Сергуна и держа его за руку. - Но вы будете помнить все, что 

между нами произошло. Вы будете помнить, что отдавали мне дискету с ма- 

териалом за два дня до того, как представили материал руководству. И вы 

никогда не будете удивляться и возмущаться, если услышите, как кто-то 

использует этот материал. Вы будете говорить, что произошло обычное сов- 

падение. Ведь если мысль может прийти в голову одному человеку, то она 

может посетить и голову другого. Просто кто-то додумался до этого раньше 

вас, это нормально, в науке это часто случается. Никакого возмущения. 

Никакого удивления. Никаких комментариев. Я хочу, чтобы вы понимали все, 

что я делаю, только тогда вы сможете доверять мне. Я мог бы заблокиро- 

вать вашу память, и вы никогда не вспомнили бы о том, что мы с вами 

встречались и что вы отдавали мне дискету. Но завтра вы придете на рабо- 

ту и снова будете работать с этим материалом, а через несколько дней вы 

услышите через средства массовой информации, как кто-то выдает идеи из 

вашего документа за свои собственные. Конечно же вы начнете возмущаться, 

махать кулаками и искать в рядах сотрудников изменника, предателя, одним 

словом - того, кто допустил утечку информации. А таких людей не окажет- 

ся. Вы обидите невиновных, настроите против себя своих подчиненных, а в 

конце концов обязательно выяснится, что это сделали вы сами. И с вами 

будет покончено и как с ученым, и как с руководителем, и как с офицером. 

Поэтому вы должны помнить все, что случилось, и не делать глупостей. Ес- 

ли вы будете вести себя правильно, никто ничего не узнает. Если вы ослу- 

шаетесь меня, то хуже будет только вам. Потому что моего лица вы не 

вспомните и никогда меня не узнаете. А в итоге просто окажетесь в психи- 

атрической лечебнице. Вы мне верите? 

- Да, - прошелестел голос Сергуна, - я вам верю. 

- Вы сделаете так, как я сказал? 

- Да, я все сделаю. 

- Повторите, что вы должны сделать. 

- Я не знаю вас, я не помню, как вы выглядите. Мы никогда не встреча- 

лись. Я кому-то отдавал дискету, то совершенно не помню, кому и зачем. И 

я должен об этом молчать. 

- Правильно, Петр Павлович. Сейчас я буду выводить вас из транса, 

идите за мной, медленно, не спешите, я проведу вас, я знаю дорогу, до- 

верьтесь мне... 

 

 

Глава 9 

 

Григорий Валентинович Чинцов пребывал в состоянии, близком к панике. 

Один за другим сходили с дистанции самые крепкие и надежные помощники 

Малькова, его опора, как финансовая, так и идеологическая. Ни с того ни 

с сего покончил с собой Юрцев, прямо на нефтяном банкете взял и выпил 

какую-то отраву. Правда, очевидцы говорят, что он вообще был будто не в 

себе, выглядел плохо, за голову то и дело держался. Потом подошел к од- 

ному банкиру о кредите договариваться, банкир отказал. Юрцев отошел бук- 

вально на два шага, достал из кармана отраву и сунул в рот. Впрочем, мо- 

жет, и не сам он отравился, может, конкуренты его убрали. Крут был Олег 

Иванович покойный, ох крут, пощады от него никто не видел, вот и покви- 

тались. 

В тот же вечер Леня Изотов, депутат карманный, учудил, не иначе как с 

перепоя. Собственную родную жену под колеса пихнул! Бес, что ли, его по- 

путал? Или ревность загрызла? Сидит теперь в камере, наплевать всем на 

его депутатскую неприкосновенность, когда он жену на глазах у сотни че- 

ловек фактически убил. Ну дурак-то, Господи прости, вот дурак! 

И Семенов, ублюдок безмозглый, на машине разбился. Смолоду он таким 

был, ничто его не могло уже переделать. Для всех правила писаны, только 

не для него. Нажраться - и за руль, вот и все, что он умеет. 

Но это произошло три дня назад. А вчера, после того как на всю страну 

показали выступление Президента на родине, повесился Женька Шабанов. Да 

кто ж поверит, что сам повесился! Помогли ему, нет сомнений. Переборщил 

Шабанов, он тоже меры не знает. Ведь сколько раз говорили ему: аккурат- 

ненько надо действовать, осторожненько, чтобы один шаг вперед сделать, 

надо предварительно два шага назад отступить. А он? Дорвался до просто- 

ра, забыл обо всем, сделал из президентского визита на родину цирковое 

представление. Только дурак не догадается, что это все одних рук дело. 


Страница 58 из 142:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57  [58]  59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"